« 2020 г. »
« март »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          
.: 22.5.2019 :.
04.04.2019

Верная прислуга

Секс с проститутками Питера


Вы еще не знакомы не с одной проституткой Питера? Вы много теряете, секс с этими милыми девушками кудесницами секс утех выше всех похвал. с проститутками СПб Вам можно и нужно полностью расслабиться и получать истинное удовольствие и наслаждение, а если Вам захотелось чего то нового например анального секса или секса втроем эти шикарные шлюхи СПб с большим рвение сделают все для Вас, или Вы хотите... Если имеете желание обращайтесь к проституткам Питера.


И еще один эротический рассказ


Теплый солнечный свет пробирается в недра грандиозного коттеджа, играючи подмигивающего своими причудливыми панорамными окнами на вершине небольшого холма.
Желто-оранжевые полосы брезжат на дальней стенке моей комнаты, а это значит, уже давно пора вставать. Сонно потягиваюсь в постели, стягивая с обнаженного тела мятое пуховое одеяло. Тягучая вялость не дает собраться и сделать шаг навстречу новому дню.
Бреду в свою ванную комнату, щурясь от попадающих в глаза солнечных лучей. Умываю лицо ледяной водой для бодрости и хожу в туалет. Ощущаю небольшой прилив сил. Электронные часы рядом с кроватью показывают 6:17. У меня где-то час на зарядку. Открываю чулан, достаю серый спортивный костюм и надеваю прямо так, на голое тело.
Выхожу на террасу и начинаю делать короткую разминку и гимнастику. Ветер слабо дует с со стороны синевато-зеленого леса, принося с собой ароматы кедра и можжевельника. День начинается очень приятно.
Бег занимает чуть больше получаса. Из всех физических занятий, бег — одно из самых любимых мной. Он приносит успокоение и умиротворенность душе, и, кроме того, во время бега можно еще раз провернуть в голове распорядок на сегодняшний день. У Хозяйки сегодня выходной, и нужно организовать ей хороший отдых. От мыслей о госпоже по коже проходит слабенький электроразряд, а низ живота наполняется теплом.
Я делаю три подхода ускорений на подъёме и возвращаюсь домой. Дальше короткий силовой комплекс в тренажерном зале рядом с верандой позади дома, здесь я работаю с весами. Честно говоря, я люблю свое тело, и оно нравится Хозяйке, поэтому физические тренировки для меня — одно удовольствие.
Утренняя зарядка закончена, пора приводить себя в порядок. Снимаю костюм, бросаю его на стирку, иду в душ. Нужно использовать сочетание разных дорогих гелей и шампуней, чтобы добиться действительно оригинального и притягивающего аромата. Останавливаюсь на «клубничном сиропе» и «сахарном молоке». Начинаю осматривать себя: смотрю, нужно ли где подбриться, старательно делаю новый узор на пилотке — Хозяйке должно понравиться. Выхожу из душа, протираю тело махровым полотенцем, сушу волосы и начинаю наводить марафет на своем лице. Тут главное не переборщить: немного пудры, четкость линии бровей, не слишком темная тушь, ненасыщенная розовая помада. Разглаживаю волосы, и собираю их в элегантный конский хвост.
«Привет, красавица. « — улыбаюсь я зеркалу.
Навожу последние штрихи, и надеваю легкое нижнее белье, и смотрю на время: 7: 40. Хозяйку нужно будить в 8: 00, а через час у нее будет небольшая деловая встреча с продюсерами какого-то нового проекта.
На кухне начинаю готовить сосиски с яичницей и летний салат. На это уходит у меня чуть больше 15 минут.
Спальня Хозяйки находится на втором этаже в дальнем конце коттеджа. Уже совсем рассвело, и дом заполонило море мягкого тепла. Свежесть утра и предвкушение предстоящей встречи заставляет меня закусить губу, пока иду до спальни. Едва слышно отпираю дверь и замираю от нахлынувшего меня умиления. На огромной двухместной кровати лежало, укрывшись шелковым одеялом, чудо в короткой розоватой сорочке, а из-под этого самого одеяла, виднелась прелестная ножка настоящей красавицы. Знакомые очертания загорелой кожи и локоны светлых волос, ровное дыхание этого неземного существа, смесь аромата духов и запаха девушки — я чувствовала, что влюбляюсь второй раз. Мне захотелось разбудить хозяйку максимально нежно, так, чтобы с начала дня дать ей почувствовать ту радость и благоговение, которыми была полна моя душа. Встав на колени, я подкралась к кровати, и осторожно прильнула сухими губами к ножке моей принцессы. Короткий поцелуй, но достаточный, чтобы на короткий почувствовать знакомый божественной аромат ее молодой кожи. Неслыханная дерзость, конечно, прикасаться к телу хозяйки без ее разрешения, но мне уже сложно устоять. Я поочередно целую каждый пальчик ее ножки. Блаженство... Да, я бы делала это всю жизнь.
Чувствуя на губах чуть солоноватый вкус, я оставляю еще парочку поцелуев на нежном пяточке моей принцессы, пока ее тело не начинает приходит в движение.
Хозяйка просыпалась вяло, издавая слабый хрип и недовольное мычание, как капризный ребенок. Лицо с красивыми ровными чертами, покрытое русыми прядями, вызывало умиление, и я возбуждалась еще больше, смотря на него.
«Эти прелестные губы, я хочу их поцеловать» — всплывает дерзкая мысль.
Тело мое дрожало, трусики снизу становятся горячими, мне страшно даже касаться.
«Любовь моя».
Только я склоняюсь к ее лицу, вкушая жаркое дыхание моей милой принцессы, как ее веки начинают подрагивать, а тело вытягиваться.
Ничего не поделаешь, момент упущен, пора действительно будить ее.
Я тихо произношу: «Госпожа, вставайте. Уже утро»
...
Жду покорно, сидя на коленях, возле своей миски, на которой написано мое имя.
Имя. Имеет ли оно хоть какое-то значение сейчас? Ведь я давно рассталась с властью над свои телом, подарив Хозяйке право распоряжаться им, как ей заблагорассудится. Я полностью подчинилась своей госпоже. Кто-то скажет, что я сделала это ради денег, огромных денег, и я поначалу думала так же. Но постепенно чувства овладевали мной — госпожа научила любить меня так преданно и беззаветно, что даже отсутствие имени, наверное, не было бы для меня такой уж страшной жертвой.
— Алиса!
Ее звучный голос раздается по всему дому.
— Да, госпожа!
— Поднимись ко мне в ванную.
Я спешно пересекаю пролет лестницы и чуть ли не бегом добегаю до спальни госпожи.
Там, в ванной комнате стоит моя принцесса во всей красе. Роскошные, с золотым оттенком волосы спадали на стройное загорелое тело, на котором даже особо замороченному глазу сложно было бы найти хоть один изъян. Она была выше меня на пару сантиметров, но надменный взгляд ее голубовато-сизых глаз делал ее выше. Прекрасная круглая попа, красивые груди, шикарные ножки, достойные принцессы.
«На то она медиа-персона», — подумала я.
— Подойди сюда. — говорила она всегда четко и глядя в глаза, но при этом не теряя какой-то неуловимой нежности.
— Я случайно уронила бумагу в унитаз. Мне нужна небольшая помощь с этим. Мне, в общем, нужно подтереться.
Она увидела недоумение на моем лице.
— Нет, тебе не придется пить мою мочу, нет, просто помоги мне подтереться, хорошо? Сядь перед мной на коленях и смотри как я мочусь, затем протри то, что останется у меня между ног, поняла?
Конечно же, я все поняла.
— Да, госпожа.
На самом деле, только сейчас доходит смысл ее слов до моей одурманенной головы. Смотреть как мочится хозяйка! Такой приятный подарок! Вот здорово!
Я усаживаюсь на колени перед фарфоровым унитазом и смотрю, как она снимает стринги цвета сакуры и мягко на стульчак. Вот умничка! — она насмешливо улыбается, и желтая струйка начинает слабо течь у меня перед глазами.
— Смотри на мою вагину, Алиса, тебе она нравится, не так ли?
— Да, госпожа.
— Я ведь нечасто даю тебе к ней прикоснуться?
— Нет, нечасто.
— Тебя это расстраивает?
Я задумалась над ответом.
— Госпожа, вы даете мне всегда ровно столько, сколько желает мое счастливое сердце.
— А ты счастлива?
— Очень.
— Хорошо, Алиса. Она поднимается и делает небольшой шаг навстречу, благодаря чему ее аккуратные половые губы оказывается в десяти сантиметрах от моего лица.
— А теперь покажи, кто у нас тут хорошая девочка. Помни, что руками прикасаться тебе запрещено, так что действуй ротиком.
— Хорошо, госпожа. Изнемогая от желания, я только и ждала этих слов.
Чуть высунув язык, я прильнула губами к промежности. Осыпая поцелуями всю часть от клитора до ануса, я вылизывала каждую капельку желтоватой влаги. Голова пьянела, и я уже не обращала внимание на прежнюю горечь во рту, а наслаждалась каждой секундой этого действа. Я старалась изо всех сил, работая быстро и принося удовольствие
нам обеим. Тело хозяйки чуть содрогнулось, и она замерла, отстранив мой ротик от своего влагалища ладонью.
— Хорошо, Алиса, очень хорошо. — Силы понемногу возвращались к ней. — Теперь возьми ротиком мои трусики и подтяни их.
Я наклонилась
к розоватым трусикам, все еще пребывая в омуте обуреваемых чувств, поддела их и принялась натягивать их до прежнего места.
— Поцелуй еще раз меня там.
— Хорошо, госпожа. Спасибо за столь щедрый подарок. — Я была вне себя от блаженства. Нежно целую сквозь трусики клитор молодой девушки.
— Надеюсь, кофе уже готов? — Голубые глаза довольно улыбались мне.
— Да, госпожа, капучино уже ждет вас на барной стойке.
...
Через час я стояла, одетая согласно распоряжению хозяйки, в строгом деловом костюме, короткой темно-синей юбке, высоких золотистых каблуках. Ноги обтягивали дорогие итальянские колготки телесного цвета, а глаза скрывались за крупными линзами очков в роговой оправе. Золотые и серебряные кольца были на пальчиках рук и ног. Одним словом, солидность.
Сегодня я должна исполнять роль секретарши своей хозяйки на деловой встрече с продюсерами. Госпожа доверяет мне, ей нравится, что я никогда не задаю лишних вопросов. Да и мне это не надо, мне достаточно и тех денег, и того прекрасного отношения, что дарит мне моя принцесса. Да что там, я бы многое отдала, чтобы еще раз получить разрешение просто целовать пятки хозяйки, пока та чистит зубы или смотрит телек!
Через минут десять слышится звук подъезжающей машины, звук открывающихся дверей, звон входной двери. На террасу, где должна была пройти встреча, вышел высокий мускулистый человек средних лет с короткой стрижкой и выступающим подбородком. Он был один. Хозяйка обрадованно приветствовала гостя и пригласила его за стол.
— Будьте как дома, Владимир.
— Спасибо, Дарья. А вас как зовут, милейшая леди? — его твердый взгляд уставился на меня словно дуло заряженного пистолета. Нашелся мачо! Мне стало не по себе.
— Алиса, очень приятно.
Дарья и Володя начали перекидываться шутками и хихикать. Эти двое явно знали друг друга, и, вроде как, близко, так что их веселые реплики немного расслабили мою настороженность. Единственное, что мне не нравилось, так это то, что мужчина, как уселся, совсем не отрывал от меня глаз.
Госпожа все же первой решила перейти к основной теме визита.
— Итак, я бы хотела поговорить о проекте...
Знакомьтесь, Даша Стрелавина, 29 лет, известная на все СНГ-пространство телеведущая, актриса, шоумен, создатель нескольких авторских шоу, вдобавок год назад ставшая и писательницей, литературный дебют которой — уморительная книга «Я лучшая из худших», — разошлась тиражом два миллиона копий.
Недавно ее пригласили в новый телепроект развлекательного характера, где ей, естественно, отводилось роль основной ведущей. Предложение было от крупной компании, представительства крупного канала, и названная тематика была достаточно интересна (что-то там про путешествия и трату денег), чтобы Стрелавина согласилась встретиться с представителями и обсудить возможную совместную работу.
Собственно, это и было той самой встречей.
В течение пятнадцати минут шла оживленная беседа о том, каким должен быть проект, каков будет гонорар, где будут проходить съемки, будет ли свобода действий у Дарьи Стрелавиной в рамках своей роли. Я лишь успевала делать заметки наиболее важных моментов, и старалась вникать в суть возникающих разногласий. Мачо Владимир, то и дело заглядывал на меня, оценивая и, судя по лицу, усиленно проворачивая что-то в своей голове. Иногда казалось, что беседуют он на самом деле со мной, хотя я сидела, как рыба в воде. Естественно, этого не могла не заметить хозяйка, и ощущение «разговора со стеной», потому как собеседник все меньше поддерживал беседу и часто замыкался в себе, начинало ее сильно раздражать.
Наконец принцесса вскрикнула:
— Алиса, ну-ка, сваргань нам кофе!
— Да,... конечно. Мне не рекомендовалось употреблять обращение «госпожа» на людях, так как наши отношения, как говорила хозяйка, должны были оставаться «маленьким девичьим секретом».
Как только я поднялась и ушла на кухню, имевшую выход на террасу, позади сразу послышались возмущенные возгласы хозяйки. Голос повышался, хозяйка чуть ли не кричала на бедолагу продюсера, который ничего не мог поделать со своим либидо, и лишь изредка что-то мямлил.
Я принесла три чашки свежесваренных эспрессо на подносе и предложила их гостям. По раздраженному лицу хозяйки и по удрученной физиономии продюсера можно было догадаться, что беседа зашла в тупик.
— Алиса, садись напротив гостя и раздвинь ноги!
— Что?
— Что слышала! Делай как я говорю, и не вздумай медлить. — Я недовольно посмотрела в глаза своей любимой, не знаю как, но игравшаяся там хитринка и едва заметная улыбка успокоили меня.
«Все нормально, все идет по плану».
Следую приказу, я села на плетенное кресло напротив продюсера, и неохотно раздвинула ноги. Глаза Владимира расширились и превратились в пару бильярдных шаров. Бедняга! Да, на мне не было белья, а из-под юбки виднелся гладковыбритый лобок.
— Слушай, — продюсер, сглотнул слюну, — Дарья, обещаю, ты получишь аванс, если дашь мне воспользоваться этой сучкой.
— Правда? Так у тебя же жена и дети?
— Плевать! Они никогда не узнают! — продюсер, напоминал бульдога, готового в любую секунду сорваться с места.
— Забавно. Алиса, а ну-ка, обернись и покажи гостю свою прелестную попу.
Я послушно исполнила волю Стрелавиной и раздвинула ладонями ягодицы, так чтобы была видна вся промежность.
— Совершенство! Я такой попы в жизни не видел! Позволь мне взять ее!
— Не так быстро, милый. Твой дружок сейчас готов выпрыгнуть из штанов, прошу, угомони его. Я требую процент от рекламных продаж вне зависимости от размера гонорара, причем за первый же год. Если ты дашь согласие и урегулируешь этот момент с боссами, я дам то, что ты просишь.
— Проценты? Какие проценты? Ах, ладно! Ты же просишь немыслимое, там наверху, я ничего не решаю.
— Не прибедняйся, попробуй что-нибудь. К тебе всегда прислушивается весь триумвират.
— Черт меня подери, это долбаный шантаж! Ладно, мне самому интересно, чем это все закончится, но я должен гарантировать, как все это првернуть.
Продюсер резко встал и начал энергично ходить туда-сюда.
— Вот и хорошо. А в качестве акта добрый воли с моей стороны я предложу... Хмм, Алис, а почему бы тебе не подарить нашему гостю свои трусики, в которых ты сегодня мастурбировала ночью, только не забудь протереть ими промежность, хорошо?
— Да, Дарья Леонидовна. С удовольствием сделаю это.
Я ушла в спальню, нашла свои белые трусики и вернулась. Владимир нетерпеливо озирался в мою сторону. Я подошла к нему, опустила руку с трусиками и протерла ими всю промежность, все свои соки.
— Пожалуйста. — Я поклонилась и протянула их продюсеру. Тот, продолжая озираться, быстро выхватил из рук и прислонил своему лицу, вкусив аромат молодого влагалища. Затем так же спрятал белье в карман брюк.
— И так, — Дарья уже вовсю улыбалась, — этот подарок, я думаю, станет для нас, Владимир, хорошей началом взаимовыгодного сотрудничества. Мы же договорились, правда?
Она засмеялась, а продюсер, не смея сказать больше ни слова, удалился с террасы. Вскоре послышался визг покрышек. Мы опять остались вдвоем.
Хозяйка заговорила как ни в чем не бывало.
— Знаешь, за это время у тебя не дрогнул и мускул на лице. Ты прирожденная актриса или тебе моя шутка совсем не тронула?
— Мне было неуютно.
— Неуютно? Да брось ты!
— Я немного боюсь его.
— Никто тебя не тронет, глупая. Никто, кроме меня.
— Правда? — Я взглянула в эти голубые глаза, и уже не смогла оторваться.
— Конечно, правда! — она обхватила обоими ладонями мои щеки и притянула к себе. — Ведь ты же знаешь, что принадлежишь мне, только мне.
Наши губы сомкнулись. Сладость ее рта. Маленькая капля слюны, выпавшая из ее рта.
— Так, Алиса, ты уже возбудилась, верно? Да и я тоже. Предлагаю тебе переодеться в тот костюмчик, который я тебе купила на прошлой неделе, и прийти ко мне в спальню. Только не забудь прихватить моего любимого испанского вина, будем отмечать нашу первую успешную сделку. На все про все даю тебе двадцать минуть.
Легкий шлепок по моей попе:
— Ну, пошла, милая!


Самые лучшие откровенные шлюхи СПб


Шлюхи СПб которые выставляют свои анкеты на этом сайте совершенно откровенны в сексуальных играх и утехах, посмотрите на легкое или откровенное лесби шоу присутствуя непосредственно в комнате с девушками, наигравшись между собой, они не заметно подберутся к Вам и вовлекут Вас в это сумасшествие, после которого вы будете на седьмом небе от счастья. Поразвлечься с проститутками СПб может абсолютно каждый желающий. Хотите секса и развлечений шлюхи СПб ждут Вас...
03.04.2019

Гость

Проститутки Питера


Проститутки Питера выдумывают разнообразные рассказы или находят их в интернете что бы Ваш отдых превратился в нечто незабываемое, путаны и шлюхи СПб настолько уникальны и разнообразны, что вчитываясь в рассказы, любому гостю хочется окунуться в эту атмосферу. Проститутки СПб всегда будут Вас радовать сумасшедшим разнообразием и фантазией.

И так следующий рассказ найден в интернете


Здравствуйте, я Александра, Александра Бродовичь. Ну то есть так меня раньше звали, сейчас же меня по-другому зовут, сейчас я МесСелли. Когда мне была n лет меня похитили пришельцы, на дворе тогда стоял 1997 год, и я только отметила свой день рожденья. До того, как меня забрали, жила я в довольно захолустном местечке, такой не очень приметный городок недалеко от Вологды, Шексна называется. И вот когда я возвращалась от друзей, решила срезать через поле, оно было небольшое, но слегка заросшее. И не дойдя до середины, от куда-то сверкнул яркий свет, и я провалилась во тьму.
Пришла в себя я только через месяц, и очнулась в какой-то просторной комнате, на широком столе, а вокруг много непонятной техники. И ни души вокруг. Почти сутки я блуждала по большим коридорам корабля. Пока не наткнулась на очень большое помещение, судя по всему ангар. Да ангар, а что же ещё, много места, трёхметровые шарообразные предметы по краям, и част под потолком, на своего рода креплениях. Прям как в Звёздных Войнах, ну или Стартреки, или что-то типа этого.
А на полу то здесь, то там, лежат тела, большие такие рептилойды красного цвета. И все мёртвые, я специально проверяла, да было жутко страшно это делать, но должна же я была проверить. Ещё сутки я блуждала по короблю в поисках еды, воды, и одежды. С самого моего пробуждения я ходила голой, пришельцы не сильно озаботились об этом. Одно радует, они вживили мне своего рода микробов переводчиков. А как ещё можно было объяснить, что я понимала знаки и надписи на стенах. Тем более что каких-либо шрамов, или других аномалий, на своём теле я не обнаружила. Кстати, пока я всё это искала, не нашла больше ни одного тела, похоже весь экипаж корабля был в ангаре.
Я не нашла ничего из того что искала, но наткнулась на своего рода машину для создания вещей. Случайно конечно, в своих блуждания я, наверное, громко просила воды, и она полилась на меня сверху. Где-то месяц ушёл на то что бы разобраться с простыми вещами. Типа как создать воду, продукты, ну и одёжку, да и ещё некоторые другие необходимы вещи.
Да, примерно, когда я разобралась с этим, с моим телом стали происходить изменения. Клитор сильно подрос, удлинился, увеличился в ширь. И стал превращаться в самый настоящий мужской член. Сказать, что я была ошарашена и напугана, значит ничего не сказать. Более того, как вишенка на торте, точнее две вишенки, и вишенки не маленькие, у меня выросли яички. Создавая полную картину мужского полового органа. К свои 18 годам я уже не была девственницей, и вполне знала что это такое, и для чего.
Прошло ещё полгода, когда я наконец добралась до бортовых записей и дневников. Инопланетяне, которые меня забрали, были из Веркотов, смешно конечно, но именно так они и назывались, причём ударение на первую гласную. А этот корабль назывался, Мезздеу, военно-исследовательское судно, три километра в длину, и два в диаметре. По форме чем-то напоминал капсулу. На землю они прибыли с исследовательской миссией, и по нашим меркам изучали нас два столетия. Я не первая кого они забирали. Но последняя, и судя по записям, именно я виновница их гибели.
Если я правильно поняла, их всех свалила какая-то болезнь, вирус. Как я помню, перед похищением я шмыгала носом, думала простуда, но походу это был грипп, он их и убил. И суя по записям, очень быстро, примерно за двое суток. Для финальных исследований, они меня вытащили из статиз камеры, ну и поплатились. Даже лекарство не успели сделать. А я судя по всему, провалялась на том столе ещё сутки, с того момента как они все окочурились, за это время наверное и поправилась.
С тех пор я понемногу осваивала их технологии, обустроила себе уютное местечко, с видом на какую-то синюю планету, на фоне довольно радужной туманности, в общем жила. И жила совсем одна, а я ведь девушка молодая, а сейчас ещё и не только девушка. Моё либидо просто взлетело до небес. Я хотела часто и много. Для чего мне даже пришлось создать несколько секс ботов. Ну это серебристые шарики 20 сантиметров в диаметре, которые летали всегда рядом со мной. Они удовлетворяли меня, когда мне этого хотелась. И делали это для обеих моих сущностей, женской, и новой мужской.
Благо в компьютере корабля была большая база данных, особенно по нам людям. Что мне очень помогло в создании секс ботов. Кстати именно из базы данных и некоторых дневников учёных, я выяснила откуда у меня появился член. Это был эксперимент для создания сама достаточной особи, ну то есть особей. Их учёные хотели клонировать меня, но не успели. А вот по играть с моими генами, вполне успели. Я в принципе могла убрать свою новую часть тела. Так как уже вполне разобралась с их техникой. Всего лишь то надо ввести задачу, изменить несколько параметров, а остальное сделает компьютер.
Но за этот год с лишним, я так свыклась что у мня есть член, что уже не представляю себя без него. Ну и оставила его, тем более что меня заинтересовало больше другое. Они, ну Веркоты, нашли ген старения, и ещё многие другие интересные и очень полезные вещички. И недолго думая внесла в своё тело несколько изменений. Ну там остановила старение, увеличив в десятки раз регенерацию тканей, фигурку чуть поправила, сузив талию, сделав бёдра немного шири, а грудь больше, до двух больших и спелых арбузов, размер увеличила. Ну и ещё чего по мелочи, и не очень. В общем по нашим меркам, прям сверх человек, и даже круче.
В тех же записях я обнаружила и данные по нашим патогенам, ну и гриппу соответственно, уж не знаю почему он так быстро свалил всех прошлых обитателей корабля, но то что они об нём знали, и даже очень хорошо знали, судя по количеству файлов, это точно. Хотя мог сыграть в их гибели, и сам корабль, замкнутое пространство, общая вентиляционная система. Да тут туча фильтров и приборов для отчистки воздуха, но для крохотных вирусов это скорей всего не преграда.
Пока я тут одна одинешенька, висела в космосе на корабле инопланетян, прошли два года. Вполне ожидаемо что я добралась и до систем управления, ну там штурвал, звёздные карты, маршруты и всё в том же духе. И уж не знаю, что я сделала, что нажала, но включился автопилот, и мой кораблик, мой Летучий Голландец, а именно так я его назвала, летел в не известном направлении. И чтобы я ни делала, чтобы не придумывала, ничего не менялось, меня несло в не известные дали. Дорога заняла около месяца. И вот корабль замедлился, стал снежатся на какую-то зелёную планету.
И когда он пристыковался к высокой башне, посреди болота, среди таких же башен, бортовой компьютер вновь отдал бразды правления над кораблем мне. Если честно, когда я приземлилась, думала, что мне конец. Это ведь неизвестная планета, да скорей всего это планета Веркотов, ну куда ещё мог принести меня автопилот. Но что теперь будет со мной, чего ждать, чего боятся, было мне неведома.
Просидев в корабле сутки, не меньше, я все-таки решила выйти. И порт встретил меня красивыми и большими залами, застекленными куполами высоких крыш. Ну мне думалась, что они застекленными, а что там на самом деле, я не знала. А также порт встретил меня трупами, полу истлевшими телами Веркотов. Они были везде и повсюду. Повозившись с компьютерной системой порта, я узнала, что с моего корабля прилетела одна спасательная капсула, и потом началось. Разразилась масштабная эпидемия, население вымирала целыми городами. И за несколько месяцев, по нашему времени, болезнь истребила всех Веркотов, и ещё несколько других видов на планете.
В этот раз проблема была в том, что капсула принесла уже труп, а с ним и мою болезнь. А все данные о ней были только на моём корабле, а тот что «спасся», как-то не успел прихватить их с собой. А если бы у них были эти данные, возможно кто-нибудь и выжил бы, а может и все. И встречал бы меня не платана усеянная трупами, а её жители, а в этом случае мне точно бы конец. Я почитала об их культуре, надо сказать чтиво очень нудное и унылое. Так вот, они бы мне и одну жизнь не простили, а многие жизни, и подавно.
Ну
после этого я особо больше не разбиралась, а запрограммировала системы, не только порта, но и всей планеты, на глобальную чистку. Примерно год ушёл на полную приборку планеты. А я с тех пор стала изучать свой новый дом, его технологии и возможности. И на всё про всё ушло три, нет, четыре года, не меньше. Технологии Веркотов, опережали наши на несколько порядков, нам до этого расти и расти. И если бы не я, и мой грипп, они бы ещё долго жили и процветали. Но не судьба.
Через какое-то время мне наскучила эта планета и полное одиночество. Секс-боты не в счёт, да я их сильно модернизировала. Дала возможность превращаться в своего рода человека. Ну такого как я, девушку с телом красавицы, всеми нужными отверстиями и конечно же членом, даже двумя, а если надо, и десятью. Но как я и сказала, они не в счёт. Создав себе новый корабль, «Белого Кита», а именно на него он был похож. По крайней мере очень его напоминал. И был он длинной в 15 километров, и 3 в диаметре. Вложив в него все возможные технологии и достижения Веркотов, я покинула их планету. Названия я так и не узнала, микробы переводчики просто наотрез отказываются мне её называть, точнее переводить название.
Долго путешествовала по разным мирам, система, изучала множества планет. Большинство существ, которые мне попадались, даже отдалённо не напоминали человека. Нет, своего рода гуманоиды были, но они радикально отличались от нас. В своих скитаниях я узнала ещё одну вещь об своих похитителях, ну то есть Веркотов. В масштабах нашей галактики, их технологическое развитие, было примерно выше среднего. От части это потому, что они жили довольно обособлено по отношению к другим народам галактики. Нет, они с ними общались, но в основном только по делу. И вот тот корабль, который меня похитил, был их первой ласточкой чтобы это изменить. А благородя мне, эта «ласточка» стала для них фатальна. В этом путешествии я набрала ещё целую тучу новых данных и технологий.
И вот спустя почти пять лет, я не наткнулась на Матрину, планету во многом похожую на землю. Населяли её одни женщины, сильно похожие на земных женщин. Биология их была почти идентична с нашей, разве что существовала некоторые отличием, они были полностью лишены волосяного покрова, а вместо бровей у них были своего рода длинные кожаные усики, и по три, а не попять пальцев на конечностях. И да, вот ещё что, глаза у них были большие и чёрные, а кожа серебристая, с лёгкой синевой.
В остальном же всё как у нас, правда женственность в Матринках, а именно так назывался этот народ, просто зашкаливала. Высокие около 2 метров, талии узкие, бёдра широкие, ножки длинные, грудь просто гигантская. Я на их фоне, замухрышка, хотя по земным меркам я красавица из красавиц. На этой планете идёт период средневековья, если судить по технологическому развитию. И в момент, когда я прибыла на их орбиту, у них шёл ежегодный фестиваль.
В этот день, точнее три дня, по их лето исчислению. По нашим то меркам, прошли бы все пять дней. Как бы то ни было, но все в городах собирались вокруг древних пирамид, и совершали некий ритуал. Если как-то его описывать, то всё начиналась с Дарий, так называемых старейшин. Хотя я их так и назвала, но на самом деле Матрины в общем то не стареют. Да они умирают со временем, но как таковой старости у этого народа нет. Так вот, эти Дарии, «высшие», если на их наречии, первые восходят на вершину пирамиды, а там своего рода широкий пьедестал, на котором лежит каменная статуя их божества.
Но она не а бы как лежит, а так чтобы её можно было удобно оседлать. Да и статуя с сюрпризом. Так как эта статуя возбуждённого мужчины, ну или его подобие. Как бы то ни было, но у неё есть кол, в виде большого вставшего члена. И вот эта Дария первая восседает на него, после чего совершает характерные телодвижения. И спустя десять минут она с него слезает. И насколько я поняла это у них ритуал зачатия, и все эти телодвижения были не просто так, нет, в каменном члене статуи есть отверстие, и из него поступает семенная жидкость. И вот после того как Дарии по всему их миру совершили сие акт, фестиваль Мелиса начался, ну то есть, фестиваль «плодородия». Кстати, ударение на вторую гласную, в слове «Мелиса». Это их божество, их спаситель, их покровитель, и он мужчина, ну в их понимании конечно.
Как я не сканировала, но так и не узнала откуда поступает семя, которым оплодотворяю утробы этих женщин. Вся пирамида и плато рядом с ним, состоит из непроницаемого минерала, поэтому сенсоры и сканеры его не могут пробить. Хотя выход я нашла, для чего ночью, пока все спали, запустила миниатюрные зонды ко всем пирамидам. Их тут около полутора тысяч. И те проникнув внутрь, через отверстие на каменных членах, и провели полное сканирование прямо изнутри.
Выяснилось, что в каждой пирамиде, и даже немного за их пределами, естественно под землёй, находится большое живое существо. И как я поняла они все очень старые, если не сказать древние. И эти существа в неком симбиозе с обитателями этого мира. Но если честно меня это мало волновало, уже мало волновало, я это из любопытства разузнала.
И вот на исходе третьего дня, когда ритуал подошел к концу, и все разошлись по домам. Я спустила своего Белого Кита с орбиты, и зависла над одной из пирамид. Представляете какая по утру началась суматоха. Эти девушки, а именно так я их неосознанно воспринимала, суетились у основания пирамиды, собралась целая толпа. А во главе этого столпотворения была она, КеРе, Дария этого города.
Вот теперь сцена для меня готова, зрителей полно, да и главная актриса в первых рядах. А вот и я, спускаюсь в луче света прямо из чрева Белого кита. Специально настроила антиграф, на спуск немного медленный чем обычно, для более впечатляющего эффекта. И он был достигнут, все аж рты по открывали, кто-то даже встал на колени, и преклонил голову. Но только не она, главная актриса смотрела на меня не отрываясь, и почти без эмоций, возможно она их просто сдерживала. Как ни как она лидер, у неё статус, доверие народа. И вот я прямо перед ними, луч света медленно исчезал, сверкнув ярким вспышкой на последок.
Все Матринки были облачены в короткие набедренные пояса, и ленты, перекрещенные крест-накрест, на груди. Ну все кроме Дарий, у них и набедренная повязка была длинней, и лент на груди побольше. Скорей всего и то, и то, как подтверждение их статуса.
Вот и мне пришлось придумать себе наряд. Особо не мудрствуя, я выбрала своего рода корсет из белой кожи, со шнуровкой сзади, и серебристыми кольцами спереди, и кожаными ремешками, вплетёнными в них. Он одновременно подчёркивал талию, и приподнимал мои немалые грудки. Низ был тоже кожаный, и тоже из белой кожи, и это были штанишки в обтяжечку. Но штанишки не простые, так как в них была большая прорезь с низу. И она полностью открывала всю мою паховую область. От самого лобка, вниз, потом между ног, потом опять вверх, и заканчивалась чуть выше моей задней дырочки. Естественно мой член стоял, гордо смотря вперёд и вверх.
Он тоже был немного приодет. От основания и почти до самой головки, была заплетена белая шелковая лента. Ну как заплетена, просто вокруг ствола были пущены две ленточки полосуя его и перекрещиваясь то снизу, то сверху. И завершаясь небольшим бантиком у головки. На ножки я надела туфельки на среднем каблучке, причём на босу ногу, и они были серебристые. На запястьях у меня были небольшие браслеты из серебра, и такой же ошейничек на шеи. В моих белоснежных волосах была небольшая диадема, из того же материала. Я специально их осветлила, для этого случая. Вот такая я нарядная. Вроде бы белая и пушистая, но в тоже время дерзкая и опасная.
Эффект явно был достигнут, так что даже КеРе, Дария этого города, прифигела. Она в упор смотрела то на меня, то на мой член. Я перед тем как спустится, специально немного вздрочнула, для того чтобы немного смазки выступила на головке. Ох, а какой она аромат источала.
Немного изучив их физиология, я узнала, что в моменты возбуждения у всех Матрин, всех без исключений. В глазах зажигаются синие огоньки. Их кровь ярко синяя, а также флуоресцентная, и при возбуждении высвобождается больше света, что и заставляет их глаза светится. А да вот ещё что, чем старше Матрина, тем больше на её теле синих прожилок. Точнее тем сильней светится их кровь, и тем самым лучше видна под покровом серой кожи.
И вот в данный момент, все глаза, которые были обращены ко мне, святились яркой синевой. А КеРе, и того больше, её серебристое тело, просто светилась синевой через прожилки в коже. Выдавая их всех с головой, и её особенно. Я догадывалась, нет, я знала, что мой запах, мой мужской аромат подействует на них. Но даже я не ожидала такого сильного эффекта.
В прочем, пока все присутствующие пребывали в грёзах наяву. Я спустилась к их предводительнице, и поцеловала её. Мне раньше не приходилось целовать других девушек, да и желаний таких не возникало. Хотя я и с парнями то несильно загуливалась.
Да что там, до похищения я всего дважды занималась сексом. Причём первый раз был не ахти каким. Паренёк был мой ровесник, тоже девственник, и естественно он был катастрофически неумел. Целовался плохо, да я тоже не очень, но значительно лучше него. Как ких либо предварительных ласк не было как класс, парниша даже не знал, что это такое. А как он тыкался в меня в поисках заветного отверстия, что чуть в попку не вставил. От чего сильно разнервничался, и его хуёк стал слабеть. Я этого просто не выдержала и немного помогла бедолаге. Ох как он приободрился, как обрадовался, когда попал в нужное место.
В прочем я его радости не разделяла. Мне было неудобно, неприятно, и кроме того больно. Так как я очень узенькая там, ну то есть была. А что было, когда он прорвал мою девственную плеву, было много крови, много крика, нашего крика. Парниша сильно запаниковал, двигался слишком резко, прерывисто. И я даже заметила на его лице некоторую брезгливость ко мне, ну то есть к тому что его хуёк испачкан моей кровью и выделениями. В общем не самый приятный опыт, и не самые приятные воспоминания.
Второй раз был в разы лучше, хотя решится на повтор, опасаясь того же ужаса, было сложно. Но новый парен был в разы симпатичней предыдущего, и значительно старше, лет так этак на десять. И соответственно опытней. В прочем и в этот раз был не верх мечтаний. Нет мне понравилось, ну местами, и удовольствие я успела получить. Просто он был слишком груб, и чересчур напорист. И кроме того, сильно покусам меня, в первую очередь досталась груди, точнее сосочкам. Но я простила его за это, аргументируя это тем, что он хорошо целуется, не гнушается приласкать мою девочку языком и губами. Также он не забывал и о простых ласках. Да и три оргазма под ним тоже чего-то стоят.
Как бы то ни было, но повторить нам не дали. Дело в том, что наследующий же день после этого, меня и похитили пришельцы. Из-за чего я и не успела распробовать мужчин как следует, но и против женщин не имела каких-то либо претензий. А сейчас и подавно.
И вот теперь я целую другую женщину, да чужачку в моём понимании, но женщину. И меня это возбуждало, очень сильно возбуждало. Особенно под всеми этими взглядами, такими похотливыми взглядами. КеРе естественно очнулась, когда почувствовала мои губы, но даже и не подумала отстранится, нет, вместо этого она крепко меня обняла. И с такой силой впилась в мои губы, а её очень длинный язычок, раздвоенный на кончике, проник мне в ротик.
Мы игрались язычками, боролись губами, и так тесно прижимались друг к другу. Что вполне ожидаемо, я кончила. Для КеРе же, это стало полной неожиданностью. Она даже разорвала наш поцелуй, и с удивлением смотрела на вязкую белёсую жидкость, испачкавшую нас. И то как она стекает и капает с кончика моего члена. Я же зачерпнула немного семени с неё, и мазнула по губам Дарии, предводительнице этого города. И вновь поцеловала.
За эти годы я не раз пробовала своё семя, не сказала бы что это что-то фантастическое, но мне в общем то нравится. Для КеРе же это было чем-то новым, чем-то неизведанным. И судя по всему очень приятны, так как она тут же поплыла, её ножки подкосились, и она издала довольно сладкий стон. Вот так она и оказалась на земле. Её серебристое тельце немного дрожало, глазки прикрылись, на личике
сияла глупая улыбка. А какая яркая синева просвечивала через кожу.
С тех пор я жила на этой планете, меня возвели в божество, точнее сделали богиней во плоти. Вот именно тогда я и получила своё новое имя, то есть МесСелли. Мес, значит свет, а Селли, небо. Вот и получается, что я «небесный свет», ну или «свет небес». Естественно меня боготворили, обожали, дарили все блага, ублажали меня как могли. У меня даже появился свой гарем, неожиданное новшество для этого мира.
Вообще-то на Матрине нет семей, или пар как таковых. Здесь живут так называемыми общинами, по десять двадцать девушек. Вместе живут, вместе готовят, вместе налаживает быт, вместе растят детей, ну и естественно вместе и спят. Как в прямом смысле этого слова, так и в самом похотливом. На этой планете нет мужчин, и вполне ожидаемо что девушки практикуют лесбийский секс. В этом они не делают скидку даже на возраст, приобщая к общим оргиям всех в общине, от самых молодых девочек до самых старых, ну точнее самых долгоживущих, старости то у них тоже нет.
Мы как нестранно идеально подошли физически. Не знаю какие уж хитросплетения эволюции и удачи галактического масштаба должны были произойти, чтоб два вида появившиеся на разных планетах, с разной эволюцией и историей, могли заниматься сексом друг с другом, как будто всегда так было и должно было быт. Хотя, как показали мои небольшие изыскания, зачать от меня ни одна из Матринок не смогла бы. Да физически мы подходили друг другу, а вот на генетическом уровне нет.
В итоге я не страшась спала с местным населением, и кстати не только со своим гаремом. Матринки между прочим полюбили меня, во всех смыслах полюбили. Да они мастерицы лесбийских ласк, наверное лучше них в этом и не найти, и я многому у них научилась. Но вот такого удовольствия как от движения горячего и твёрдого члена в утробе, они ещё не получали. Они в прямом смысле подсели на мой член. Ежегодный ритуал плодородия не в счёт, безжизненный камен не идёт ни в какое сравнение с живым и пульсирующим членом.
А так как я собственно тоже женщина, у них не было со мной того же ужаса первого раза, как у меня когда-то. Вполне ожидаемо слух о новой богине разошелся по миру, ну и к месту моего обитания потянулись паломники. Прожив там с полгода, я было хотела чуть ускорит их развитие, ну вколот в их культуру, инъекцию новых технологий и порядков. Но сразу же отказалась от этого, зачем, они жили без меня хорошо, зачем портит всё излишествами.
Хотя одну вещь я все-таки сделала, от части из-за прихоти, а от части из-за желания им хоть чем-то отплатить за доброту и ласку. Часть девушек из своего гарема я изменила, естественно с их согласия. В прочем это было сложнее чем мне казалась. Да я не генетик, но полный скан моих девушек позволил полностью расшифровать их геном. Не мне конечно, я бы такое просто не потянула, а вот бортовой компьютер вполне сдюжил. Ничего глобального я не собиралась делать, совсем нет. В прочем и на эту малость ушло несколько месяцев, на все расчёты и миллионы симуляций в галлосимуляторе.
С этим прибором, я когда-то уже основательно проигралась. Ещё на первом корабле, когда я изменяла себя, то выбирала условный возраст, в котором бы хотела остаться навсегда. Ну и поигравшись в галлосимуляторе, выбрала примерно 25лет. Хотя на тот момент мне было от силы 17, нет, даже и того младше. Но сейчас не об этом, а о моих девушках из гарема, и их изменениях. Так вот, после того как все изыскания и расчеты были сделаны, я потратила ещё пару недель на доработку препаратов для каждой девушки в отдельности.
Вырастить им члены это уже не проблема, но мне хотелось разнообразия, в некоторых случаях даже экстрима. И в итоге одна получила длинный, но довольно небольшой в диаметре прибор. Ещё одной, наоборот великана которого стоит боятся, и яички ему под стать. Третьей, сразу парочку перчиков. В общем развлечения на любой вкус. Девушки были рады моим подарочкам, особенно когда я учила их ими пользоваться. Само собой, все их приборчики я обкатывала первая, и в процессе обкатки некоторых я осознала, что чуточку переборщила. Вот та обладательница великана в прямом смысле порвала меня, хорошо хоть я быстро регенерирую.
Если бы не это, в миг бы истекла кровью. А как я кричала, когда она в меня проникала, как материлась. Бедная девочка так испугалась что заплакала. Вот и пришлось, терпя боль и постоянные разрывы тканей, ублажать её, и тем самым успокаивать. В прочем, со временем я и этот разметчик вполне освоила. Да и остальные девушки его полюбили, им то он не столь велик как для меня. Так и пролетели три года, мне здесь было хорошо, я наслаждалась жизнью.
Но меня потянуло дамой, ностальгия накатила. Вот я и упорно искала свой мир, Землю. Раньше то я о возврате особо не думала, и соответственно и не искала. Мне был интересен этот неизведанный мир, точнее миры. И вот потратив с полгода я нашла его, он затерялся в провинциальных мирках. Ну по мн
ению галактического сообщества, конечно. Перелёт занял ещё месяц, всё-таки неблизкий путь был от Матрины.
Кстати улетая оттуда, мне закатили в прямом смысле вечеринку планетарного масштаба. Гуляли все, и гуляли громко. Но улетела я не в одиночестве, совсем нет, с собой прихватила львиную долю своего гарема, разумеется ни одну из девушек я силой не заставляла. Всё чисто добровольно. Одно плохо, не все модифицированные мной девушки полетели со мной. Чуть больше дюжины осталась. А может это и к лучшему, ведь Матринки распробовали что такое традиционный секс, в нашем земном понимании конечно. И вот теперь, когда меня нет рядом, они в некотором смысле восполнят эту утрату. Кто знает, может и от своих ежегодных фестивалей, они со временем откажутся. Всё-таки существа в пирамидах ну очень древние, и неизвестно сколько они просуществуют.
Как бы то ни было, но я прилетела домой. После чего зависла на орбите, и включила маскировку, зачем выдавать себя раньше времени. В первую очередь разведка, меня всё-таки почти двадцать лет по местному календарю не было. Естественно помимо обстановки на матушке земле, я хотела узнать судьбу своей семьи. И вот запустив тысячи микрозондов, стала изучать свой старый мир.
Судьбу родных удалось выяснить быстро. Мама после моей пропажи, долго горевала, даже с папой развелась, в связи с постоянными скандалами на нервной почве. В прочим он погиб спустя месяц после развода. Конечно печально от этого, но никто в этом не виноват. Ещё через несколько лет она вновь вышла замуж, и довольно успешно. Её новый избранник был бизнесменом, и очень успешным. Они до сих пор живут в месте и процветают. Вот пару лет назад, маленькая появилась, сестрёнка моя.
Старший брат, он бы на пять лет меня постарше, тоже женился, правда неудачно, да и в общем-то по залёту. Прожили они с «ЖЕНОЙ» и маленьким три года, потом развод, алименты. Но несмотря на это, жизнь у него со временем наладилась. Живёт гражданским браком с какой-то актрисой местного разлива, открыл свой бизнес. С сыном общаются часто, и очень дружны.
Младшей сестре повезло чуть меньше, нет она успешный адвокат, но кроме успешной карьеры и длинной вереницы любовников, собственно похвастотся нечем. Ну разве что большой четырёх комнатной квартирой почти в центре Москвы, где она собственно и жила. Вот только она, эта квартира была довольно пустовата. Нет, обставлена она была роскошно и богато. Просто она там была совершенно одна, если не считать Матю, её кота, ну и золотых рыбок в спальне.
В их жизнь я не стала лесть, зачем, им и без меня уже неплохо. Но я хотела обустроить новый дом и для себя. Для этого я могла просто завоевать свой старый мир. Мощи моего Белого Кита хватило бы на сотню таких планет как Земля. Военные технологии Веркотов были очень значительные. Им пришлось повоевать в своё время, и они неплохо её развили за те годы что существовали. Ну пока они не встретили меня! Да и я в странствиях ещё мощи приобрела.
Но нет, силовой метод был мне неинтересен. Я хотела жить здесь, а не править, да и роль божества мне наскучила. В общем решила пойти другим путём, да и козырь у меня был. Так вот, в процессе полномасштабной разведки, я узнала, что мой старый-новый дом, этот голубой шарик неслабо так засран. Плавучие острова мусора в океанах, миллионы тонны отравляющих веществ в воде, почве и воздухе. Повышенный фон радиации в некоторых областях, и многое что ещё, столь же неприятное.
И вот покопавшись в данных Веркотов, что изучала мою планету почти два столетия, я узнала, что ещё сотню лет назад всё было не стол катастрофично. А сейчас ещё немного и будут большие проблемы, и не только у человечества, а у всего живого на планете. От чего и родилась мысль немного почистить её, ну и получить с этого кое-что. Да и собранные материалы не пропадут.
Решение принято, теперь его надо осуществить. Начал с главного, то есть заявить о себе. И это было не сложно, просто спустилась значительно ниже над Европой, и разослал во все крупные города сборников, ну то есть шарообразные корабли примерно десяти метров в диаметре. Что тут началось, паника, суматоха. Кто-то встретил меня огнём из всех стволов, кто-то устраивал фестивали в мою честь, кто-то молился на меня, ну и всё в таком духе.
Я и мои шарики висели неподвижна. Целых три месяца я выжидал, а люди что ни делали, а эффекта ноль. За этот срок, население, военные и конечно политики привыкли ко мне. Даже в новостных лентах про меня было всё меньше и меньше. Пока всем, абсолютно всем, не пришло сообщение. Взломать земные сети было не сложно, главная проблема была не в этом, а в том чтобы соединить земную и инопланетную технологию. В остальном же никаких проблем. А сообщение было простым, «Я МесСелли, и я пришёл с миром, и я хочу здесь остаться». Примерно так, конечно от языка к языку перевод слегка варьировался, но суть его была именно такой.
Конечно опять началась суматоха, кто-то даже возобновил обстрел, но это неважно, начало положено. Дальше я прислал ещё несколько сообщений миру, в основном это условия, дата, и координаты места встречи. Через месяц, в условленные координаты прилетели, представители почти всех стран. Мой Белый
Кит как раз завис над этой точкой. Мне же не очень сильно хотелось с ними встречаться лично. Тем более что мой кожаный наряд из белой кожи, серебренные украшения, и ленточка на члене, произведут скорее негативный результат. Поэтому я отправила зонд, своего рода белую капсулу леветирующую «стоя», высотой примерно пять метров.
В данной ситуации именно у меня были все рычаги, и именно я выставляла условия. Ведь эти три месяца ожидания были непросто так, чтобы люди свыклись с моим присутствием. А ещё и для, того чтобы показать, что я их в разы превосхожу технологически. Переговоры начала со следующего. На зонде проявились надписи, и они были непростые, дело в том, что символы отображали не слова, а смысл. Что-то типа проецирования надписи прямо в мозг. И неважно кто на каком языке говорит, все понимали послание.
А писал я следующее, «Здесь грязно, надо почистить, и я сделаю это, но потребую плату». Дальше перечисляла то, что от них потребуется в качестве оплаты. Список был не велик, всего несколько строк.
1. Территорию радиусом в 500км, где центр — это координаты встречи, станет мои домом.
2. Покинут данный радиус всем людям, в течении месяца.
3. 2000 женщин в качестве платы за чистку.
4. Не мешать и не беспокоить.
Это были все мои требования. Поэтому на зонде появились часы и стали отсчитывать обратное время. Люди естественно засуетились, засобирались.
После всем нужным людям пришли списки тех, кого я выбрал в качестве оплаты. Ещё при разведке я нашла множество девушек, заинтересовавших меня, из них выбрала 2000. И большая часть из них были так или иначе больна. Кто-то смертельно, кто-то нет, но у которых была не жизнь, а существование. Я специально выбрала именно таких. Во-первых, я их всех легко вылечу, а во-вторых не будет лишних возражений не среди них, не среди их родных. Да и политиканы легко проглотят такую пилюлю.
Я же в свою очередь инициировал чистку планеты. Все сборщики пришли в движения, по пути всасывая в себя весь мусор и грязь, как своего рода пылесос. Естественно людей, живность, собственность и всё остальное они не трогали. Их интересовали только гряз и мусор. Оставляя за собой чистоту. Такую которая была примерно два столетия назад. Моим сборщикам как раз хватила месяца чтобы облететь каждую пять земли, и привести её в норму.
Вполне ожидаемо что на планете стало гораздо чище. Я даже Чернобыльскую АЭС почистила, ну и всю зону отчуждения. И естественно, что большинство людей было мне безмерно благодарны. Тем более что на всё это у них не хватило бы ни сил не возможностей, а самое главное, желания. Ну и конечно без злых языков не обошлось, но мне было как-то на них наплевать. И кстати, после чистки, я отправила ещё одно послание миру. Написав, что у них всего сто лет, прежде чем они опять загрязнят свою планету вновь. И добавила, что ещё оного шанса я им не дам, и теперь это только их проблемы.
Буквально за сутки до срока, обозначенный радиус покинул последний живой человек. И из центра, как раз из того «стоячего» зонда, стало появляться силовое поле. Оно всё расширялось и расширялось, пока не охватило радиус в 500 километров. Место я выбрала довольно безлюдное, городов и крупных поселений здесь нет, и не было. От этого и срок такой мизерный. Да и климат здесь не самый благоприятный. Но не для меня, этот силовой купал был не только как ограда и защита, но и как климатический регулятор. Внутри купала создается свои климатические условия. Да и он же работает как солнечная батарея. Ну не зря же я выбрала такой солнечный край. Африка, пустыня Сахара, если кому интересно.
Весь тот мусор, грязь, и вредные вещества, что собрали мои шарики, был чателным образом переработан, и разложен на компоненты. Мне всё пригодится. Плюс я велела сборщикам, собрат ещё и семена разных культур и растений. Ну и прихватить животных, как домашний скот и живность, так и некоторых диких тварей. В общем, создавала свой личный рай в данных землях. И вот теперь, когда с подготовкой было покончено, рай создан, причём в самые кротчайшие сроки, надо было его заселят.
Для чего я разослал мини капсулы, чуть больше двух метров в длину и восемьдесят сантиметров в диаметре. Все избранницы были так или иначе предупреждены за ранее, и отказа не принимался. Впрочем, их и не было. Некоторые по наивности или скорее незнанию, предполагали, что они жертвы во имя общего блага. Хотя я никому и не поясняла зачем мне 2000 девушек, и почему почти все они смертельно больны или имеют те или иные недуги.
И вот к каждой из них, прилетела своя собственная капсула, Кто мог ходит, сами в неё вошли, кто нет, помог левитирующий луч. После чего все в один миг направились ко мне, в пути их усыпили, и попутно вылечили их заболевания. Это был не просто удобный транспорт, а ещё и лечебное устройство. Таким образом, спустя сутки, вокруг моего Белого Кита, кружили все 2000 капсул. Хотя прибывали они довольно быстро, задержка была только в скорости лечения. Для одних — это минуты, для других часы, вот одной из них потребовался целый день.
И когда все мои новые девочки были здоровы, я спустила их на землю. Выстроив все их кругом на большой площади, которая находилась в самом центре моего личного рукотворного рая. После чего отключил сонный газ, и постепенно новые обитательницы райского уголка, стали просыпаться. И когда система фиксировала пробуждение, она открывала капсулу. Девушки стали выходит из них и озираться по сторонам, почти всё вокруг для них было в диковинку.
Архитектуру и технологические устройства, я скопировала с Веркотской планеты, а расположения зданий и планировку сделала на Матринсий манер. И естественно для земных девушек, такое было в диковинку.
И вот когда последняя Землянка, а именно «Землянками» я их теперь и называю, вышла из своей капсулы. Появилась я, собственной персоной, прямо посреди площади, для них скорей всего как будто ниоткуда. Без одежды, впрочем, как и они. Что многих довольно сильно смущало, и это, несмотря на то, что здесь безлюдно, и все присутствующие девушки. В прочем это не имело большого значения, если захотят оденутся, если нет, ну и бог с ним.
Как бы то ни было, но я их поприветствовала, и преставилась, назвавшись МесСелли. Из-за чего многие стали переглядываться, и не мудрено, я объявила о себе на весь мир, и это имя знал каждый на земле, ну почти каждый. Ведь кто-то из девушек страдал болезнями мозга, в связи с чем они не запомнили столь мимолётную информацию. Некоторым другим, было просто не до этого, они умирали. И вот после того как я представилась, то объявила всем им, что они полностью здоровы, более того, теперь все они вечно молоды. Ну про вечность я естественно слукавила, да они теперь проживут долгую жизнь, по моим подсчётам около 300 лет. Но это точно не вечность.
Продолжая их удивлять, я продолжила, сказав, что мы ещё на земле, и это мой личный рай, и с этого момента, эта и их рай, и их дом. Все его блага в их распоряжении. Под конец своей небольшой речи, тире объявления, добавила, что со всеми вопросами и пояснениями к гало помощницам. Указав на одну из них у выхода с площади. И пропала изведу, просто растворившись в воздухе. Хотя вообще-то я просто перенеслась мерцающим лучом на свой корабль.
И прямо в объятия своих Матринских девушек, «Матринки» для простоты. Примерно с месяц я не беспокоила Землянок, тем самым давая им время освоится. Каждой из них был дан дрон помощник. Ну это серебристый шарик, 20 сантиметров в диаметре. Он был им спутником, другом, ну и собственно помощником. О еде, воде, и других прелестях жизни, им не пришлось беспокоится. Всё автоматизирована, и во вмешательстве человека, совсем не нуждается. Одним словом, «рай».
Да и они вполне быстро освоились, отдыхали, занимались спортом, искусством, и ещё много чем. И ведь они этим особенно наслаждались. Дело в том, что большинству не то что бегать, но даже лежать было трудно. А теперь их недуги в прошлом, и они от всей души наслаждались долгожданной жизнью. Меду прочим, почти никто из Землянок, не захотел обременять себя одеждой. И поэтому ходили как есть, в чём мать родила. Да и зачем она им собственно, в моём раю тепло, насекомых тут нет, ну живых насекомых. Только мои крошки механические. А им интересна только их задача, и Землянки их не интересуют.
И вот когда они в некоторой мере прижились здесь, к ним наконец и я присоединилась, да не одна, а с Матринками. Хотя наше появление было необычным. Дело в том, что когда Землянки стали просыпаться, и выходить на улицу, на ту самую площадь, на которой в первые очнулись. Их ждала следующая картина, большое круглое ложе в центре площади, ну очень большое, семь метров в диаметре. И в центе возлежала я, а вокруг меня и на мне, и возле меня были Матринки. Те что были на мне и рядом, ласкали и ублажали меня любимую, а те что немного поодаль, занимались друг другом.
И вот такой клубок похоти, где центром была я, застали мои «гости». Естественно все были удивлены, озадачены и не понимали, что тут творится. И между прочем их шокировала не только что тут творится такой разврата, а разврат был ещё тот. Одна или две Матринки шлифовали мне член, ещё одна обрабатывала яички, другая целовала и лизала своим длинным язычком мою кису, но этим она не ограничивалась. Её язычок спускался и ниже, гуляя по задней дырочки и даже проникая в неё. Ещё одна пихала мне в ротик свой член. Две её подружки, мяли, целовали, лизали, и даже кусали мне грудки. Ну а ещё четыре из Матринок,
занимались моими пальчиками. Две на руках, и две на ножках. В общем ублажая чуть ли не каждую пять моего тела. А что таврили те, кто был чуть подальше!
Хотя Землянок больше шокировало то, с кем я придавалась похоти. И ведь Матринки для них действительно были инопланетянками. Да, с до боли знакомыми чертами, телосложением, и явной схожестью с землянками. Но именно схожестью, ведь имелись и различия, и немалые. Но мы не замечали зрителей, просто получали удовольствие от процесса. Хотя некоторые из Матринок явно заинтересовались землянками, и ублажали себя, или подруг, как бы играя на публику. Принуждать или проявлять инициативу самим, я им
строго-настрого запретила. Другое дело если землянки сами проявят инициативу. И командой на старт для Матринок, било не просто то что они на них смотрят, или даже шалят со своим телом. Нет, Землянки должны сами приблизится к ним, и непросто прикоснутся к ним, а в прямом смысле начать ласкать их тела. Ну там поцеловать их, грудь полизать, ну или начать ублажать то что снизу.
Но вот соблазнять их на расстоянии никто не запрещал. Более того, с этого момента Матринки тоже полноправные жители моего рукотворного рая. Да и я больше не пропадала, жила вместе со всеми. Ела что хотела, пила что нравилось, гуляла где вздумается, и конечно трахала своих девушек. Хотя прямо сейчас ограничивалась только Матринками, они мне никогда не отказывали, даже сами просили. И придавались разврату где хотела. Поэтому землянки не раз наблюдали как я наклоняла какую-нибудь инопланетянку и с хлюпающим звуком гуляла в её отверстиях. Или же насаживала их на себя, лежа на шезлонгах или восседая на скамье в парках. Иногда и свои дырочки подставляла для модифицированных Матринок.
Обычно в эти моменты собиралась толпа, Землянки просто смотрели, кто-то просто из любопытства, у других же в глазах была похоть, а с кисой капало. Инопланетянки тоже чаще всего просто смотрели, но иногда некоторые из них присоединялись к веселью. В прочем, и без этого им было на что смотреть. Моё ложе обосновалось на большой площади, и там почти каждый день происходили оргии. Где я всегда была главной скрипкой, хотя поиграть на мне, я позволяла часто. И эти картины, Землянки наблюдали изо дня в день. Ложась спать и вставая по утру.
Прошло почти два месяца, перед тем как произошёл первый «инцидент». В тот день, то есть вечер, одна из Матринок сидела на скамье в парке, и ласкала себя, она любитель этого дела, даже попросила, чтобы я ей член удлинила, чтобы она сама себе могла сосать. Я согласилась, и вот в тот день процесс как раз и завершился. Вот она и захотела опробовать своего нового дружка. Присев на скамью, и начав его поднимать, потом пропустив его между грудок, она стала самозабвенно сосать себя.
И вот в этот момент на неё наткнулась одна из Землянок, присела на скамью напротив и стала смотреть. За это время все уже привыкли что трахаться и ублажать себя, а также других, можно где угодно, и когда угодно, главное согласие партнёра. Она смотрела во все глаза, как МеЛари, так звать Матринку, сосала головку своего члена, как одной ручкой мяла одну из своих больших грудок, и как второй почти до боли сжимала одно яичко. И Землянка, Мелиса, так завелась от этой картины что стала тоже себя ласкать. Мять грудки, водить ручкой по чувствительной коже, и конечно теребить губки своей кисы и щекотать клиторок.
Эта парочка так увлеклась, что даже не заметила изменений в ситуации. Дело в том, что Мелиса не отдавая себе отчёта, сползла на дорожку, и стала на четвереньках подходить к МеЛарии. И всё это время продолжая себя ласкать, она как в трансе смотрела только на инопланетянку. Как её член, то прободает, то появляется, от работы ротиком, как сильно мнутся грудки, как напряжены яички, и наверное самое главное, как сильно текла её киска.
И вот когда МеЛари была почти на гране, она ощутила что кто-то коснулся её низа. Даже не так, она явственно почувствовала, как сильно впились в её кису чьи-то губы. И этот неожиданный факт стал последней каплей для неё. Инопланетянка стала кончать, много и долго, что-то она проглотила, а что-то просачивалась наружу. И когда для неё этого стало много, она выпустила свой всё ещё продолжающий кончать член. И белёсая, с лёгкой голубизной, семя, стало бить фонтанов в верх, покрывая вязкой жидкостью всё вокруг.
Когда МеЛари наконец отстрелялась, и стала приходить в себя. Она обнаружила у своих ног, Мелису, Землянку. И первое что бросилось инопланетянке в глаза, так это синеватое свечение на её губах. И ей было нетрудно догадаться чьи губы поцеловали её кису, и чей любовный сок в данный момент на губах Землянки. Мелиса в это время сидела на дорожке, и пыталась уложить в своей головушке, почему она здесь, почему сделала это, почему ей так понравилось, и почему она безумно хочет ещё.
Первой ситуацию оценила МеЛари, она помнила о моём запрете, и что его отменяет. И вот эта землянка, со смущённым и в некотором смысле довольным личиком, с её нектаром на губах. Это то самое, что почти все Матринки ждали, и это же снимает запрет. Нет, не для всех землянок, но для этой точно. Поэтому она поднялась со скамьи, взяла Мелису за руку, и подняла её на ноги. Заглянула в её глаза, и увидев там ответ, повела землянку за собой.
По всей территории моего рая, установлены своего рода беседки, с удобными и большими кроватями. Как раз к одной такой и шла эта парочка. Матринка вела, а Землянка покорно шла за ней. И как только они оказались там, именно Мелиса набросилась на инопланетянку. Завалила на постель, накрыла её тело своим, и впилась в её губы очень страстным поцелуем. Они долго-долго целовались. После чего Мелиса слезла с инопланетянки, и перебралась к её голове. И перекинув ножку через неё, оседлала личико МеЛарии. А та этому только и рада, и стала целовать и полизывать нежный цветочек землянки.
Земляка же в свою очередь, тоже без дела не сидела. Нет, совсем нет. Мелиса наклонилась чуть вперёд, и взяла обеими своими ручками, восставшую плоть своей партнёрши. Приподняла её и стала оголят головку, медленно оттягивая крайнюю плоть. И примерно на середине процесса, обхватила своим мягкими губами, ещё не до конца открывшуюся головку. Но процесс шёл, и крайняя плоть съезжала всё сильней и сильней, а губы Мелисы следовали за ней. Беря в свой ротик, всё больше и больше плоти инопланетянки. Чуть погодя она уже откровенно сосала ей, хотя сейчас землянке было по силам едва ли четверть этого длинного члена.
Но эту часть она обрабатывала так, что МеЛария едва держалась. И это едва было легко сломлена Мелисой, так как её нежные ручки стали не просто дрочить член инопланетянки, а как бы крутить его. Натягивая и стимулируя напряженную плоть МеЛарии во всех направлениях. Что заставила её кончить, и кончить столь же мощно что в прошлый раз. Только теперь не в свой ротик, в ротик Землянке.
Кстати, она тоже не осталась без сладкого, так как её партнёрша в буквальном смысле вдавила своё личико в её кису, а свой язычок глубоко в её норку. Да и носиком воткнулась в заднюю дырочку. И так сильно гуляла всем этим, во время своего оргазма, по нежной и возбужденной плоти землянки, что та кончила тоже. Её трясло, и сжимало, пока её ротик наполнялся бесконечный количеством семени. Они ещё долго кончали, а потом ещё долго ласкались, а потом ещё и трахались.
Именно с этого «инцидента» началась череда столкновений Матринок с Землянками на фронтах любви, страсти, и безграничной похоти. И вот постепенно в моём ложе оказывалось всё больше и больше девушек. Кто-то льстился на меня, кто-то на инопланетянок. Но в итоге все оказывались в моих объятьях.
И теперь мой любимый способ просыпаться, стал тот, где две Землянки сидят на мне. Одна на личике, принимая мои ласки, другая, оседлав меня с глубоко задвинутым в неё членом. И довершало эту картину то что МаРтена, любимица моя их Матринак, с членом великаном, таранит мою норку. С начало медленно в такт с Землянкой, а потом всё интенсивнее и интенсивнее, подгоняя и мою наездницу. И вот спустя время, я кусаю девушку, которую ласкаю, и она кончает, после чего разряжаются две другие девушки, одна заливая меня большим потоком семени, другая, громко крича и пульсируя своей норкой. Что и меня приводит к финалу, и я разряжаюсь в наездницу.
Но самое главное, теперь моё ложе больше, значительно больше. И я засыпаю, сплю и просыпаюсь, в окружении толпы голых девичьих тел, которые посапывают во сне, стонут в порыве страсти, или мычат, когда их ротики заняты поцелуем, чей-нибудь кисой или даже членом. А какие аромат стоят, от пота, слёз, и наших нектаров. Это мой новый дом, мой рай.
Конечно за мной и моим раем пытаются следить, но ничего у мировых правительств не получается. Их беспилотники, падают, их пилотируемые аппараты исчезают и появляются в тысячах километрах. Их спутники слепнут над моей обителью, не полностью, но слепое пятнышко по размеру моего силового купала, всегда появляется.
В почем я себе позволяю шпионить за ними, и даже иногда выбираюсь в мир, и чаще всего не одна, а с эскортом, небольшим, но очень сладким. Также время от времени я летаю на родину вымерших Веркотов, навожу там порядок, иногда устраиваю туда, своего рода выезд с семьёй. Также навещаю свой второй дом, то есть, Матринию, и её жителей. В эти поездки беря с собой как правило только своих Матринок, ну разве что изредка прихватывая нескольких землянок.
Вот так и живу, радуюсь жизни и слежу за тремя мирами. Если надо защищаю их. Вот к примеру, спасла недавно землю от большого астероида, который следовал вне зоны эклиптики солнечной системы. Или Матринию от налёта пиратов, те хотели набрать себе рабов на свои шахты. Или же планету Веркотов, от расхитителей миров, те хотели поживится новыми технологиями и богатствами, но обломали зубы и улетели с позором. В обоих последних случаях я сделала так, чтобы был только один выживший, и в обоих этих случаях так их запугала, что оба защищённых мной мира стали чёрными мирами в галактическом сообществе. А это значит, что они запрещены к посещению, в связи с неминуемой гибелью вторженцов. Позже тоже сделала и с Землёй, ну просто прилетали здесь одни, хотели завоевать ей, но ещё на подлёте к системе все погибли, все кроме одного, да и тот был едва жив, и такого страху навёл на своих соплеменников, что теперь они величают меня Тёмным Богом.

Проститутки СПб


Хотите разнообразить Ваш интимный досуг, проститутки СПб с огромной радостью Вам в этом помогут.
30.03.2019

Минет

Проститутки СПб очень любят разнообразные игры и фантазии, а черпают они свои приключения из эротических рассказов разных стран мира, сегодня у наших проституток Питера рассказ - Минет в авто,
приятного прочтения.
У меня есть жена, в браке мы почти 5 лет, любовь в принципе присутствует, не сказать, что прям безумная, но отношения устраивают обоих. Она у меня высокая со стройными ножками, длинными черными волосами, с очень хорошей фигуркой, глаза карие большие, попка не большая, но периодически она ее прокачивает в спортзале. Денег в семье достаточно, поэтому она за собой ухаживает: солярий, массаж, салон красоты – все это с постоянной периодичностью посещается. Недавно она даже немного увеличила губы, по нынешней моде, не подумайте, что там губища, нет, совсем, чуть небольшая, едва заметная припухлость.
В общем, жизнь протекает в обычном русле, без резких изменений и поворотов судьбы. Однажды мы с ней поспорили на что-то, правда тему спора я уже забыл, но вот проигравший в данном споре должен был выполнить 6 желаний победителя. В общем, проиграла она. И вот в один из выходных дней, я загадываю первое желание: желание заключается в том, чтобы она мне сделала минет в машине, но не в укромном и скрытом от глаз людей месте, а где-нибудь где, присутствуют люди. Выбрал я парковку возле торгового центра, в самом центре города, в выходной день, когда парковка забита полностью машинами и людьми, которые постоянно приезжают и уезжают, машины и люди сменяются друг за другом, создавая пробки по поиску мест для своих авто.
Приехали мы к торговому центру, определились с местом, припарковали автомобиль, я весь был в вожделении, сердце учащенно билось, и даже в какой-то момент я хотел «сдать назад», в какой-то момент мне стало страшно, что вдруг нас обнаружат, увидят или узнают.
Мы вышли из машины, сели оба на задние сиденья, я раскрыл ширинку своих джинс, она рукой нащупала мой поднимающийся член, начала массировать его, ее длинные красивые пальцы обнимали мой член, ее длинные красивые ногти так классно смотрелись и сочетались с уже набухшим твердым членом. Немного помассировав, подрочив руками мой пенис, она облизала свои губки, наклонилась и раскрыла рот высунув свой острый язычок, которым она прикоснулась к моей плоти, к моей раскрытой головке члена, в этот момент я уже хотел кончить, честно. Она взяла головку в рот, ее рука не отпускала мой член, и она начала машинально поднимать и опускать свою голову с открытым ртом, облизывая мой хер, в какой-то момент я убрал ее руку, и она осталась наедине, только ее голова, ее рот и мой член, который входил ей полностью.
Вокруг слонялись люди, постоянно передвигались машины, кто-то сигналил, какой-нибудь прохожий задевал нашу машину, люди проходили мимо и не подозревали, что в этот момент, всего лишь в метре от них, моя жена отсасывает мне член. Это было просто сногсшибательно.
Жена, продолжала смачно сосать, я уже начал долбить в ее глотку свое орудие, и настал момент, когда необходимо было принять решение куда кончить, я чуть ли не закричал, что я сейчас кончу! Она не останавливалась, я ни разу в жизни не кончал своей жене в рот, поэтому я еще раз сказал ей, что я сейчас кончу, куда мне кончать, давай отпускай меня, я уже подумал забрызгаю машину, или кончу под свою футболку, натянув ее на член, у меня мысли лихорадочно бились в поисках решения, потому что наступал момент экстаза, мне нужно срочно куда-нибудь было брызнуть. Но она продолжала монотонно поднимать и опускать свою голову, не обращая на меня, на мою панику, на мои слова, никого внимания, я уже не мог сдерживаться, я сейчас вот сейчас брызну, но куда!? В нее, в рот моей жены? Я наверное из тех старых моралистов, я как бы сказать, считаю что кончать, брызгать в рот спермой – это немного грязно, меня охватил страх и нравственность, я сдерживался из последних сил, мой член все набухал и набухал, он стал уже просто каменным, я уже чувствовал что время пришло, что вот сейчас же я кончу, я брызну, пролетела мысль, что жена поймет и в последний момент одернет свою голову, отпустит из своего рта мой член, но.. она продолжала, теперь уже усиленней, учащенней, ритм явно ее повысился, всё.. я не могу больше терпеть, все я кончаю…. – я кончаю…. не то произнес, не то прорычал, не то простонал, и в этот момент я брызнул, я начал испускать свое семя, свою сперму в рот моей жены, она не останавливалась, о боже! Она продолжала сосать его, он палил из ствола, заливая рот, а она продолжала, это было просто нечто, ее рот уже переполнялся спермой, из уголка рта потекла слюна вперемешку со спермой, она медленно поползла вдоль рта к подбородку… Я кончил, все, у меня ничего не осталось, все больше мне нечем брызгать ротик своей жены, а она тем временем замедляет темп, она понимает что я закончил. Она останавливается, выпускает изо рта мой член и с закрытым ртом поднимает голову от моего паха, она смотрит на меня и … глотает! Она глотает! Я вижу это, она проглатывает мою сперму! Я просто в не себя, я просто в шоке, я не знаю какие еще слова можно подобрать, я смотрю на нее, а она как ни в чем не бывало, облизывает свои губы язычком, и говорит: - пойдем милый, пойдем в торговый центр, я думаю я заслужила себе подарочек? - спрашивает она, а я с отвисшей челюстью, с открытой ширинкой и упавшим членом от полученного только что удовольствия отвечаю – конечно! Она вытирает пальчиком единственную полоску, проходящую из уголка рта к подбородку, тот самый единственный ручеек, который смог протечь из ее рта, - это след от спермы и слюны, и сексуально облизывает его. Затем, еще раз проводит влажным язычком по своим губкам, застегивает своими сексуальными пальчиками мою ширинку, и мы выходим из машины.
Мы заходим в торговый центр, на встречу нам попадаются множество людей, я думаю только о случившимся, о том, что минуту назад, я забрызгал и наполнил рот своей жены спермой, о том что она только что ее сглотнула, о том что наверно от нее сейчас исходит запах мужского семени, о том что она сейчас будет разговаривать с продавцами, которые будут с ней общаться и не подозревать, что на ее губах, языке, может остались еще следы спермы…

Хотите так же, звоните нам. Лучшие проститутки Питера всегда помогут в Вам в ваших эротических желаниях...

28.03.2019

Дорожный патруль

Алекс мчалась по хайвею, выжимая из своей машины всё, что можно. Чёрная полоса асфальтной дороги разрезала пустыню, словно кто то начертил черту огромным карандашом. Местность была глухая, машины попадались редко, иногда вдоль дороги стояли рекламные щиты, дорожные указатели, кактусы в человеческий рост.
Алекс уже долго ехала по безлюдному участку дороги. Смотря по сторонам, Алекс воображала, что конец света уже наступил, и человечество, или большая его часть, прекратило своё существование. Ядерная война спалило человечество, или его пожрали зомби, или людей превратили в коконы злобные пришельцы. Алекс представила, что она едет не на своей машине, а на мощном грузовике, со всех сторон обваренный решётками из арматуры, металлическими шипами и несколькими пулемётами по периметру. А на сотни и тысячи километров вокруг никого нет. Но за самонадеянность приходиться платить. Стоило ей переехать один из холмов, как на обочине дороги показалась полицейская машина. Алекс ехала, ничего не нарушая, но при виде полиции она испытала лёгкий испуг и робость. Она надеялась, что проедет спокойно, но стоящий у машины офицер взмахнул ей в знак остановки. Алекс остановилась и съехала на обочину. Она осмотрела себя в зеркало заднего вида. Молодая симпатичная блондинка была одета в простую майку и коротенькую юбку, оголяющая её бедра и шикарные коленки, на голове у неё была бейсболка с любимой командой. Бюст у Алекс не был самым маленьким и девушка оттянула маечку, что бы был виден немного лифчик. — Добрый день мэм, разрешите ваши документы!
Алекс вздрогнула, представившийся ей офицер не был мужчиной. Высокая девушка, возрастом примерно как Алекс была одета в строгую полицейскую форму, которая сидела на ней, как влитая. Девушка была коротко подстрижена и её волос не было видно их под фуражки. По фигуре было видно, что девушка увлекается тренажёрами. — Лейтенант Стейси Рикс, предъявите ваши документы! Голос девушки был немного построже. Алекс в начале даже немного растерялась, но после второго, более твёрдого требования, она поспешила достать портмоне из бардачка. — Тут всё мэм офицер. Страховка, права, я разве что то нарушила мэм офицер!
После того, как её трюк с майкой оказался лишним, Алекс старалась вести себя как самая прилежная ученица в классе. Офицер взяла из рук девушки документы и стала просматривать их, Алекс сидела положив руки на руль, так показывали в полицейском шоу. Сидя за рулем Алекс посматривала на полицейскую. Та напоминала хищную птицу, острый нос и цепкий взгляд добавлял схожесть. Лейтенант Рикс просматривала документы и тут её взгляд встретился со взглядом Алекс. Офицер словно рентгеном прожгла её. Алекс поспешила перевести взгляд на приборную панель. Алекс переживала, что в документах допущена ошибка, на которую никто не обращал внимание, и теперь эта ведьма со своим взглядом найдет её и заставит отвечать. — Мисс Сомерсет, прошу вас выйти из машины и не делать резких движений — сказала офицер Рикс, и её рука непроизвольно легла на рукоятку пистолета. Последний жест не добавил уверенности Алексии Сомерсет, а именно так звали девушку. Она стала медленно открывать дверь, а воображение рисовало ей жуткую картину, как офицер, приняв её некий жест за попытку выхватить оружие. Офицер ловко выхватив пистолет и стреляет в Алекс. И Алекс лежит у своей машины, и струйка крови стекает по асфальту к колесу.
— Шаг в сторону от машины — голос офицера звучит ясно и чётко, словно говорит не человек а машина, в образе человека, как в старом боевике. «Да, может она станет как я, моей копией, а меня проткнёт пикой, в которую превратиться её рука. Что то у меня разыгралось воображение, надо меньше пить кофе.» Офицер стояла и поглядывала то на фото в водительском удостоверение, то на Алекс. « Ну да, была молодая и глупая, красилась в красный цвет и носила дреды. Но это же я, неужели не узнать» На права Алекс фоталась ещё в колледже, и в последнее время сильно изменилась. Всё собиралась поменять фото, но руки не доходили.
— Мэм, нам от окружного шерифа поступила информация о том, что по этой дороге идёт трафик наркотиков. По сообщению информатора шерифа курьер молодая девушка лет 20—25. Наркотики у неё при себе, у женщин для этого больше возможностей- Кривая, как шрам улыбка на мгновение образовалась на лице офицера, и так же быстро пропала. — Если вы не будете против, то я проведу ваш личный досмотр. Много времени это не займёт- Алекс смотрела полицейские шоу и решила показать что она не так проста. — Досмотреть меня, а за что, я же ничего не сделала. Я знаю свои права, мне нужен адвокат, я имею права на звонок- Алекс встала, скрестив руки на груди, показав что она не глупышка. Офицер Рикс лишь слегка усмехнулась, и достала с небольшого кармашка наручники, которые неприятно звякнули. — Ко мне спиной, руки за спину — Голос словно из автоответчика, повторял заученный текст.
— Но почему, я же ничего не сделала — Голос Алекс потерял уверенность и стал жалобным и слезливым. — Ты отказываешься от досмотра, но при этом подпадаешь под описание. Твои документы могут быть подделкой, и я могу арестовать тебя до выяснения личности. За решёткой ты сможешь позвонить и тебе предоставят адвоката- Автомат рубил слово за словом. — Но я не хочу в тюрьму, что нельзя по другому. — Алекс уже готова была разреветься, ком стоял в горле — Я согласна... досмотр — Чуть ли не через сквозь слезы пролепетала Алекс. — Офицер — Подправила её полицейская. Она ловка убрала назад наручники и вплотную подошла к Алекс. — Руки по швам и не шевелись. Делаешь всё, что я скажу. Будешь брыкаться будут проблемы. Все поняла — Алекс слегка кивнула головой, киборг-убийца выдавал свой текст. Стейси в плотную подошла к Алекс.
— Стой смирно, сняла кепку — Алекс поспешила снять кепку и положила её на место водителя в своей машине. — Рот открой — Алекс ещё толком не успела открыть ротик, как требовательный палец Стейси проник ей в рот и принялся шурудить там, бывая за щеками девушки, проходясь по небу, прикасаясь к её языку. Стейси вынула палец из рта Алекс и принялась осматривать её. Сначала плечи, затем бока, руки, прошлись по спине и наконец крепко схватив девушку за грудь — Ахх что зачем- Вскрикнула Алекс от неожиданности, ощутив неожиданно крепкие и цепкие руки полицейской у себя на груди. Стейси не обращала на это внимание продолжала осмотр. — Майку сними — Алекс потянула за низ майки и через голову сняла её, положив рядом с кепкой. Руками она постаралась прикрыть свою грудь в лифчике.
— Убрала руки — Грозно выдала Стэйси и Алекс опустила руки. Стейси вновь схватила Алекс за грудь, продолжила её крепко мять. Её руки вызывали болевые и в то же время возбуждающее действие на девушку. Соски под лифчиком начали твердеть. — Сними его и дай мне на осмотр. И не мешкай — Алекс сняла с себя лифчик, прикрывая одной рукой голую грудь, другой протянула его Стейси. Та взяв его и осмотрела, пожав чашечки. Затем отбросила его в сторону майки, лифчик не долетел и упал около машину на землю. — Опусти руки и не мешай мне — Чуть ли не со слезами на глазах опустила руки, обнажая грудь с затвердевшими сосками. Стейси слегка усмехнулась и обхватила грудь своими цепкими, как у коршуна, руками. Она мяла и тискала грудь и Алекс боялась ей возразить, ощущая легкое возбуждение.
Стейси перестала тискать грудь и сжала сосочки Алекс, торчащие как маленькие пальчики, и немного крутанула их, вызвав вспышку возбуждения и боли. Наконец Стейси отпустила её грудь.
— Сними юбку — Приказала Стейси и Алекс поспешила выполнить приказ, расстегнула молнию на боку и сняла юбочку, положив её к остальным вещам. На девушки остались лишь узкие кружевные трусики. — Да, в них много не спрячешь, зато можно спрятать в тебя. Сними трусики и далеко не отходи, я сейчас подойду.
Алекс
поспешила снять трусики. Она стояла голой в одних кроссовках возле свой машины посреди пустыни. Стейси что то взяла из своей патрульной машины и направилась к Алекс. В руках у неё оказалась пара перчаток и баночка с закрытой крышкой. — Повернись ко мне спиной и нагнись, сейчас мы тебя досмотрим полностью- Сказала Стейси, одевая на руки латексные перчатки. Алекс поспешила нагнуться, уперевшись руками в свою машину. Она испытывала целую гамму чувств, смешение злости, стыда и возбуждения. — А ты я вижу завелась — Сказала Стейси, глядя на уже влажную киску девушки. Стейси окунула два своих пальца в банку, вынула и на них оказалась густая белая смазка.
— Ну посмотрим на твой богатый внутренний мир — Стейси подвела руку к промежности Алекс и прошлась смазанными пальчиками между чуть припухших губок девушки, вызывая лёгкую дрожь в теле Алекс и оставляя белёсые разводы смазки. Стейси немного поиграла пальчиками с киской девушки и затем ввела их в Алекс. Своими пальцами она принялась вертеть и ощупывать девушку изнутри, с губ Алекс срывался тихий стон. — ММм ахх как хорошо- Стейси усмехнулась и посмотрела на девушку — Что шлюшка, нравиться моя проверочка. Чуть позже я смогу поиграть с тобой куда более интересней — Между тем Стейси развела пальцы рогаткой и убедившись, что в Алекс ничего нет, вынула из неё пальчики. — Ну что же, тебя надо проверить ещё в одном месте-
Стейси вынула руку и вновь опустила пальцы в баночку со смазкой. — Положи руки на ягодицы и раздвинь их в стороны, я проверю твою попку — Алекс встрепенулась и попыталась ответить отказом. — Зачем это надо, нет, я не хочу, что бы проверяли мою попку, я... — — Не строй из себя недотрогу — Резко прервала её речь Стейси — Я же вижу как ты возбудилась от моей проверки. Если ты не захочешь, что бы я тебя проверила тут, придется нам проехать в участок. Ты этого хочешь? Нет, ну тогда будь хорошей девочкой.
Алекс ничего не оставалась сделать, как положив руки на ягодицы, широко раздвинуть их. Стэйси вынула из баночки свои пальцы с новой порцией смазки и поднесла указательный палец к узко сжатой дырочки Алекс, сначала смазала её, а затем стала проникать внутрь. Алекс ощутила посторонний предмет в своей узкой попке тихо застонала, но Стэйси не стала останавливаться и проникла в девушку глубже. Немного покрутив пальцем в девушки, она вынула его из попки Алекс. — Да, тут похоже ничего нет, чисто, но я вижу ты испытываешь возбуждение от моих прикосновений. Не хочешь пройти ко мне в машину и там я смогу доставить тебе намного больше удовольствия — Стэйси стояла с легкой улыбкой на губах и одной рукой ласкала киску девушки, Алекс ощущала новый прилив удовольствия — Да, я бы хотела — тихо прошептала она, Стэйси усмехнулась и отошла от девушки. Стэйси сняла перчатки и бросила их на горячий асфальт.
— Иди к моей машине и располагайся на заднем сиденье. Встань на четвереньки и подо жми под себя ноги. Алекс направилась к полицейской машине, и открыв заднюю дверцу, забралась на узкое сиденье коленями. Устроившись там, она стояла на четвереньках, поджав под себя ноги. Стэйси подошла к своей машине. — Я вижу ты неплохо устроилась и готова получить моего дружка в себя — Алекс услышала сзади себя звук расстёгивание молнии и оглянувшись, увидела что Стэйси уже сняла свои форменные брюки, и под ним оказался массивный силиконовый страпон.
— Я думаю, тебе понравиться мой дружок. Многим девушкам он очень даже нравиться, я смогла убедиться, что ты очень вместительная — Стэйси взяла страпон в руку и поводила его силиконовой головкой между губок девушки, заставив её слегка вздрогнуть. Затем Стейси замерла и стала надавливать, погружая страпон в девушку. Алекс застонала, но Стэйси не останавливалась, пока страпон не дошёл до конца. — Тебе это понравиться- Сказала Стэйси и затем подалась назад, вынимая страпон из смазанного лона Алекс. Остановившись Стэйси вновь резко ввела его в девушку. Алекс слегка вздрогнула и застонав подалась вперед, словно стараясь слезть с силиконового страпона. — Ты куда собралась милочка, мамочка ждёт тебя.
Стейси положила руки на бока девушки и удерживая её, принялась ловко работая тазом иметь Алекс своим силиконовым страпоном. Стейси работала уверенно и без остановок, имея киску девушки. Вгоняя страпон до основания и затем почти полностью вынимая его, при этом шевеля тазом из стороны в сторону. Киска отвечала на частый трах обильным течением и чавканьем. Белёсые следы смазки вперемешку с соком самой Алекс достаточно смазали член для того, что бы он свободно входил в девушку. Свои действия Стэйси сопровождала пошлыми выражениями, что очень заводило обеих девушек. Через довольно продолжительный промежуток времени Алекс задрожала всем телом и вскоре громко и бурно кончила, заливая своими выделениями силиконовый страпон.
— Молодец сучка, отлично отработала своей дырой. Так обильна из тебя течёт смазка, что впору проверить и твою заднюю дырку — Стэйси усмехнулась, а Алекс неожиданно встрепенулась. — Что, я не хочу туда, с меня на сегодня хватит — Залепетала Алекс, и стала собираться выйти из машины. Но тут Алекс схватила её за зад и крепко хлопнув её ладонью, оставив красный след. — Будь паинькой, уверенна, тебе понравиться —
Через время Алекс уже сидела одетая за рулем своей машины, и Стейси стояла рядом. — Я записала тебе свой номер, и если ты будешь в наших краях, сможем опять встретиться. А пока счастливого пути- Алекс вскоре нажала на газ и помчалась прочь от патрульной машины. На горизонте уже начинался закат, и девушка спешила словно за солнцем скрыться за горизонтом.

27.03.2019

Гостья

Совершено точно, что эту самую женщину плотного телосложения, с надменным и очень симметричным лицом, я видела раньше.
Первый раз, я видела ее, когда выходила из лифта. Да это была именно она. Я запомнила ее очень хорошо. У нее много запоминающихся черт, которые она не старается скрывать. Помимо плотного телосложения, большой груди, при росте выше среднего, у нее еще была, особая ориентация тела в пространстве — втянутый и ярко выраженный прогиб в поясничном отделе позвоночника, что делало ее зад максимально откляченным. Ее руки были впереди перед телом, кисти направлены вертикально вниз. Черные очки, скрывающие полностью ее глаза, обычно, такие носят люди с некрасивым разрезом глаз. Правильный овал ее лица, обрамленный длинным каре черных крашеных волос — все это подчеркивало ее широкий лоб. Рот среднего размера с тонкими губами, выделенными ярко красной помадой.
Одета она была в черный плащ, в руках она держала красного цвета, как ее помада, среднего размера женскую сумочку. Я хорошо помню, что, когда двери лифта за ней закрылись, я даже попыталась передразнить ее манеру ходить.
Потом я видела еще несколько раз, но уже на улице. Она шла в своей манере с не естественным изгибом позвоночника. Одета она была всегда в строгий черный костюм с юбкой, под которым была белая блузка. В одной руке у нее была все та же красная сумка, в другой — какая-то специальная, большего размера, белая сумка.
Я тогда не могла представить, что увижу ее вот так у себя в гостиной, сидящей в кресле, пьющей чай и разговаривающей с мамой. И глаза у нее правильного красивого разреза. Гостья сидит, облокотившись полностью на спинку кресла. А мама как-то странно суетится перед ней: подает чай на подносе, ждет, пока гостья его допьет и поставит чашку.
Вот мамина гостья берет из пачки сигарету, а мама услужливо дает ей прикурить. Я ее первый раз вижу такой. Заискивающей и старающуюся угодить.
Я стою у входной двери и не знаю, что мне сейчас лучше сделать, стоять молча или все же обозначить свое присутствие. А в это время дама тушит сигарету в пепельнице, услужливо подставленную мамой.
Потом как то манерно протягивает руку в сторону мамы, чуть согнув ее в запястье и произносит: « Разве ты не хочешь поблагодарить меня за то, что я пришла к тебе в гости?»
Мама стоит, опустив голову и не двигается. В моей голове пробегает мысль, что сейчас точно мне не надо обнаруживать себя.
— Ты что не слышишь меня? — уже строго говорит мамина гостья.
При этом она оперлась руками на подлокотники кресла и подняла себя с кресла, продолжая морально морально наседать на маму.
— Или ты, блядь ебаная, забыла, кем являешься? — с этими словами она размахнулась рукой и звонко ударила маму по щеке. Потом еще раз, и еще.
— Ты, по-моему, сука, совсем оборзела? Забыла, как ты передо мной должна стоять? — она прекратила ее бить.
И, не срывая своего неудовольствия, продолжила: «Ну, я долго буду применять к тебе силу?»
Мне было видно, как мама стала медленно опускаться на колени.
— Вот уже лучше, — переводя дыхание, с улыбкой произнесла женщина.
— Запомни, блядь, если ты решила спрыгнуть, это тебе не удастся. Твоя дочка вмиг узнает, чем ты, блядь такая, занимаешься. Ты этого хочешь?
Из моего угла мне были очень хорошо видны обе. Мама стояла перед ней на коленях, опустив голову вниз.
— Я могу это сделать, хоть завтра, — добавила гостья.
И тут маму как прорвало. Она сначала вскрикнула: «Нет!!»
А потом залепетала: «Нет, я прошу Вас, не делайте этого».
При этом она начала целовать ей ноги гости, начиная с тапок и поднимаясь вверх: «Маргарита Николаевна, я прошу Вас, я буду послушной».
Дама сделала шаг назад. Наверно она сделала это намерено. Потому что мама начала тянуться к ней и полностью легла на пол.
— Что — то я от тебя, блядь, не вижу этого послушания.
Мама тянулась к ней. При этом мама постоянно повторяла: «Просите меня, Маргарита Николаевна. Я больше не буду так себя вести».
— Хорошо, — улыбнувшись, сказала Маргарита Николаевна, — Но я, тебя, конечно, накажу за твои ебанутые демарши.
Она сделала паузу, как бы задумалась ненадолго.
— Если после наказания мне не понравится, как ты будешь вести себя, ты отправишься в командировку дня на три, либо к Галочке или к Алевтине, — продолжила она.
— Нет!! — опять воскликнула мама, — Накажите меня, но не отправляйте к ним.
— Вот как ты заговорила, моя шлюха? — проговорила гостья, — Чувствуешь, что у них тебе сладко и спокойно не будет? — при этом она очень сильно улыбнулась. А потом спросила маму: «Ты хочешь, чтобы я тебя наказала?»
— Да, — ответила мама.
— Хорошо. Тогда проси меня об этом, — при этом дама села назад в кресло.
— Маргарита Николаевна, накажите меня, пожалуйста, — очень жалостно сказала мама.
Из своего угла мне было не видно маминого лица. Но мне было хорошо видно лицо маминой гостьи. Ее что не устроило в словах мамы, и она поморщилась.
— Нет, милочка. Ты плохо просишь. За это я добавлю еще ударов в наказании. Проси еще раз!
— Маргарита Николаевна, накажите меня, пожалуйста, — повторила мама и поцеловала ее ноги.
— Вот молодец, уже лучше, — надменно улыбнувшись, произнесла в ответ Маргарита.
— Теперь еще проси, по жалобнее. Повторяй, Маргарита Николаевна, моя Госпожа, накажите свою суку, — продолжая улыбаться, произнесла мамина гостья, потом сделав паузу и сделав глоток чая, она добавила, — Я сильно провинилась, Госпожа.
Мама молчала. И опять ее гостья быстро высказала свое негодование.
— Ну что долго будешь молчать и смотреть в пол? Ты же знаешь, как я скажу, так и будет! Ты будешь говорить?!
Мне было видно, как мама тяжело вздохнула. И начала говорить то, что от нее сейчас хотели слышать.
— Маргарита Николаевна, моя Госпожа, накажите свою суку. Я сильно провинилась, — мамин голос дрожал, произносимые ею слова, казались очень тяжелыми.
— Молодец, — одобрила ее гостья, — Раздевайся. У тебя всего, одна минута десять секунд, что бы принять рабочий вид.
С мамой творилось, что-то неописуемое. Она, оставаясь на коленях, оторвала верхнюю часть тела от своих пяток, на которых она сидела. Подняла руки вверх, было хорошо видно, как они у нее дрожат. Поднесла руки к горловине платья, одетого на ней. Зацепив горловину платья, пальцами с двух сторон, дернула его, пытаясь порвать платье на себе. С первого раза ткань не пошла на разрыв. Она дернула еще. Платье расползлось с треском, разбрасывая пуговицы по комнате. порно рассказы Самое удивительное было то, что под платьем мама была полностью без белья. Потом она легла на пол, в движении подняв руки и скрестив их у кистей, вытянулась вперед.
— Я готова к наказанию, — произнесла мама.
Маргарита Николаевна не спешила с наказанием. Она наслаждалась ситуацией.
— Тебе сучка нравится быть без белья под одеждой? — спросила она маму, улыбаясь при этом.
— Да, — раздался приглушенный голос мамы.
— Почему ты так ходишь? — еще шире улыбаясь, спросила она.
— Вы мне приказали быть шлюхой, моя Госпожа.
Увиденная мною сцена, еще больше шокировало меня. Я была удивлена этой покорностью мамы перед молодой женщиной. Как она может позволять командовать собою, быть без нижнего белья? Я впервые вижу свою маму обнаженной и могу сказать что, не смотря на то, что ей тридцать n лет, у нее очень красивое женское тело, правда я видела ее сзади, но могу отметить полный хороший зад, широкие бедра, и узкую талию.
— Плохо проблядушка. Минута двенадцать секунд. Ты не уложилась в норматив. И за это ты у меня тоже получишь еще больше.
— Хорошо моя Госпожа, — раздался голос мамы.
— Подними тапочек, — в полной тишине раздалась команда Маргариты.
Я, чтобы не потерять нить и смысл событий, посмотрела вниз на ее ноги. Одна
нога маминой гостьи была в тапочке. С
другой ноги тапочек был снят, и находился чуть впереди ее ступни. Мне было видно, как мама наклонила голову к ее ногам. Так как я видела маму, со стороны спины, я могла только догадываться, что она зубами взяла и подняла тапочек. Маргарита с сальной улыбкой взяла тапочек в руки, повернув подошвой вниз.
— В позу, проблядушка! Сегодня я отвешу, тебе 35 ударов.
Мама опять легла верхней частью на пол. Расставила ноги. На мгновение мне стала видна идеально выбритая пизда мамы, половые губы были сложены в плотный бутон. Тапок, ведомый рукой Маргариты, хлестко ударил маму, по ягодицам оставляя красный след. Удар был резким и неожиданным для наказуемой. Это заставило маму вскрикнуть.
— Это тебе, потаскуха, за плохое выполнение приказов.
Удары сыпались очень сильно, заставляя ее вздрагивать и вскрикивать. Удар за ударом чередовались окриками Маргариты Николаевны.
— Это тебе за то, что я применила к тебе силу.
Следующие удары были за нерадивость. Потом за то, что плохо просила. Всего таких обвинений было ровно семь. Когда она закончила экзекуцию и бросила тапок на пол. Сразу прозвучала команда: «Поднимись!»
Я видела, как мама сделала это. Она, дрожала всем телом и всхлипывала. Я видела, как при этих всхлипываниях напрягались мускулы ее спины.
— Теперь поблагодари меня за наказание, — мамина гостья повелительно протянула ей руку. Руку, которая минуту назад держала тапок.
Мама, все так же вздрагивая и дрожа, вновь потянулась вперед, стала целовать ее руку. Поцелуев было тридцать пять, сколько и ударов в наказании.
— Не забудь поблагодарить тапочек, — улыбнувшись произнесла Маргарита, когда мама закончила целовать ее руку.
Она стояла и улыбалась, а мама, стоя на четвереньках, с расставленными ногами, склонив голову, целовала тапочек.
— Хорошо, молодец, — раздался голос гостьи, — Ну, видишь, все кончилось.
Они сидели в комнате, гостья в кресле, а обнаженная мама на коленях между ее ног. Так как мама находилась сейчас боком мне, было хорошо видно ее заплаканное лицо, с темными разводами косметики. Мама все еще сильно всхлипывала и дрожала. Гостья поправила выбившийся мамин локон волос, погладила ее рукой по голове и произнесла: «Налей мне чаю».
Мама приподнялась и стала наливать чай. Было видно, как все еще дрожат ее руки, когда она протягивала чашку своей гостье. Та поднесла чашку к своему рту и сделала глоток.
— Хочешь пить? — обратилась она, к маме.
Мама не чего не ответила ей. Стояла, продолжала дрожать и всхлипывать.
— Пей! — приказала она.
С этими словами она поднесла чашку к маминому рту. Мама сделала глоток.
— Хорошо. Молодец. Пей. А то будет язык сухой и шершавый как у кошки. А я этого не люблю.
Она поднесла чашку еще раз ко рту мамы. После чего она отдала чашку маме в руки, а сама, опершись на подлокотники кресла, встала.
— Сними с меня юбку, — она отдала следующий приказ.
Мама приблизилась к ней, обняв Маргариту за бедра, и заведя свои руки за нее, расстегнула молнию и пуговицу. Это было понятно, потому что юбка, шелестя, упала вниз.
— Хорошо. Молодец, — подбодрила маму гостья.
Мама, стоя на коленях, сложила юбку и положила в свободное кресло. Мне хорошо были видны полные, но идеально прямые ноги Маргариты, одетые в чулки телесного цвета, с резинками на бедрах. Над полосой голого тела была розовая полоска кружевной ткани трусов, с сильно выпирающим под ней лобком.
— Теперь сними с меня трусы.
Мама протянула руки, чтобы зацепить край этой кружевной ткани. И сразу получила по рукам. За ударами последовал строгий выговор.
— По-моему ты, сука, забыла, как ты это должна делать, — прорычала Маргарита.
Мама опять опустила голову и стала смотреть в пол. Ели слышно в ответ прозвучал ее лепет: «Я помню, моя Госпожа».
А гостья уже завелась.
— По-моему ты не хуя не помнишь. Мне тебя еще раз наказать, чтобы ты вспомнила? — с этими словами ее рука просвистела по воздуху и отвесила маме оплеуху.
— Ну? Я долго буду ждать тебя?
Мама дрожа завела свои руки за спину приподнялась и приблизила свою голову к полосе розовой ткани. Мне не было видно точно, так как все происходящее скрывала мамина голова. Но, по-моему, она зацепила ткань ее трусов зубами и стала их снимать. Раздался очередной комментарий: «Не вздумай меня укусить, сучка! Ты не представляешь, что я с тобой, тогда сделаю!»
Мамина голова плавно скользила вниз. Розовая ткань, ведомая ею, доехала до пола. Мама стояла на коленях, широко раздвинув ноги, так что были видны ее раскрытые половые губы, спина была прогнута, голова лежала на полу. По очереди, одна нога, потом другая, Маргарита вышла из своих трусов.
— Поднимись, — приказала гостья, — Я хочу посмотреть, как ты блядь смотришься с моими трусами в зубах. Очень хорошо, — зазвучали ее другие комментарии.
— Голову выше! Ты блядь должна, гордится, что я позволяю тебе делать так. Теперь можешь их положить.
При этом Маргарита села в кресло и медленно подняла ноги на подлокотники. От моей позиции у двери мне не очень хорошо были видны мелкие детали. Я только увидела рыжий треугольник и очень большие губы. Как весь обзор опять был скрыт маминым телом. Поэтому полностью анатомические особенности я разглядеть не могла. Маргарита, раздраженно проговорила: « Я долго буду ждать тебя корова? Почему ты, меня заставляешь опять ждать?»
Я устала стоять, потому что находилась стоя уже целый час, боясь, пошевелится, чтобы не произвести шума, не быть обнаруженной. Я потихоньку выбралась из квартиры, зажав собачку замка, чтобы не было хлопка или щелчка.
Сказать, что я испытала шок от увиденного это значит не чего не сказать. Если бы мне рассказали, что с мамой происходит такое, я бы не поверила этому. Но я это все видела своими глазами. Внутри меня все кипело, и бурлило. Я бы никогда не могла представить, что моя мама позволит такое обращение с собой, что посторонняя женщина будет запросто давать ей пощечины, а она будет покорно подставлять свой зад, когда ее будут шлепать по заду тапком. Мама мне всегда казалась доброй, сильной, не зависимой. И сейчас узнать такое. Я не знала, что делать с этими знаниями. Одно мне было понятно, что мне надо спасать маму от этого всего. Но мне надо было успокоиться. Понять и разобраться во всем. Обрести холодность разума и объективность рассуждения.
— Успокаивайся, успокаивайся, — пробормотала я себе.
Скажу сразу, что я не ханжа и не моралистка, мне двадцать лет, и я довольно эрудированная девушка и знаю, что такое БДСМ. Я не синий чулок, который хранит девственность, в ожидании принца или принцессы и у меня был секс и с мужчинами и женщинами, как ровесниками, так и старше, и я придерживаюсь взгляда — «Что все происходящие между сторонами в сексе, должно основываться на добровольности и желании обеих сторон процесса».
— Вспомни, что ты видела, — заставляла я сама себя.
А видела я заплаканное с размытой от слез косметикой мамино лицо. Но несмотря на то, что мама плакала, лицо ее излучало умиление, что могло говорить о том, что все что делала с мамой ее гостья, доставляло маме наслаждение и удовольствие.
Поэтому любое мое прямое вторжение в отношения мамы и Маргариты могло привести, к тому, что мама закроется, и их отношения уйдут, в подполье. И поэтому я не могу прийти и сказать маме о том, что я все знаю, и что она может не прятаться. К тому же ее ведь шантажируют тем, что о ней расскажут мне.
Нет! Работать с мамой совершенно не получится. Совершенно понятно, что если не получается работать с одним субъектом пары, то мне нужно как — то познакомится с Маргаритой и узнать всю информацию от нее. Эта задача была просто невыполнимой.
— Думай, думай, — приказала я себе, Не расслабляйся! Думай, что ты будешь делать. Выйти на Маргариту очень сложно, тебе не известна ее фамилия, где она работает, где она живет.

26.03.2019

Лёгкие деньги

Пекло неимоверно. Полуденное солнце раскалило уличную пыль, листва на садовых яблонях жухла. Брёвна двухэтажного сруба Айнеке ссохлись, изошли ароматной смолой.
И последнее было утешением, поскольку жара не думала спадать уже вторую неделю.
Сама Айнеке пряталась от солнца в терпкой прохладе первого этажа. За узкими волоковыми окнами синело безоблачное небо. Скамья безжалостно впивалась в спину, ягодицы. Девушка со вздохом пошевелилась, пытаясь устроиться поудобнее, но это не помогло. Природная худоба совсем не годилась для лежания на жестких досках.
Вставать, впрочем, тоже не хотелось.
Да и куда? Под потолком висели никому пока не нужные пуки собранных луну назад трав. Все дела, связанные с работой, Айне сделала еще до засухи. А горожане, как черные, так и белые, были слишком заняты, чтобы вспоминать о болячках.
Таким летом забот у них немало: только и знай, что перекапывай с утра двор, да поливай колодезной водой брёвна. Делай что угодно, только бы не полыхнул пожар, какой как-то уже слизнул весь бревенчатый подол города.
Но, помимо дел, была у людей еще одна причина. Айне с весны знала, каким будет летом — травы подсказали. И, по глупости, твердила об этом всем гостям.
В итоге, когда её пророчества сбылись, Айне сделалась в глазах горожан ведьмой — кликушей. Очень просто стать мрачной пророчицей, когда ты мавка — да к тому же очень молодая по мавьим меркам.
Потому все гости утекли к другой мавке — травнице, постарше. Та жила за крепкими стенами детинца, на белой земле. Она не платит в казну налога, никого не боится, и, за неимением теперь конкуренции, начала драть с людей втридорога.
В общем-то Айне совсем не питает к ней неприязни. Скорее наоборот: девушка уверена, что цену за банальные зелья Ниттая задрала ради неё.
Горожане вскоре должны забыться, и снова заходить за своим «правильным» чистотелом, полынными настойками «супротив глиста» и брусничным сбором.
А пока девушка маялась без гостей, дела и каких-никаких денег.
Айне снова вздохнула. Тонкий смуглый палец начал наматывать черную прядку. Пахло зноем, травами, смолой. На мавку накатывала дрёма.
— Госпожа, госпожа! — раздался за стенкой девичий писк.
Мавка встрепенулась. Порывисто вскочила с лавки. Да так, что при высоком росте, с налёта ударилась лбом о потолочную балку. Из глаз сыпанула пригоршня искр.
— Мittа tараhtu, дурёха, — крикнула в ответ Айне, прижимая ладонь к ушибу. — Что случилось?
Девушка подставила свету ладонь, присмотрелась. Крови нет, слава вильям, ничего не рассекла. Но знак худой. Тревожный, чего думать, знак.
Скрипнула дверь. В комнату проснулась всклокоченная голова Анешки. Совсем еще мелкой, прыщавой холопки — её мавка купила прошлой осенью. Не пожалела ни разу, девка растёт толковая. Но вот одна особенность — создавать хаос, панику и шум на пустом месте прямо-таки выводят Айне из себя.
— Гость? Проводи его наверх, — буркнула мавка. Перед глазами еще плясали яркие круги. — Чего орать — то?
Холопка сделала круглые глаза, скрылась во тьме. Чтобы спустя мгновение снова появиться в дверях.
— Но это самое, госпожа, — громко прошептала девочка, — как же не орать — то, когда это не он вовсе, а она!
Айне молча застегнула пуговицы на груди. Под самый ворот. Быстрыми движениями распоясалась. Так, что рубаха, обнажавшая тонкие, стройные, кончающиеся копытами ноги, опала до самого пола.
Пояс вновь обернулся вокруг тонкой талии. Но так, чтобы скрыть завидную выпуклость пониже спины.
— Спасибо, Анешка. Не ори больше, твоими богами заклинаю.
Девочка, с открытым ртом следившая за манипуляциями, подлетела к хозяйке. Помогла укрыть длинные, смоляного цвета волосы под кичкой некрашеного льна, скромно расшитой бисером.
— Но госпожа, — продолжила шептать холопка так, что её должно быть, слышали в Подземье и ниже. — Как же не орать — то, когда к тебе заявилась сама эта... как бысть... слепыха!
— Божана?
— Так а я чо говорю? Божанка и пришла. Белые волосья в вот такенную, с кулак мой, косу, ростом тебе по груди едва, а все туда же! Нос вверх, будто навозом повеяло. Идёт, сиськами трясёт под шелками своими. А сиськи — кажной доброй бабе такие бы, завидно, чтоб меня громом шарахнуло по башке. И тебе пошли бы госпожа, все у тебя хорошо, ей — бо, но могло бы быть и больше. И вот вошла она, бельмами синими шарит впустую, что твой крот. Не видит ни белки. Но слышит, ух! И вот слышит она меня, и шепчет на ухо, дуй, мол, за свой этой... ну ты понела...
Мавка выдохнула сквозь зубы.
— Анешка.
— ... а ей говорю, никакая она не та мне. И не эта. А добрая госпожа. И я её люблю. Так вот, а Божанка меня за ухо хвать (больно так, ей бо!), и шепчет, что если не приведу тебя...
— Анешка!
— Аюшки?
— Заткнись, пожалуйста. Опять выпорю.
Холопка поникла. Быть вновь поротой ей не хотелось. Но эмоции от пережитого переполняли девочку настолько, что стало ясно — Анешка готова рискнуть.
— Я тебе родное имя позволила носить, — напомнила мавка, касаясь пальцами всклокоченных волос. — Будешь болтать, назову Сорокой. Хочешь?
— Да хуч жопою с ручкой, — буркнула девочка, прижимаясь к худому боку, — токма не гневись госпожа. Пугает меня эта бельмесая до усрачки, вот что скажу. Прогнала бы ты её, а?
Айне мягко подтолкнула холопку к выходу.
— Проводи наверх, — строго наказала в спину, — я разберусь.
Девочка скрылась в темноте. Послышался деревянных скрип, задорный голосок. И снова из груди Айне вырвался вздох. Неспроста лбом трюхнулась. С Божаной у мавки дружбы не вышло. Впрочем, и до открытой вражды не дожили.
Так у неё со всем городом.
Божана, не стукнуло и двадцати, осталась без отца и братьев. Но не с пустыми руками — ей отошло крупное, с каменными стенами, поместье, тридцать холопьих душ, и десяток вёрст земли за городом. А также отошли отцовы долги — за них, поговаривают, мужскую часть и посекли в одном из походов.
Семья Божаны — из житьих людей. Тех, что кровью не бояре, но налогов не платят, и владеют землей. Такие для «белых», то есть старшин, поколениями делящих городские богатства, как кость в горле. Житьи откупаются от бояр дарами, но на всякий держат при себе дружину.
И, как показала история Боженового батюшки, не зря.
Теперь же девушка (да к тому же с рождения слепая!) и мать остались без покровителей. Вроде бы как на бересте написана судьба: одной пойти в жены боярскому сынку, другой — ключницей. Тем более Божану природа, словно в компенсацию за слепоту, наградила симпатичным лицом. И сносной, хоть, на взгляд Айне, полноватой фигурой.
Но «Божанка» дала, как говорят черные люди, «шороху». Сумела удержать при юбке дружину отца. Характер у девушки крутой: поговаривают, что в её доме от духа стервозности гвозди ржавеют.
С Айне «житья девка» не сдружилась на почве крови. Мавка — это не беда, это очень даже в почете. Но Айне по крови была лесной, дикой. Со смуглой кожей и раскосыми глазами. Этого Божана, конечно, видеть не могла. Но знала (как и все человечьи знатоки), что лесные мавки — всамделишные ведьмы. Луговые, белые сестры им в подметки по части волшебства не годятся. И потому «лесавки» запросто могут свести слепоту.
Айне, конечно, не могла. Но Божана словам не верила, и потому таила неприязнь.
Мавка знала, о чем будет разговор. И потому, внутренне готовясь к скандалу, нырнула в темноту клети.
******
Божана чутьем с рождения не бедного человека выбрала самую престижную часть комнаты. Девушка, развернув плечи, восседала на резной, обошедшейся в половину гривны (а значит, в четверть стоимости всего дома) кровати.
— Жаль, что вещи не умеют разговаривать, — проговорила она мелодичным, удивительно — красивым голосом.
Если чему Айне и собиралась завидовать, из Божановых достоинств, так это голосу. У мавки он шершавый, с лёгкой хрипотцой. А этот — будто речка течет. Не речь, журчание.
— Эта кровать рассказала бы о многом, — продолжила Божана. — Мы собрали бы с тобой столько интересных басенок... по цене, ну, на два города хватило бы.
Айне раздраженно фыркнула. По мнению человечьих знатоков, в потаскушьем ремесле мавки точно такие же доки, как в колдовстве. Это было прямое, ничем не скрываемое оскорбление, какое девушка не стерпела бы и от князя.
К еще саднящему лбу добавилась злость, а вместе с ней — досада. В кровати, с самого приобретения никого, кроме неё не побывало. Хотя бы потому, что новости разлетелись бы по городу со скоростью стрижа. И Айне, в лучшем случае, разъяренные бабы выгнали бы взашей из посада. Присвоив по пути честно нажитое.
В лучшем случае.
И потому Айне держалась долгих три лета. Никому не сказала грубого слова. Посетителей мужского пола мягко разворачивала. И, видят вильи, всему есть предел. В том числе — терпению.
Айне вспыхнула. Пальцы сжались в кулаки. Она собралась сделать то, за что её лесных сестёр боятся. И боятся по делу. Другими словами, мавка вознамерилась драться.
Божана невидяще посмотрела на хозяйку. Взмахнула длинными ресницами.
— Я только сейчас поняла, какую дурь сморозила, — мягко прожурачала она. — Я к тому, что кровать сия принадлежала прежде Озмуду. А тот, прежде чем отойти в навь, был тем еще... «мудом». Но мертвец — не болтец, чего уж.
Мавка молчала.
— Про тебя я знаю — заметь, не слышала, а знаю, Айне! — только хорошее. Ты порядочная, честная девушка. Пожалуй, одна такая на весь наш славный град. И явно хочешь таковой оставаться дальше. Потому я сегодня пришла к тебе. Посмотри в окно.
Айне бросила взгляд во двор. Он пустовал — только линялый пёс дрых в тени сруба.
— Там ничего нет, — буркнула мавка.
— Вот именно, — произнесла Божена, кивая. — Охрану я отправила домой. Я пришла к тебе одна. Поскольку дело наше не потерпит лишних ушей.
Травница удивленно уставилась на Божену. Та, вопреки обыкновению, выглядела предельно скромно. Модная, по колено, рубаха полупрозрачного шелка и лёгкий плащик с латунной фибулой. Ни колечка, ни сережки.
Другими словами, девушка сделала все, чтобы не уронить достоинство, но не намекать не имущественное положение хозяйки.
— Божена, — вздохнула Айне, — я не смогу вернуть тебе зрение. Я травница. Если и есть среди мавок мастерицы, которые тебе помогут, то живут они не здесь. Не в человечьих землях. Я родилась и выросла среди вас. И ничего о ремесле настоящих мавок не знаю.
Девушка покачала головой. Белозубо улыбнулась.
— Не считай меня, пожалуйста, дурой. Я все понимаю. Речь пойдет не о моем... недуге.
Айне смолчала.
— Нас коснулась лихо, ты наверняка слышала. И я справляюсь. Пока что. Но продлится это недолго, поскольку, милая Айне, у нас в усадьбе не осталось ни кун, ни соболей, ни даже сраной белки. Говоря прямо, мне нужны деньги.
Божена выдержала паузу, о чем-то напряженно думая. Светлая кожа лба нахмурилась.
— Моя дружина скоро разбежится. А перед этим сделает сама знаешь что. Разнесет по камню мой дом, раздвинет мои же ноги, а потом ускачет в закат, поднимая тучи пыли. Мужчины по природе ненадежны. Особенно, когда у них на поясе висят мечи да сабли.
В комнате повисла тишина.
— Я могла бы, — тихо произнесла мавка. Голос её дрогнул против воли, — сделать приворот. Наш приворот, безвозвратный. Но это потребует времени. И я не могу обещать, что жених не выблюет кишки на свадьбе.
Девушка уставилась на мавку. А затем звонко, сотрясаясь всем телом, захохотала.
— Не порти о себе мнение, пожалуйста, — фыркнула она, — да и на кой морок мне нужен приворот? Хотя вариант с кишками звучит интересно. Но это будет непорядочно. Потому мы с тобой поступим иначе. Мы с тобой, любезная Айне, выкопаем клад.
Настал черед Айне смеяться.
— Мы? — улыбнулась она.
Божена, не отрывая от мавки взгляда слепых глаз, потянулась к поясу. Пальцы нащупали сумочку, открыли её. В свете окна блеснул маленький серебряный слиточек. Гривна.
— Мы, — сказала Божена. — Это — ключ. Клад заколдован. А как ты наверняка знаешь, к любому кладу нужен ключик. И вот перед нами он. Но я в волшбе — как в травах. И потому пришла к тебе. Мой батенька, будучи молодым и прытким, был ходок до походов. Одну часть нёс в дом, вторую — в лес. К счастью матушка знала и о ключе, и о лесе. Так что мы с тобою имеем шанс сделаться очень богатыми и влиятельными дамами. Айне?
Айне потерла пальцами глаза. Набрала ртом побольше воздуха, как перед глубоким нырком.
— Прости, — выдохнула она, — я не смогу тебе помочь. Я не лесная ведьма, Божена. И ничего не понимаю в колдовстве. Но есть хорошая новость. Если и было какое колдовство среди людей, то оно полностью вышло. Его уничтожили вместе с волхвами. Так что, если знать где спрятан клад... можно его забрать.
— Значит, людишки сделались в волхвстве немощны, — произнесла Божена нехорошо улыбаясь. — Как старик на бабке. Ну ладно. Я знаю, где лежат сокровища. И две ночи назад я послала за ними моего конюха, да его брата. О! Почти слышу твои мысли — мужички пропали вместе с золотом и серебром. Пропали, ты права.
Айне разговор нравился все меньше и меньше. А Божена, напротив, становилась все больше и больше похожей на умалишенную.
— И остались в мире одни вильи со своими дарами, — продолжила девушка. — А колдовства нет. И мужичков моих нет. Да и как же им быть, если они два дня орали дурью на конюшне? Сама понимаешь, я не видела — слышала. Но матушка сказала, что кожа с них слезла живьем. Вместе с мясом. А костяки, недолго думая, упиздовали в неизвестном направлении. Распевая при всем куплеты и круша нечеловеческой силой препятствия, навроде ворот. Это что такое, прости, было?
— Они за золотом ушли? — ошарашено спросила Айне.
— Нет, — рыкнула Божена, — по бабам пошли. Откуда я знаю, скажи мне? И вот после такого ты мне собралась говорить, что волшбы нет?! А что это было по-твоему, мавье ведунство?
Травница подумала немного.
— Ни в коем случае. Вильи — дети земли. Если кто и поднимал навь, так это люди. Навь нам противоположна, как дню противоположен день. Скорее всего, твой отец указал на стародавний клад, когда волхвы еще ходили по земле. Но волхвов больше нет, и серебро останется в земле.
Божена молчала.
— Прости, — только и смогла произнести мавка. — В этом деле никто не сможет помочь.
Под потолком звонко гудела муха. Слепая девушка мяла пальцами край рубахи. Одна часть головы мавки размышляла как спровадить гостью без скандала. Другая — сколько проблем решили бы проклятые сокровища. Третья — как при всем не лишиться головы. Захочет Божена — успеет натравить дружину.
— Ты, госпожа, хуч дрыном поперек спины отоварь, — раздался за спиной голосок, — но вот нихрена ты в этом случае не права.
— Чего? — удивленно спросила мавка, оборачиваясь.
Анешка, по своему обыкновению, проникла в комнату только передней частью. Задняя находилась где-то в районе лестницы, чтобы сподручнее было отступить в случае чего.
— Говорю, неправда твоя, хозяйка, — продолжила Анешка. — Есть кому вопрошать помосч. И, ежели госпожа, дери её кобель, Боженка соизволит делиться с госпожой Айне, я непременно расскажу кого просить.
— Богами и предками клянусь, — громко произнесла Божана, — отдам треть найденного тебе, Айне. Говори, роба.
Анешка пожала плечами.
— А что говорить? У нас за городом, подле самого черного леса живает всамделишный волхв. Уж об этом все кому надо знают. Все холопы, сталбыть. Потому как тот волхв терпеть городских не могёт, травит на них мороки и злостные поносы. Живет, говорят, уже полтыщи зим, видел такое — не дайте боги кому такое видеть. Полторы зимы как здеся обосновался, и живет отшельником. Не надо ему ни бабы, ни еды, ни чего иного человеческого. Одним солнышком питается.
Мавка нахмурилась.
— Сколько я у Черного леса травы собирала — никаких отшельников не видела.
— Само собою. У него хитрые заверти вокруг избы. А то! К нему без спроса не моги! Будешь мимо плутать, как Боженка помимо нужника.
Холопка звонко хлопнула ладонью по рту. Но серые глаза выдавали едва сдерживаемый смех.
— Ох, простите, госпожа. Чего уж из песни слов тягать? А теперь по делу. Промеж городских холопьев есть заветные слова. Ежели их в нужном месте сказать, то враз увидишь и двор, и дом, и чуды всякия волхвовьи. И, ежели вы обещаете меня не пороть боле, я вас провожу.
— Не торгуйся.
— А как же иначе — то? Я, госпожа, почитай преступник буду. А ты — «не торгуйся». Скажи лучше: «веди меня, верная Анешка! И не бойся за жопу, не бысть ей поротой! Потому как взрослая уже девка, и не по-людски это все».
Мушиный звон вновь прорезал тишину. Девушки размышляли. Анешка хитро сверкала глазами.
«Если так дело пойдет, — думала Айне, — если есть хоть малюсенький шанс, то жизнь круто изменится. А девчонка и впрямь взрослая. И неглупая. Сделаем из неё после мавку. Только бы волхв не оказался вшивым бродяжником. Ведь, пока светит луна и солнце, все на свете может быть».
— Мы пойдем туда втроем, — решила наконец Божана. — Без охраны. Если дружина почует золото, то быть нам покойниками. А холопка пусть не светится перед этим волхвом. Но и языком не треплет в городе, ясно тебе, девка?
— Я своей госпоже по самую домовину благодарна за жизнь подаренную. Ни словом ни делом супротив неё ни разочка не сказала. Боги тому свидетели. Клянусь молчать, как линь в реке!
Айне пожала худыми плечиками.
— Тогда собираем сумки, и идём. Чего ждать?
— А и верно! В поход, бабья банда!
******
Хуккеград вцепился деревянным детинцем за внушительный холм с крутыми склонами. Так чтобы сложнее было подобраться врагу к древним каменным стенам детинца. Но полностью деревянным посадом тянулся к реке Дан-арф.
Детинец — городское сердце. Но кровь его речная. Через шумный обычно порт в город попадает все, что делает Хуккеград, или, на местном, «Щучий» собственно городом.
Девушки, стараясь не попадаться лишний раз на глаза, спустились по мощеной досками мостовой к реке. И осторожно, рискуя сверзиться с кручи в блестящую на солнце, словно чешуя, воду, устремились на север.
Вскоре посад остался далеко за спинами. Сухая трава колола обнаженную кожу ног и бёдер — кладоискательницы опрометчиво подобрали подолы рубах. Солнце пекло головы и плечи. От берега, словно был он вымощен камнем, шел банный жар.
Горячий западный ветер нёс запах ковыля, тины и приключений.
Айнеке покрутила головой — нет ли кого поблизости? И, тяжело дыша, расстегнула все до единой пуговицы на рубахе. Подставив беспощадному солнцу высокую крепкую грудь. Обнажила плечи. Пусть их сгорают, дома помажет, чем надо, и за ночь ожоги сойдут.
Лишь бы потная ткань не липла к телу.
Божену посетили неприятности иного рода. Ветер с реки задирал полы рубахи до самого лица, и девушка шла, тщетно пытаясь удержать руками своевольную ткань.
Анешка тащила тяжеленный берестяной туяс. Внутри, заключенная в кожаном бурюке, булькала вода. Перекатывалась, обернутая льном, нехитрая снедь. Одной рукой она удерживала Божену, чтобы та спотыкалась чуть реже.
— Ну ты чо, госпожа, — внушала девушке холопка, — иди ровнее — то, рукой за меня. Вот так.
— Я не могу так, — вздыхала Божена, — может мне раздеться сразу предложишь? Идиотка.
— А чо рыбаки, белой жопы ни в жисть не видели? Ты, конечно, самый сок, но ничего, прямо скажу, неожиданного ты им не показываешь.
Очередной порыв ветра поднял полы рубахи до неожиданных высот. Дело закрепил плащик, змеёй обвившийся вокруг шеи, фиксируя тем самым положение рубашки на постыдном уровне.
— Да чего ты орешь, не понимаю? Еще госпожа называется. Чей не маленький человек. Должон понимать, что ничаго тобе туда не надует. И вон рыбаки со мной согласныя.
Божена попыталась отодрать рубаху от лица. Когда попытка провалилась, резко присела в траву, пытаясь закрыть срам.
— Рыбаки?! Айне, отойдем к полям, умоляю!
Мавка критично осмотрела горизонт. Над рябью волн парила стайка чаек. И только.
— Никого там нет. Никаких рыбаков.
— Все верно, — нежным тоном подтвердила Анешка. — Никакие енто не рыбаки. Рыбаки на стругах не ходють. Это всамделишные купцы, гости, ять, из хренограда. Они желают вам, и вашей белой жопе крепкого здоровьица и попутного ветра.
— Чего?!
— Ничаго.
Мавка показала холопке кулак.
— Ани, немедленно укороти язык.
Рабыня всплеснула руками.
— Нет, ну а вы што? За ляшки боитесь. Бойтесь серых облачков на небозёме. Как узрите сие чудо, зарывайтеся под землю. Потому как ежели не успеете, храбрыя всадники... витязи, сталбыть, вас повяжут, и начнут хватать за всякое. И это я вам не всю песню пропела. Уж могёте мне поверить. Не стукноло
мне и пятнадцати зимушек, поперлась я нюхать ромашки. Это такие белые, с лепесточками, госпожа Баженка. И вот нюхаю я ромашки, а навстречу скачит храбрый воин. Прет прям. А конина пеною исходит.
Божена поутихла. Справилась, наконец, с рубахой. Над рыжим глинистым обрывом сновали ласточки.
— И вот подъезжает он ко мне, и хвать за волосья. И поперёк седла кладёть. Уж как у меня рубашка задиралася... так задиралася, шо в лагере евойном с неё с меня сняли. Не нужна, сказали, тебе рубаха. И какая ни есть я невзрачная девка, госпожа не дай соврать, а все сошла за базенькую. Приглянулась, видать...
Холопка сорвала травинку. Засунула в рот. Задумчиво щурясь посмотрела на солнце.
— Так что ты за свои прелести не беспокойся. Один хрен тебя повяжут, видно чо, али не видно. У батеньки свояго спросила бы, не приставься онай. Он — то в курсе был, евойная братия наше сельцо подпалила, мужиков на солеварни, али еще куда. А девки, меня навроде, пошли в челядинки в ваш славный Щукоград.
— Очень жалостливая история, роба, — буркнула Божена, поднимаясь с земли, — я слезу пустила.
— Так! Нормальная история, госпожа, — ответила Анишка, пожимая плечами, — ежели чаго, скажу тебе, не видно ли облачков. А так иди пока. Не спотыкайси.
******
Белый слепящий шар солнца завис над лесом, начал наливаться красками. Умерил жар, но легче не стало. Трава стала выше, а гомон кузнечиков — громче. Треск порой достигал таких высот, что девушкам приходилось кричать, чтобы услышать хоть слово.
Вдобавок из травяных дебрей налетела стая мелкого гнуса. Гнус не кусался, но нагло лип к влажной, разгоряченной коже.
— О, верно за тем пригорочком и отдохнем, — обрадовалась Анишка.
— Что там? — спросила Божена, утирая предплечьем пот с красного лица. В светлых, цвета пшеницы волосах затерялись травинки. — Волхв?
— Не. Там речонка махонькая. Звать её Чорной, из самого леса течёт. У ней привал надобен. Ты ж не хочешь, госпожа, взмыленной конягой в гости притопать? А то можно и так. Мне — то все одинаково.
— Ну так и мы не к князю на пир, — заметила мавка.
Её не утомила ни дорога, ни зной. Крепкое мавье тело не подводило прежде, не подвело и в этот раз. Сестры Айне, если верить слухам, совершают многодневные переходы по буреломам. А после ухитряются воевать.
К тому же копыта удобнее самой дорогой обуви. Это мавка понимала. Свежи были еще воспоминания о временах, когда она было самой обыкновенной человечьей девчонкой.
— Пир — не пир, — тяжело дыша, ответила Божена, — но я вовсе не хочу выглядеть перед волхвом чучелом. Так что привал сделаем.
За невысоким пригорком, густо поросшим выгоревшим на солнце ковылем, и впрямь показалась речушка. С широкой песчаной косой. Речка Черная петляла между холмов, но скорости не теряла. На удивление прозрачные воды неслись над желтым дном. Обещали прохладу и отдохновение.
— Как тут? — устало спросила Божена.
— Красиво.
— Нет, Айне. Я имею в виду мелко, или нет?
Мавка пожала плечами. Сюда за травами она обычно не заходила — все равно не растет ничего путного. И потому об омутах ничего не знала. Но здесь, на косе, вода едва ли достигала груди.
— Не боётеся, — пробубнила Анишка, стягивая через голову платье. — Здеся самое шо ни наесть расчудесное для мытья место.
Рабыня с диким визгом запрыгнула в воду, мутя пятками дно поплыла к противоположному берегу. Айне, поразмыслив немного, стянула рубаху. Сбросила на песок кичку.
Потянула было за полы Боженовой рубахи, но девушка её остановила.
— Так помоюсь.
И, отщелкнув фибулу плаща, смело вошла в воду. Девушка, будто копируя рабыню, звонко завизжала — вода показалась дико холодной. Мокрая ткань сразу же облепила тело. Обрисовала полноватые, но по-девичьи крепкие бёдра, плавный изгиб талии, небольшой животик. И зрелую, объемную грудь.
Анишка, описывая Божену, не сказала ни слова мимо. Как обычно.
Айне, бросив рубаху на берегу, нырнула следом за девушками. Холод иглами впился в кожу, начал рябить в ладонях. Но почти сразу притих. Мавка почти физически чувствовала, как усталость, пот и зной плывут вниз по течению.
Вода при каждом нырке забивалась в нос, уши. Мокрые волосы облепили тело.
Настроение стремительно росло.
— Божена, — громко произнесла Айнеке, улыбаясь, — ты очень красивая женщина. Правда. И это тебе говорит честная мавка.
— Ответила бы тебе тем же, — улыбнулась в ответ Божена, — но, сама понимаешь...
Она наклонилась над водой, выжимая волосы.
— А скажи мне, честная мавка, — все так же, с улыбкой, произнесла девушка, — ну вот как ты держишься так стойко? А? Я к тому... сколько свободных женщин пали жертвами порока? И перестали свободными быть.
— Понимаю о чем ты, — осторожно ответила Айне, ложась на воду. — Вроде как все твое высокое положение пропадет после замужества? Так найди мужа по духу, делов — то.
Симпатичное личико Божены исказила неприятная ухмылка. Девушка забросила за спину мокрую косу.
— Вот замужеству меня не учи. В этом ты совсем не дока. Агнцы обращаются ястребами, я так тебе скажу, как только затягивают на твоей вые узел. Найти товарища в постель, иль на лавку я и так могу. Без зелий. А есть ли зелья, чтобы пропала надобность искать? Что хочешь думай, но три года... тут есть секрет, я знаю! Какое-то зелье вильское, да?
— Да нету никаких зелий, — растерянно пробормотала мавка.
— Нету? — неверяще переспросила Божена. Объемная грудь натянула ткань рубахи. Приковывала взгляд.
— Нету! — совсем рядом с девушками вынырнула Анишка.
Божена повернулась на звук.
— А ты почем знаешь? — недовольно спросила она.
— Дык, — фыркнула, проплывая мимо рабыня, — а чо б мне не знать, когда я и есть тот самый твой зелий?
Мавка потеряла на мгновение дар речи. Безмолвно стукнула кулаком по воде.
— Анишка! — наконец сипло крикнула она.
— Чавой? Ты ж честная мавка, в конце — концов, али я поперек сей справедливой мысли буду переть? Так нет же.
Божена, забыв о мокрых волосах, завертелась на месте, подстраиваясь ушами так, чтобы не пропустить ненароком ни слова. На лице её заиграла неуверенная улыбка. Которая, после неожиданной мысли, погасла.
— Так ты мужик?! Анишка?!
Рабыня неслышно подплыла к девушке сзади. И, потратив мгновение на прицеливание, ущипнула Божену чуть пониже спины. Девушка взвилась на водой на манер преодолевающего пороги лосося. После чего плюхнулась в воду, поднимая тучи брызг.
— А то чей!
— Айне! Как... же это... Айне?! — жалобно крикнула Божена, поднимаясь из воды.
Мавка вздохнув, поплелась к берегу. Сильное течение отнесло девушек к концу изгиба косы. И до одежды теперь нужно идти шагов двадцать.
— Айне!
— Уймись, госпожа. Она тоже не знала всей правды. Но топерича, когда мы духовно породнилися, я готова делиться сокровенным. Тьху, ты Щукеярк! Готов.
Рабыня, не смотря на протесты, помогла перепуганной и смущенной Божене выйти на берег.
— Анишка. Сколько еще до заимки волоховей топать? — устало спросила мавка.
Тело приятно гудело от холодной воды. Вечерний жар ласкал обнаженную кожу.
— Неча теперь топать. На месте мы.
Над рекой повисла тишина.
— На месте? — на всякий случай переспросила Айне.
Рабыня сладко потянулась.
— На ём самом. Осталось сказать заветные слова, и увидите вы свово волхва. А дальше уж сами.
Сказав это, Анишке направилась к скомканному платью.
— Погоди, — попыталась остановить её ошарашенная мавка. — А слово — ключ от морока какое? От заверти?
— Ну госпожа, — закатывая глаза, протянула рабыня, — ну я ж говорила шо не слово. А слова! Звучать они так: «Навьи портки!» Вон, смотри, морок волнами идёть!
Мавка уставилась, куда показывал коротенький пальчик Анишке. Шагах в пяти от них воздух задрожал, будто марево. После чего берег начал стремительно менять очертания. Место ближайшего холма заняла землянка. Рядом с ней — небольшой срубчик, похожий на баню. Здесь же какие — то наскоро слепленные хозяйственные постройки.
И двор. По нему, глубокомысленно квохча, гуляли куры.
А посреди двора, в окружении домашней птицы, с коротким копьем наперевес стоял полностью одоспешеный воин. Солнце играло на тронутой ржой броне. Кольчуге бармицы. Верхушке шлема. В прорезях глазниц недобро светились голубые огоньки.
Мавка испуганно осмотрелась. Рабыни и след простыл. До рубашки нужно было еще добежать — из одежды на Айне не осталось ничего.
Последняя мысль посетила растерянное сознание с некоторым запозданием. И мавка, по-девичьи пискнув, попыталась прикрыться руками. За её спиной, что-то бурча под нос про мавок и мужиков, слонялась Божена.
Воин поднял копье так, будто собираясь метнуть.
— Иско-о-о-о-о-р! — пронесся над рекой будто бы искаженный металлом голос.
— Чего?! — донеслось из землянки.
— Тут дикая мавка!!!
— Ну так не стой столбом!
Воин, похоже, только и ждал команды. Копье полетело по дуге. Блеснуло лишь на мгновение, когда достигло предела высоты. После чего ястребом полетело вниз. С хрустом вонзилось в песок, подле самых копыт мавки.
Сердце Айне пропустило удар. Ноги предательски дрогнули.
— Убирайся прочь, дитя вилий! Я не желаю тебе зла! — прогудел одоспешенный.
После недолгой паузы добавил:
— Искор! Она не уходит! И э-э-э... Искор? Она упала!
— Если так, то самое время закопать.
Прогретый за день песок коснулся кожи ягодиц. Мавка, обхватив руками колени, сверлила взглядом воина. И худую фигуру в плаще, что вынырнула из землянки.
— Сучка, — пробормотала Айне, — мелкая рабская сучка.
******
— При всей нехитрости вашей затеи, и непроблемности проблемы, надо признать — вы знаете толк в эффектных появлениях.
Волхв, сразу после коротких объяснений, дал девушкам время привести себя в порядок. То есть молча отвернулся, сложив руки на груди.
Айне, нырнув за куцый ивовый куст, как можно короче изложила причину визита. Попутно натягивая рубаху — последнее, правда, не обошлось без потерь. Ткань липла к мокрой коже, мавка нервничала, и в итоге рубашка с треском лопнула по шву, на правом боку. Дырка получилась преогромная, но срамоты не показывала. Только если волхв мог счесть срамным обтянутые смуглой кожей рёбра.
У Божены дела шли куда удачнее. Айне помогла ей надеть плащ, после чего девушка обрела вполне приличный вид. Впечатление, разве что, портила коса, с которой
неустанно капала вода.
Мавка постоянно напоминала себе о том, что «мы не у князя» и «у кого другого при виде одоспешенного мужика, да с копьем, приключилась бы оказия куда как стыднее».
После волхв пригласил девушек в землянку. Где усадил за подобие стола. Расставил возле гостей глиняные мисы с каким-то варевом. И заставил вновь пройти по сути дела.
Закованный в железо ратник остался где-то снаружи.
— От шутки навроде твоей только безъязыкий удержался бы, — буркнула мавка, осторожно нюхая напиток.
Варево оказалось самым обыкновенным остывшим чаем. Обыкновенным чаем из шиповника, ценой пять векш за гарнец. И это, если дружить с купцами. Потому как шиповник в здешних местах растет плохо, а спрос на него огромный. У Айне его брали обычно молодые девушки, чтобы отваром по-модному белить лицо.
Сама Айнеке в силу дикой розы не верила, но с накруткой и добавками из полытца получала бары в целую белку.
По всему выходило, что волхв не сильно бедствовал, если мог позволить себе распивать дорогущее варево. Эту догадку подтверждал его костюм. Красивого персикового цвета кафатан, искусно шитый рыжей нитью. Дорогущие атласные штаны, заправленные в сапоги тиснёной кожи дополняли картину.
К сапогам полагались каблуки, какие бывают только у людей, привычных к седлу. И обитая куницей шапка.
Ни дать ни взять — всамделишный отпрыск боярского рода. А не завшивленный отшельник.
Но более всего в облике якобы волхва мавке не нравился сам волхв. Он оказался молодым — не старше двадцати пяти. И, что еще хуже, довольно интересным. С острыми, правильными чертами лица, прямым носом, пшеничного цвета волосами, забранными в хвост.
Парень, как в полумраке казалось Айне, постоянно ухмылялся в светлую бороду. Серьезные зеленые глаза смотрели сквозь гостей, будто брёвна сруба куда как интереснее.
Волхв оказался из той породы мужчин, что, в общем — то, нравятся большинству женщин. Но, тоже большинство по какой-то природной аномалии обычно не знает, что с ними делать. Вернее сказать, чутьем знают что, но умом вечно теряются.
«Если не волхв, то какого лешего я тут вообще сижу», — раздраженно бубнила про себя мавка, — «какой-то беглый. Одежда потаскана, борода неухожена, зеленее него — только горох. На гридя не тянет, уж больно худощавый. Младший боярченок из разоренного гнезда, не иначе. И тот, в железе, его верный пёс. Вот он — точно гридь. И оба свихнулись. Один по жаре расхаживает в железе, другой в кафтане».
Мавка перевела взгляд на висящий в углу плащ. С виду из плотной шерсти, украшенный крупными, с женский кулачок, шарами — колокольчиками. Вот его Айне без раздумий отнесла к «волховьей» одежде. Нормальный человек такого ни в жизнь не наденет.
А «волхв», похоже, его носил даже при сегодняшней погоде.
— Я не понимаю, — раздраженно спросила Божена, — что же ты нашел в нашей проблеме «непроблемного»? Я лишилась двух людей. С них заживо сошла шкура. По всему выходит, со мной случится подобное, найди я клад.
Волхв кивнул.
— Всенепременно.
— И проблемы тут нет?
— Именно. Не трогай клад, госпожа Божена, не будет проблем.
Парень странно, со смесью понятной заинтересованности и укоризны посмотрел на девушку. Та никак не могла видеть этого взгляда. Но Айне готова была поклясться, что Божена его увидела. И хорошенько прочувствовала. Потому что на щеках девушки выступил румянец.
— Хоть вы не представились, — продолжил волхв сухим тоном, — то есть пренебрегли правилами приличия, пришли без приглашения, еще глубоко шокировали моего друга, я готов дать вам совет. За которым, похоже, и явились. Так вот, совет будет очень скучным: если от чего — то с людей сходит клоками мясо, то от этого «чего-то» нужно держаться подальше.
Божена молчала, продолжая краснеть.
— Нам сказали, что ты волхв, — произнесла мавка, глядя в зеленые глаза хозяина. Парень ответил насмешливым взглядом.
— Дайте угадаю кто. Рабы госпожи Ниттаи сюда не ходят, и про меня не знают. Нитта поит их мавьими настоями, отчего те утратили интерес к вольной жизни. Нитта, если и знает обо мне, то сюда нипочем не явится, потому что знает, что отшельник терпеть не может эксплуататоров. Особенно тех, что ломают челядь через колено. Так как в городе всего две мавки, то остаетесь вы, Айнеке, и очаровательно — болтливая Анишка. И вы ей поверили?
Настала очередь Айне краснеть. Но мавка очень быстро взяла себя в руки.
— Я собственными глазами видела заверть, — сказала она, чуть наклоняясь вперёд.
— Это было после того, как вы поверили челядину. Осмотрите мою землянку, хоть бегло, и поймете кто я есть.
Айне последовала совету. И почувствовала, как щеки наливаются жаром. Под самым потолком, на узеньких полочках лежали пучки трав. Какие-то треснутые, явно выброшенные кем-то, горшочки. И разных размеров камушки.
Все то же самое, только в больших масштабах Айне могла увидеть у себя дома. Волхв оказался обыкновенным травником.
— Так случается, — сказал парень, разводя руками, — что хозяева не беспокоятся о своих рабах. Потому за них это делаю я. Как умею. Корпии, примочки, несложные мази. Набор ягод, после которых у людей перестают крошиться зубы. Средства против запора и поноса. Все это вам, госпожа, должно быть хорошо знакомо. С рабов нечего взять, но они помогают мне по хозяйству, и носят еду.
Парень сделал паузу. Тонкие пальцы выбили из столешницы замысловатую дробь.
— А то что вы назвали «завертью»... от жары голова идёт кругом. Вам наверняка приносили ударенных солнцем гостей. Им тоже виделось всякое.
Мавка медленно кивнула.
— Вы ведь не думали увидеть здесь волхва? Волхвов нет, а может, никогда и не было.
— Не думала, — произнесла Айне. — Не было.
Под сердцем заворочалось беспокойство. С каждой секундой оно становилось все сильнее и сильнее, пока не обернулось мыслью. Она кольнула сознание тонкой иглой: «чем-то, не знаю пока чем, но меня дурят».
Дурят!
— Для бедолаг любое лекарство — вильское ведьмовство, — продолжал парень. — Вот и решили, что перед ними волхв. Если у человека знаний чуть побольше чем у других — ему стремятся накрутить или грехи, или могущество.
Перед лицом Айне будто сдернули пелену. Воздух в землянке дрогнул, пошел маревом. После чего в комнатке заметно добавилось света. Из тьмы начали появляться новые полки, заметно крупнее верхних. И вот они-то были уставлены занятными штуками.
Маленькими, в ладонь высотой идолами. Сделанными так искусно, что любой городской резчик удавился бы от зависти. Здесь нашлось место дереву, известняку, и чему-то напоминающему горный хрусталь.
Вокруг идолков беспрестанно, как от пламени свечи, плясали тройные тени.
Потолочные балки оказались увешены пучками трав. В нос ударил резкий, знакомый аромат: белая полынь, подчерёжник, липский вьюн, курганная заболоть.
Травы, чей запах ни с чем не перепутаешь. Чей запах не пройдёт мимо носа мавки. Их любая лесная и луговая дева запоминает с первых мгновений новой жизни. Потому как этим, правильно подобранным и высушенным сборам они обязаны мавьей ипостасью.
Но Айне этот аромат услышала только сейчас! И света сделалось больше не вдруг — это все та же непонятная «заверть».
Мавка, стараясь внешне выглядеть спокойной, положила острый подбородок на сомкнутые пальцы.
— Но я три года живу здесь. Собираю травы. И за все время мы ни разу не встретились, — сонным голосом произнесла Айне.
Божена клевала носом. Глаза её закрылись. Но от слов мавки девушка на мгновение встрепенулась:
— Три года без мужика! — торжественно произнесла она, после чего вновь погрузилась в транс.
На лице парня не дрогнул ни мускул. Он только сочувствующе покачал головой.
— Видно госпожа собирает травы в правильное время, которое мне, самоучке, неизвестно.
Айне прикрыла глаза. Покачнулась.
— О, верно. А тот витязь...
— Очень сочувствует рабам. Очень.
— Я бы хотела, — сонно пробормотала мавка, — перед ним извиниться. Вышло неловко... прежде чем уйду...
Снаружи что-то зашуршала. Дверь скрипнула кожей петель. Потянуло свежим воздухом.
В дверном проем просунулась увенчанная шлемом голова.
— Не стоит извинений! — прогудел голос из-под бармицы. — И, не буду врать, с удовольствием пережил бы оказию повторно. Хе-хе.
Мавка на пружинящих от волнения ногах поднялась из-за стола. Копыта глухо простучали по утоптанной земле. Девушка оказалась возле доспешника так стремительно, что ни хозяин, ни обладатель металлического баса не успели среагировать.
Сердце билось, как перепел в силках.
Ловкие пальцы вцепились в бармицу. Дернули вверх. Мавка покачнулась. На этот раз не притворно.
Землянка наполнилась сладковатым запахом тлена.
— Я знала! — дрожащим от торжества голоса произнесла она. — Леший меня за жопу возьми, я знала!
После чего Айне согнулась пополам — мавку вырвало на сапоги латника.
******
Куры, испуганно хлопая крыльями, ретировались. Но суеты во дворе не убавилось. Мавка, поднимая копытами облачка пыли, измеряла шагами пятачок вытоптанной земли.
— О вильи! Вы как-то уцелели. Нет, вы не вымирали. Вы просто всех провели! Навели морок про исчезновение! Сколько вас? Десятки? Сотни? Тысячи?
Волхв, сидящий в тени покрытой жухлой травой землянки бросил на мавку недовольный взгляд.
— Хренысячи, — буркнул он.
Мавка уперла кулачки в бока, расправила плечи. Полные губы сложились в улыбку.
— Итак, тебя зовут Искор. И ты волхв. А он — Нав, и он... э-э-э...
— Нав, — подсказал Нав.
Латник стоял поодаль, придерживая на всякий случай одной рукой шлем.
— Твои родители как в воду глядели! — сказала Айне, прищелкивая от восторга пальцами.
— Это Искор меня так назвал, — обиженно буркнул Нав, — и, надо сказать, у него скудная фантазия.
— Мы с тобой две противоположности! Понимаешь, я вилья, а ты — навь! Меня учили, что мы как день и ночь. Живое и мертвое! Но при всем я не испытываю к тебе неприязни.
Голубые огоньки в прорезях шлема на мгновение погасли.
— О да. Я заметил.
— Ты ерничаешь! Как живое существо, как человек! Удивительно!
Из глубины доспеха донесся тихий вздох.
Божена сидела неподалеку от Искора, опершись спиной о брёвна стены. Голубые глаза были устремлены в закатное небо.
р>
— Вся эта болтовня сбивает меня с толку, — негромко произнесла она. — Ладно, ты убедилась в
том, что это настоящий волхв. Но сам волхв молчит, а мне бы хотелось его послушать. Он собирается нам помогать?
Айне всплеснула руками.
— Ну конечно! Мы знаем его тайну — как теперь отвертеться? Хотел бы убить — уже убил. Так ведь, Искор?
Волхв недовольно насупил брови.
— Как ты заметила, моя тайна — никакая не тайна. Иначе вы бы сюда не заявились. Все твои измышлизмы псу под хвост, госпожа мавка.
Девушки почти синхронно фыркнули. Доспех Нава противно скрежетнул. В лесу голосом ошпаренного безумца крикнула сойка. Но тут же заткнулась.
С реки лёгкий ветер нёс прохладу, пахло сухой травой и цветами.
— Слово холопа, да сверху слово уважаемых людей. О чем ты, волхв? Тебе придется бежать. Уж не знаю от чего, но так и будет.
Мавка выдержала паузу, с любопытством разглядывая понурого Искора. В голове роились мысли. В первые ряды протискивались вопросы о возрасте. Это же никаких кладов не надо, если выпытать секрет долголетия. В мехах и золоте можно будет утонуть.
Но мавка тут же одёргивала себя — не скажет правды. Нипочём не скажет. По крайней мере сразу. Да и потом, с чего она взяла, что Искор — долгожитель в юном теле? Со слов рабыни? Откуда Анишке вообще об этом знать?
А если и правда, то вдруг это морок? Но нет, для морока выбрал бы лицо попроще.
— Но вот если мы подружимся, — осторожно произнесла мавка, — то мы будем тебе помогать... по крайней мере я. И прятаться станет легче. Божена?
Девушка пожала плечами.
— Смотря что попросит. Но так-то да. Клянусь небом, что если поможет, не выдам его ни словом, ни делом, ни грамотой. И стану отводить отсюда людей, по возможности. В конце-концов, может жить у меня в усадьбе. Если захочет.
— А я, клянусь духом, — поддержала её мавка, — что помогу тем же самым.
Божена недовольно поморщилась. Видно прокрутила в голове все «то же самое», и картинки вышли очень даже интересными. Айне не удержалась от улыбки.
Искор в очередной раз бросил раздраженный взгляд из-под нахмуренных бровей. Но затем лицо его посветлело.
Парень легко поднялся, улыбаясь. Подошел, протягивая руку.
— Договорились.
К сердцу мавки на мягких лапах подкралось беспокойство.
— Стоп! Подожди! — крикнула она, отчего волхв испуганно шарахнулся в сторону. — Не торопись. Все наши клятвы будут в силе в том случае, если мы откопаем клад. Верно, Божена?
— Верно.
Айне улыбнулась, протягивая руку.
— Ну так что, теперь договорились?
Искор пару секунд неприязненно сверлил мавку взглядом. После чего крепко пожал узкую ладонь.
— Будь по-твоему.
Со стороны Нава раздался полный тоски стон.
******
Слиток серебра поблескивал всеми четырьмя гранями в дерганом свете лучины. Гладкие, отполированные бока отражали скучающие лица девушек, напряженную физиономию Искора, синие огоньки глаз Нава и кусок столешницы.
За стенами землянки громко скрипели кузнечики. Из открытой двери тянуло ночной прохладой.
Волхв что-то невнятно пробормотал, ткнул пальцем гривну. Замер.
Айне, не отрывая взгляда от интригующих манипуляций, потянулась. Закинула ногу на ногу. Рубаха задралась, и сквозняк приятно щекотал поцарапанную травами кожу бедра. Искор бросил на мавку короткий взгляд.
— Если это возможно, прикройся, — буркнул волхв. — Мешаешь.
Божена, которая, казалось, уже дремала, вскинулась. Поплотнее завернулась в плащ. Бледные щёки её налились пурпуром. Айне, сдерживая улыбку, выполнила просьбу. Нарочито медленно. Не потому, что хотелось взбесить хозяина. Просто справедливо рассудила, что стройные женские ножки — именно то, чего волхву недоставало в землянке последние года полтора.
«О вильи», — с грустью подумала она, — «как я тебя понимаю».
О том, что челядинки могли сюда заглядывать больше чем по делу, мавка старалась не думать. Почему-то не хотелось, и все тут.
— У меня есть первые скверные новости для вас. Клад несомненно зачарован, — пробормотал Искор, — и зачаровал его волхв. Без лишнего изящества. Гривна пахнет кровью.
В землянке воцарилась тишина.
— И что дальше? — спросила Божена, нетерпеливо ерзая на скамье.
— Твой отец был волхвом, или нанял волхва, — удивленно произнесла Айне, — тебе этого мало?
— Это к делу не относится. Мне нужно знать, как добыть клад.
«Ты знала!», — пронеслось в голове. — «С самого начала знала! И ни словечком не обмолвилась. Не удивлюсь, если о волхвах знали все в городе, кроме одной дуры с копытами».
Искор потер переносицу.
— Здесь нужно мавье колдовство.
— Да вы издеваетесь, — вскинулась Божена. — Сначала я прихожу к мавке, и она отправляет меня к волхву. Я, слепая дева, прусь через кусты и буераки, спотыкаясь на каждом шагу. Нахожу волхвецкое логово. И для чего? Чтобы меня отправили обратно к мавке?
— Если ты хочешь, — спокойным тоном произнес волхв, — развеять чары, то тебе нужна помощь мавьей ведьмы. Если потребуется развеять вилье колдовство, то приходи, смогу помочь. Но здесь я бессилен. Навьи чары может разрушить только их противоположность, то есть вильи. Или, может, боги, которых теперь нет. Это закон. Так устроен мир.
— Не мир, а думная палата.
Айне задумчиво провела пальцем по шершавой столешнице. Сковырнула ногтём щепочку.
— По твоим словам тот, кто зарыл клад, был волхвом. И он явно рассчитывал вернуть спрятанное. Клад — в первую очередь секрет. Возвращать его он рассчитывал без лишних глаз и ушей. А это значит, что обойти чары все-таки можно.
Искор бросил на мавку взгляд, в котором читалось что-то в духе: «ты, наверное, не замужем, раз такая умная. И кот у тебя всенепременно имеется».
— Можно. Приведу пример, тебе близкий. Человека отравили кислотой. Что его спасёт?
— Каменное молоко, — без раздумий ответила мавка.
— Дашь ему гашеной извести. Другими словами, противоположность. Так же и с чарами. Этот ваш ключ смердит кровью и смертью. Скорее всего волхв, после того как зарыл клад, кого-то убил в жертву какому-то духу. Противоположностью будет любовь.
Пламя лучины погасло, вздрогнув напоследок. порно рассказы Землянка погрузилась во мрак.
— Убийство — это, как ты знаешь, крайний акт физического насилия, — проговорил Искор, неловко прилаживая новую щепку. — Противоположность насилию — любовь. Противоположность физическому насилию — физическая форма любви.
Щелкнуло кресало — на столешницу посыпалась россыпь искр. На конце лучины ожил слабенький огонёк.
— Короче говоря, — недовольно проговорила Божена, — чтобы с нас не слезла шкура — надо над кладом потрахаться? Ты это предлагаешь?
— Я бы выразился не так грубо, но да, в целом верно.
— В духе моего папеньки, чтоб ему за гранью весело жилось.
Божена закусила губу, о чем-то размышляя. Затем, кивнув мыслям, ловко ухватила Искора за рукав. Притянула ближе.
Короткие пальцы прошлись по лицу волхва. Ущипнули за руку. И только когда ладонь скользнула за пазуху кафтана, Искор мягко отстранил девушку.
— Сойдёт, — констатировала она.
Нав, все время стоявший в углу на манер мебели, с металлическим отзвуком хохотнул.
— Чего?! — ошарашено спросил Волхв, отступая еще на шаг.
— На морду базенький. Молодой. Брюха вроде нет. В самый раз сойдёшь для Айнеке.
У мавки от удивления и ярости перехватило дыхание.
— Чего?! — прохрипела она.
— Ты сама говорила, мол, не было у тебя три лета мужика. Вот тебе мужик. Чего непонятного — то?
В комнате повис металлический звон. Это Нав, сгибаясь от хохота, ударился шлемом о стену.
— Я вот не знаю сейчас, честное слово, — прошептала Айне, часто ловя ртом воздух, как пловец после долгого нырка. — В рожу тебе дать, или плюнуть.
— Небом клянусь, никому не расскажу, если ты об этом, — спокойным тоном продолжила Бажена. — У нас нет времени искать желающих любиться на природе. Анишка твоя смылась. Появимся в городе, будь уверена, начнут следить.
Мавка медленно поднялась со скамьи. Ладони сжались в кулаки так, что побелели костяшки.
— Что ж ты, госпожа курва, сама не торопишься ноги раздвигать? — прошипела она. — До рожна высокое положение не позволяет? Или, вроде как, раз я мавка, значит мне и положено? Ну, договаривай, будь любезна. Подтверди догадку, очень прошу.
Божена, отчего-то не чувствуя надвигающейся угрозы, только вскинула брови.
— Понять не могу, чего ерепенишься. Предлагаю дело, ты бесишься. За что курвой хамишь? Накой мне ложиться? Это у меня что ли три года...
Мавка по-рысьи прыгнула через стол — пальцы кончиками скользнули по шее Божены. Положение спас Искор, чудом успевший перехватить мавку за талию. Попытался было оттащить девушку в сторону, но взамен получил по носу локтём. Следующее движение разъяренной Айны сломало бы волхву ногу, не вмешайся Нав. Латник пинком оттолкнул друга к стене.
Мавье копыто врезалось в седушку лавки, с хрустом разломило её надвое.
— Не смейте крушить мой дом! — рявкнул Искор, прижимая к носу ладонь.
Айне шумно выдохнула. Дрожащей рукой попыталась пригладить растрепавшиеся волосы.
— Специально для таких идиотов, — зло прогнусавил волхв, — у меня имеется голова на плечах. И эта голова подсказывает, что вам нужно дать две вещи! Вещь первая — пара кроликов в клетке. Вторая — хорошего пинка!
Божена испуганно крутила головой, прижимая руки к объемной груди. Мавку била мелкая дрожь.
— Дергайте волосы в месте более подходящем, — буркнул после минутной паузы волхв. К носу он приложил неведомо откуда взявшуюся тряпицу. Та почти мгновенно обрела ярко — карминовый цвет. — Ключ работает ночью. Как и положено таким ключам. Как только вы внесете его в лес, обязательно увидите, или услышите странное. Топайте за видением, не ошибетесь.
Айнеке понемногу начала успокаиваться. Дрожь унялась, дыхание стало ровнее. Но чувство стыда, которое вроде бы должно начать грызть душу, так и не появилось. Разве что жаль стало волховьего носа — но тут уж ничего не поделать. Сейчас мавка с удовольствием вмазала бы хоть князю, хоть самой Лыбяди — праматери.
Но лучше — белобрысой стерве.
— А ты? — прохрипела мавка.
— Я надеюсь еще пожить. Вернетесь с деньгами — неплохо. Не вернетесь — еще лучше. Подходящая участь для людей, живущих шантажом. Но кролики должны помочь, это такие создания, что не могут жить не любя. Их вы получите. А теперь уматывайте, пока не проклял!
******
Лес дышал холодом и сыростью. Под копытами то и дело сухо щелкали
ветки. Корни змеями струились под ноги.
Коптящий огонь факела дрожал на лёгком ветру. Отбирал у темноты еловые стволы, чтобы через шаг отдать назад. Когтистые ветви орешника царапали кожу, цеплялись за ткань рубахи. Они ухитрялись ухватить волосы даже при надетой кичке.
А еще лес, вопреки ожиданиям, молчал. И каждый шаг, каждый шорох отдавался эхом во мраке.
Мавка никогда не выбиралась сюда ночью. И, как ей теперь казалось, правильно делала. Прежде Айне частенько утешала себя тем, что в её жилах течет особенная кровь. Кровь людей, живущих там, где даже смерды пухнут с голода. Эта кровь омывала тела, которые становились пристанищем для гордых вильских духов. Девы становились мавками.
И они, её дикие сестры, сильные, смелые, выходили ночами из лесов, наводили ужас даже на бояр, укрывшихся за частоколами.
Айне думала, что её крепкие мускулы, объемные лёгкие, сильные ноги, дух, живущий внутри, все это — для такой вот вольной жизни. Айне думала, что знает лес.
Теперь девушка поняла, как сильно ошибалась.
И сейчас больше всего ей хотелось повернуть назад. Постучать в дверь волховьей землянки, и сказать что-нибудь такое... такое, чтобы этого кареглазого проняло.
Но заимку, даже не будь она зачарованной, в темноте не отыскать. Лямки берестяного короба трут обожженные солнцем плечи, над ухом звенит комар, а руки оттягивает к земле сплетенная из ивовых прутьев клетка с перепуганными кроликами.
«Не понимаю», — подумала мавка, — «как я очутилась посреди леса, с парой кролей, коробом и слепой идиоткой. Как до этого дошло? Ясно мне только одно — почему этот лесище обозвали Черным».
Божена одной рукой вцепилась в локоть мавки. Другая держала факел. Белоглазая постоянно спотыкалась о корни, и Айне всерьез беспокоилась, как бы она не подожгла себе волосы. Это, конечно, прибавит света, но проблем не станет меньше.
Где-то впереди надсадно загалдела стая чаек. Затем резко умолкла.
Мавка справедливо решила, что чайки в ночном лесу — та еще странность, и потому держала курс на звук.
«Самое забавное во всем то, что какой-нибудь шальной кладоискатель мог бы держать курс на нас. И был бы прав».
Айне скосила глаза на светлую макушку Божены. Девушка надсадно пыхтела. Ей, даже без ноши приходилось до невозможности тяжело. Каждый шаг для неё — как шаг в яму. Пальцы ног наверняка отбиты, ноги стоптаны, холод заставляет зубы стучать. Но за все время она не проронила ни писка. Держалась так, что мавка понемногу начала испытывать за спутницу чувство гордости, разбавленную горечью зависти и злорадства.
Травница все еще злилась на Божену. Но молчанием и каким-то мужественным упрямством девушка заставляла уважать себя. И от того злоба чуть утихала.
— Идём левее, — буркнула мавка, обходя жутковатый костяк сухой ели. — Сейчас будет поваленный столб. Шагай осторожно. Я сказала осторожно!
Подошва черевицы скользнула по влажной коре — девушка чудом не нырнула лицом в колючий валежник. Тут же распрямилась, открыла было рот чтобы высказаться, но тут над головами раздался треск.
Ухнула ночная птица — девушки, испуганно пискнув, одновременно присели. Лес утонул в тишине.
Когда сердце стало колотиться чуть менее поспешно, Божена удивила мавку.
Она едва слышно шмыгнула носом. Пальцами нащупала край рубашки Айне. Резко, по-детски прижалась к боку спутницы. И громко, так, что услышали, наверное, в Северных землях, разрыдалась.
Ткань быстро напиталась слезами, стала влажной. Плечи девушки вздрагивали в такт хриплым всхлипам. А еще она оказалась горячей, будто печка.
— Я такая трусиха, — проныла Божена, — калечная неумёха и ду-у-у-ра!
Мавка опустила клетку на хвойный ковёр. Прижала к себе дрожащую девушку. Нежно погладила усыпанные иголками и веточками волосы.
— Никакая ты не дура, — успокаивающим тоном сказала Айне, — ты самое обыкновенное дурище.
Божена издала стон, какой должно быть исторгает матёрый изюбрь во время гона. И разрыдалась пуще прежнего, так что мавкина рубаха намокла теперь и на животе.
— У меня вся жизнь так, — промычала в рубашку Божена, — как вода в решете-е-е! Все мимо! Делаю — мимо, говорю — мимо, я сижу в темноте, а мир идёт... тоже... мимо-о-о!
Эхо всхлипов улетало в вышину, терялось в невидимых сейчас кронах.
«Интересно», — отрешенно подумала мавка, — «есть ли тут волки?»
Сквозь стоны и всхлипы чуткое ухо расслышало мышиный писк. Потрескивание. Очень скоро пахнуло жженой тряпкой, а чуть пониже спины сделалось нестерпимо жарко.
Мавка, спешно оттолкнув спутницу, сбросила котомку. Кинулась на землю. Очень громко ругаясь, принялась кататься по песку и хвое. Кролики испуганно заметались по клетке.
— Что, что, что? — скворцом затараторила Божена, ритмично шмыгая носом под каждое «что».
— Ты меня подожгла, — буркнула Айне, осматривая повреждения. Огонь не успел ужалить кожу, но проделал в рубахе аккуратную дыру.
Божена перестала рыдать. Помолчала немного. После чего осторожно спросила:
— Тебе больно?
— Вроде нет. Но ежи будут нас бояться. Если они тут есть. Голая жопа точно имеется.
— Прости.
— Чего уж.
Холодный воздух пронзили новые вопли чаек. На этот раз совсем близко. Айне набросила на плечи лямки короба. Со вздохом подняла клетку. И, позволив Божене взять себя под руку, отправилась на звук.
— Ты на меня так взъярилась, — проговорила спутница. — Но я не хотела тебя обидеть.
Мавка хотела было гордо промолчать. Но не сдержалась.
— Ты, — сказала она, — ни словом не обмолвилась о том, что твой батенька был волхвом.
— Так ты сама не спрашивала. Что бы это поменяло?
Местность понемногу начала подниматься. Лес заметно посветлел — деревья расступились. Лунный свет окрасил серебром землю. Корни, шишки, трухлявые брёвна виделись теперь удивительными призраками из старой сказки.
Айне бросила взгляд наверх. Между черными на небесном фоне кронами хитро мерцали звёзды.
— Отец говорил, что всех духов тянет к волхвам. Мол, в этом и заключается особый волховий дар, — сказала Божена. — У мавок внутри тоже живет дух, ну, помимо человечьей души. Потому вы подле них вьетесь, как пчёлы возле цветка.
— Брехня, — фыркнула Айнеке.
— А я поверила. И предложила...
Мавка устало вздохнула.
— Давай мы больше об этом не будем говорить, ладно?
— Ладно.
Ответ Божены потонул в очередном чаечьем крике. Теперь Айне выпал случай не только слышать, но и видеть птиц. Они вились над старой разлапистой елью, как мотыльки над свечой. Белые, полупрозрачные крылья двигались неестественно — медленно, будто под водой. Чайки пролетали между колючих еловых ветвей, пронзали телами замшелый ствол, чтобы вылететь с обратной стороны.
Мавка замерла, удивленно открыв рот.
Морок вздрогнул. А затем, как это было на волховьей заимке, рассеялся. Вопли смолкли.
Айне осмотрелась. Отец Божены выбрал для клада на удивление приметное место. Птичий гомон вывел девушек на вершину холма. Внизу ветер качал седые кроны деревьев. Вдалеке виднелась стальная лента реки, чернильное пятно города, хищные очертания детинца.
Странно дело: такую высокую кручу непременно должно быть видно с городской стороны. Но для Айне Черный лес всегда оставался сплошной ровной стеной. Без контрастных подъемов.
А еще макушку холма венчает мягкое одеяло мха. Копыта мавки при каждом шаге погружались в него на половину пальца. Но здесь, на хорошо обдуваемой местности никаких мхов расти не должно. Это не яма, не лесная балка.
— Мы пришли, — сказала мавка, опуская клетку. Девушка с облегчением сбросила короб, повела плечами, пытаясь размять мышцы. — А теперь подсвети, будь добра.
Замёрзшие пальцы не без труда справились с кожаными ремешками. Откинули крышку. Мавка выложила на подозрительный мох прихваченную из дома деревянную лопатку — ей она, бывало, выкапывала нужные в травничьем ремесле корешки. Рядом с лопаткой устроился нож в ножнах лакированного дуба. Здесь же лёг сверток со снедью и трутом для костра.
— Так, — пробормотала девушка. — Самое время проверить мохнатиков. Дай мне факел. Я подсве... о, вильи... о нет.
Божена поёжилась.
— Что случилось?
Мавка осторожно открыла плетёную дверцу. Проверила еще раз. Закрыла. Пальцами коснулась висков. Из груди вырвался полный негодования стон.
— Ну чего ты мычишь?! Телишься?
— Один из кроликов, как бы тебе сказать, — убитым тоном проговорила Айнеке, — в общем, он сдох.
******
Пламя костра гудело на ветру. Протягивало к ночному небу рыжие лапы, будто пытаясь ухватить что-то невидимое. И, заполучив желаемое, прятало их между собранных мавкой сучьями. На ветках сквозь белый пепел, перемигивались рубиновые огоньки. Дым вился тёмной кисеёй, ветер уносил его в сторону, заветной ели.
Подле колючих ветвей призрачно мерцала стайка светляков. Под холмом, тревожно кричала ночная птица.
Пахло хвоей, влагой, баней.
Айне лежала на боку, подперев голову рукой. Правый бок грел жар костра. Левый — лежащая рядом Божена. Девушки решили, что поспят до первых лучей, после чего вернутся к волхву.
Огонь горел. Волшебное место умиротворяло. Звезды ослепительно светили. А сон отчего-то не шел.
Мавка знала, чем грозит ночь на холодной земле, и потому потратила немало времени, чтобы собрать лапник. Сверху постелили плащ — вышла недурная постель
— Айнеке, — прошептала Божена, — ты спишь?
— Нет, не сплю.
— Я все думаю о проклятье, — уже громче произнесла девушка. — Мы совсем рядом с кладом.
Мавка улыбнулась. Повернула голову. Пышные волосы Божены защекотали нос.
— А ты не думай о нем, тем более в подлунный час. Мы же не копаем? Ну и чего тогда бояться?
— Хм... ты права, пожалуй. Спокойной ночи, Айне.
— Спокойной, Божена.
Айне перевернулась на спину. Между плывущих в вышине облаков мелькнула искра. Звезды имеют обыкновение падать так быстро, для того наверное, чтобы люди не успевали загадывать желания. Мавка пообещала себе, что второго раза не упустит — так и случилось бы, не помешай Боженина возня.
Спутница вздохнула, ежась.
— Не спится, — пожаловалась Божена.
— Мне тоже, — буркнула Айне, размышляя, чем бы себя занять.
На задушевные беседы не тянуло, хоть место и обстоятельство прямо-таки толкали к этому. Мавка даже почистила зубы надкусанной палочкой — она ни при каких условиях не изменяла привычкам. Было бы
неплохо еще заштопать рубашку, да уж слишком мало для этого света.
К треску костра прибавился хруст потревоженного лапника — Божена резко села. Размяла пальцами измученные за день ступни, постанывая сквозь зубы.
Айне в который раз отметила про себя, что природа наградила девушку на удивление музыкальным голосом. Свет костра подсветил темный обрис фигуры под одеждой. Полная грудь мерно вздрагивала при каждом движении. Зрелище вышло волнующим.
— Дай посмотрю, что там у тебя, — вздохнула мавка поднимаясь. Уселась поудобнее, поджав под себя ноги.
Божена молча позволила осмотреть ступню.
— Какая крошечная. Ну, как и ожидалось, стоптала в кровь, — заключила Айне. — Дам тебе мазь, как только вернемся домой. А пока только вот это...
Тонкие пальцы мавки одновременно надавили на нужные точки. Сильно дернули. Под кожей что-то хрустнуло, Божена отозвалась сдавленным писком.
— Давай вторую.
— Не на... а-а-ай! О... стало легче.
Девушка пошевелила пальцами, улыбаясь.
— Ну ты ловка!
— А то!
Ноготки Айне скользнули по бледной коже ступни. Затем выше, по голени.
— Ты вся исцарапалась, теремное создание, — буркнула мавка. — Это снимет зуд.
Божена откинулась назад, опершись на руки. Айне заметила, как её кожа покрылась мурашками, то ли от нехитрого колдовства, то ли от холода. Рубашка обтянула грудь — под тканью обрисовались острые бугорки сосков.
Мавка почувствовала, как кровь приливает к щекам. В душе поселилось неуютное чувство — так бывает, когда обманываешь кого-то. И Айне поняла, что обманывает сейчас саму себя, занимаясь якобы лечением.
И потому это лечение прекратила. Поправила неприлично задравшуюся рубашку Божены.
— Мне с тобой очень повезло, — произнесла спутница, белозубо улыбаясь. Отчего щеки Айне зарделись ярче прежнего. — А вот тебе со мной не очень. Тащила весь день через буреломы. Теперь лечишь. Честная мавка.
— Ну...
— Слушай. А волхв этот видел нас на берегу, да?
— Видел — видел.
Божена выдержала паузу. Незрячие голубые глаза смотрели куда-то за спину мавки.
— Он это... пялился?
— А то.
Девушка хихикнула. Быстрым движением перекинула косу на грудь. Короткие пальцы с аккуратно обстриженными ногтями теребили кончики волос.
— Вот козёл, — фыркнула Божена, краснея. Мавка в голос расхохоталась.
Совиный крик вдалеке испуганно оборвался на полузвуке.
— Солнце, давай спать, — вздохнула Айне. — Будет завтра и волхв, и разговоры.
Спутница в ответ поморщилась.
— Да ведь тебе тоже не спится, сама сказала. Давай поговорим. А то скоро ты станешь жутко богатой и дерзкой. Я не смогу спросить все, что хотела.
— Как знать, может я и сейчас не смогу ответить, — осторожно произнесла мавка.
Божена выдернула стопы из мавкиных ладоней. Подсела ближе.
«Ну вот», — грустно подумала Айне, — «Ну что такое, в самом деле, с этой дурёхой?»
— Если что пойдёт не так, ты всегда можешь меня поколотить, — серьезным тоном произнесла спутница. — Только не перестарайся. Уж больно горяча.
«Горяча», — эхом отдалось в голове. Мавка закусила губу.
— А ты уж больно любопытна. Шут с тобой, спрашивай. Про три года, небось?
— О! Да ты не только знахарь, еще и пророчица. А и спрошу. Что там с твоей Анишкой?
— Чего с ней? — буркнула мавка. — Не мужик она, не бойся.
Божена скорчила смешную мордашку. Поправила ворот рубахи.
— Я знаю. Человек не зоркий, да не дура.
— Ну раз не дура, значит уже сама все поняла. Что я делаю со своей челядью тебя, прости, касаться не должно.
Ротик Божены удивленно приоткрылся, выпуская облачко пара. Пока девушка обдумывала услышанное, Айне подбросила в костёр еще веток. Огонь на мгновение угас, чтобы вспыхнуть ярче прежнего.
Стало чуть теплее.
— Нет, — твердо произнесла Божена, слепо та

26.03.2019

Две дамы и любовник

В тот вечер мы были в клубе, развлекались, немного выпивали, и искали его. Того, кто сделает этот вечер ещё лучше. А мы это я, Нина, и она, Марина, моё самое любимое создание. Мы вместе вот уже почти 12лет, с конца пятого курса универа, и наша любовь не только не утихла, но даже растёт с каждым днём. До встречи друг с другом, мы встречались исключительно с парнями. Нет блядями мы небыли, но секс обожали, те пять-шесть парней в нашей жизни, были просто в восторге. Но на той студенческой вечеринке много лет назад, мы выпили, много выпили. И проснулись у меня, в моей комнате, в моей постели, абсолютно голыми. Наши губы были припухшими, и ни до сих пор хранили вкус наших кисок. А наши киски до сих пор хранили всю ту влагу, что мы дали. А как наши тела приятно тянуло. Так бывало только после очень хорошего секса.
Поэтому мы точно знали, что было, даже несмотря на жуткое похмелье. Почти месяц мы избегали друг друга, хоть и желали в тайне увидится. Воспоминания о той ночи, нет, не воспоминания, их не было, те ощущения утром, будоражило наше воображение. Каждую ночь мы придавались самоудовлетворению, в попытках уловить хоть толику тех прекрасным мгновений что не помнили. Всё это время мы не могли ни очём думать кроме этого. Парни нас перестали интересовать, были только она и я, я и она! И наша встреча произошла, по воли случая конечно, но с тех пор мы вместе, и только вдвоём.
Но возвращаясь в клуб, я нашла его. Молодого парня у стойки бара. Который в данный момент флиртовал с какой-то девушкой. И дабы не потерять цел, я отправила к нему Марину. Она у меня умница, и красавица, поэтому паренёк клюнул очень быстро. И вот уже через пол часа, он везёт мою любимую, к нам домой, а я следом. Эта парочка ворвалась к нам как заправские любовники, целуясь и раздеваясь на ходу, оставляя дорожку из одежды до самой спальни, нашей спальни. И уже там, он почти с ходу оказался на ней, и в ней, и так задвигался, так задвигался.
Пока они там придавались страсти, я тихо вошла в наш дом, и направилась к ним, по пути собирая всю их одежду, и убирая её в шкаф. И вот несколькими минутами позже я уже стояла в дверном проёме, нашей с любимой спальни. А там естественно они. Макс вовсю работал бёдрами, вгоняя свой немалый член, в аккуратное лоно Марины. Ох, а как качались при этом его яички, как они качались. А как стонала любимая под ним, что я невольно залюбовалась этим, да и моя собственная киса стала немного зудеть и плакать.
Пару минут полюбовавшись, я направилась к ним. Подойдя в плотную, встала позади Макса. От чего тот испугался, и так вогнался в Марину что та кончила, в прочем, как и он. Если конечно судить по тому как напряглась его спина, к которой я прижалась. Но это не всё что я сделала, так же я обхватила своей ладонью его яички, и немного их сжимала, как бы выдаивая из них ещё немного семени, для себя и любимой.
Но вопреки моим ожиданиям, Макс перестал трахать Марину, потому что он замер. Видимо я его напугала немного больше чем хотела. Хотя я также знала, как оживить его вновь. Для чего прошептала ему на ушко, пару фраз. Примерно следующего содержания. Доставь ей удовольствие, или я тебе яйца оторву. Для убедительности сжав его мячики посильней. После чего добавила. Но если ты дашь моей любимой, то удовольствие которое она желает, и то удовольствие которого она заслуживает, и ещё полностью опустошишь свои шарики в её лоно. То ты сможешь сделать это и со мной тоже, или даже снами обеими.
Мои слова, явно напугали его, и одновременно приободрили. Да как приободрили. Член что пару мгновений назад был вялым, аж подскочил, и вновь воткнулся в норку моей любимой. И это он просто встал. Я так и стаяла позади него, сейчас уже нежно гладя его яички, очень нежно, и шепча ему на ухо разного рода глупости. От чего Майк не на шутку завелся, и вновь стал двигаться в лоне моей любимой. Делая это всё более резко и с каждым разом проникая в неё всё глубже и глубже.
Поэтому неудивительно что Марина так быстро кончила, а потом ещё раз. Третий же раз, у них был обоюдным. Любимая так вся выгнулась под ним, так выгнулась и натянулась, её ножки взлетели в верх, а пальчики на них сжались. А что творили её ручки с простынёй. А что творилось с ним, он тоже выгнул спину, задрал голову к верху, и был таким напряжённым. Так тяжело дышал, хотя нет, он хрипел, и как мне показалась даже хрипло стонал. Ох, а как сжались его яички, выплёскивая в мою любимую струя за струёй семя. Ох, а как я чуть от этого не кончала МММ...
Когда они наконец отошли от сладких и очень напряжённых переживаний, у них обоих были очень глупые, но такие довольные лица. Но теперь я хотела, и хотела их обоих. Поэтому проктически заставила эту парочку заняться мной. Ложась спиной на постель, я раздвинув ножки и велела любимой ублажить меня. Пареньку я тоже нашла занятие, явно не совсем то занятие, которого тот ожидал. Но мне было плевать, я хотела, очень хотела, а он у меня в очень большом долгу.
В общем я велела Максу оседлать моё личико. Да не удивляйтесь, я этого хотела. Но не так как вы подумали, мне нужен был не его член, нет, мне нужны были его яички. Очень нужны, только от воспоминаний о том, как они лежали у меня в руке я намокала ещё сильней. Чему кстати очень радовалась Любимая. Я расположила Макса над своим личиком так чтобы иметь хороший доступ к его бубенчикам. Пропустив свою руку сзади между его ног, я стала наминать так понравившиеся мне мячики.
Но взглянув снизу в верх на его лицо, я увидела, как тот смотрит не на меня, а на Марину, даже то что он сидел к ней спиной, ему намешало. И с таким желанием смотрит, что его член моментально выпрямился и окреп прямо на моих глазах. Меня это очень сильно задело, укол ревности был настолько велик, что я хотела смять его яички так сильно, что сама себе поражалась. Но в место этого поцеловала, нежно, очень нежно, с наслаждением и заботой. И повторяла это ещё и ещё. Пока одно из яичек Макса не оказалась у меня во рту. Я его сосала как какой-то Чупа-чупс, его нежнейшая кожа на моём языке, была неимоверно вкусна. Даже явный привкус пота меня не отталкивал, даже наоборот. Я от этого даже кончила, оросив личико любимой, небольшой струйкой смазки.
Потом проделала это и со вторым упругим мячиком, потом перейдя вновь к первому.
И так меняя их бесчисленное множество раз. От этой игры я кончила ещё не менее трёх раз, а может и больше. Я так ушла в сосание яичек Макса, что совсем потеряла счёт времени и своих ощущений. Меня вывела из этой эйфории его оргазм. Его яички натянулись, напряглись, его член задрожал, а он сам прогнул плечи назад, поднял лицо к потолку, и захрипел. Пока с его конца стреляло семя, раз за разом. А так как его конец был нацелен чуть ли не вертикально в верх. Вся эта артерийская масса, оказалась на мне. Ну и немного на нём.
Я тоже не осталась без очередного сахарка, потому что как только его яички сжались, и первые струи стали падать мне на личико, через моё тело прошёл очень сильный спазм удовольствия. Я очень сладко кончила, естественно дав любимой ещё своих соков. И между прочем не только их. В такие моменты я иногда могу чуточку описаться, и это был именно такой случай. Но Марину, эта моя особенность никогда не смущала, наоборот, она даже очень ей была по душе.
Но нам этого было мало, ой как мало! Поэтому я для начала позволила Марине почистить себя и Макса, естественно мы посмаковали с любимой его семенем. На вкус он был не очень, но сама ситуация делала эту гадость, ой как вкусной и желанной. Когда мы проглотили, и ещё немного побаловались, то обратили внимание, на паренька, он был моложе нас с любимой лет на десять, а то и больше, но мы обе его хотели! Поэтому неудивительно что его уже давно окрепший член оказался между нашими губами и под заботой наших язычков. Мы какое-то время его баловали, но в итоге нам пришлось отступить, мы ведь не хотели, чтобы он кончил раньше времени.
Его член
нам нужен был в боевом состоянии. Поэтому мы с Мариной легли валетом, в то время как Макс пристроился к моей киске. О как его член был велик, одно его проникновение было просто фантастически приятным, а когда он начал двигаться, я едва не кончила. В прочем я эта сделала в тот момент, когда любимая тоже стала меня ласкать. Я кончала, и кончала, мне было хорошо, но я хотела большего, поэтому стала и Марину ласкать. Точнее я уткнулась личиком в её киску, и терлось кончиком носа об её клиторок. Который давно уже показался на свет из своего укрытия. И как же он приятно благоухал, а каким был влажным. Да что там он, как её киска хлюпала от каждого нашего движения.
В прочем там были не только её соки, из лона любимой сочилось семя Макса, да струйка была небольшой, но такой притягательной. Естественно после того как мой оргазм отступил, я припала к киске Марины в серьёз. Просмаковав её мясистые губки, собирая ту вязкую слизь, которой они были покрыты. После чего переключилась на её лоно, так мной любимое отверстие. Как и раньше семя паренька было не очень на вкус, но вкупе с нектаром любимой. Это был очень вкусный коктейль.
Макс тоже без дела не сидел, и одновременно мешал мне ублажать и смаковать любимую, и дарил столь прекрасные ощущения гуляя в моей норке. Марина тоже ублажала нас, да нас, она проходилась своим язычком то по моим складочкам, то по яичкам паренька, то по его члену, то по моим ножкам. Нам было хорошо, очень хорошо, и с каждым мгновением, становилось ещё лучше! Первой не выдержала именно я. Меня накрыло, тело одеревенело, сладкие спазмы проходили снизу-вверх. Киска трепетала, норка пульсировала, а тело пробивала мелкая дрожь. Я не могла дышать, я не могла стонать, я умирала от удовольствия.
Но это я так думала, потому что следующим кончил Макс, и во мне как лавовый гейзер прорвало. Каждая струя обжигала меня изнутри, пульсация его члена распирала стенки моей вагины. Его руки на моих боках, держали мёртвой хваткой, и я была так глубоко на него насажена. Что я вновь стала кончать. Я сама от себя такого не ожидала, такого никогда не было. Я от удовольствия даже вновь описалась.
Что, наверное, и стало последней каплей для моей любимой. Так как в голос стонала, орала и едва не рвала простыни. Марина гуляла бёдрами, в попытках плотней прижаться к моему личику, моим губам, и моему бойкому язычку. Её киска дала столько влаги что я не успевала её убирать, да что там, она в первые за всё время нашего знакомства, описалась. Да как описалась, струя была знатная. Моё личико, волосы, постель и естественно она, была в этой солоноватой моче. Нет, для меня это не стало большим шоком, мы уже не раз баловались писая друг на друга, даже поили друг друга уриной. Но укол ревности проскочил, так как это было впервые в постели, во время секса, да ещё и этот паренёк.
Марина любовь всей моей жизни, она мой свет, и моя тьма, и она моя, и только моя. Паренька я нашла не для любви, а как живой вибратор, нам обеим нужен был член, горячий, твёрдый, и пульсирующий. И он превзошёл все наши ожидания. Столько удовольствия, наивысшего удовольствия, за столь короткий срок, мы получали крайне редко.
Нас всех ещё нескоро отпустило, особенно накатившая усталость. Макс из последних сил слез с меня, и завалился рядом. Я же так и лежала на любимой, одно из её коленок, было мне в место подушки. Прошло минут десять, а то и больше, прежде чем я почувствовала на своей киске губы любимой, а в норке её язычок. Она убирала следы наших шалостей. Он кстати тоже стал оживать, так как я почувствовала его большие руки на своей спине и бёдрах. Он гладил меня, подбираясь всё ближе и ближе к попке.
И вся та свистопляска вновь завертелась. Всю ночь наши тела переплетались в клубке страсти, наших с любимой соков, его семени, и смеси нашей мочи. Мы знатно запачкали постель, но нам было абсолютно плевать, удовольствие было превыше всего.
Мы с Мариной имели собственное дело, мы им управляли, я занималась делами, а она финансами. Мы сидели в одном офисе, просторном и красивом. Наши столы были друг напротив друга. Что немало удивляло наших клиентов и партнёров. Так вот, мы уже какое-то время думали о помощнице. Секретарши если быть проще. Но сейчас, после того как познакомились с Максом, мы хотели только его. Он нужен был нам, и нужен был полностью и без остатка. Нет мы его не любили, мы просто его хотели. Поэтому должность секретарши стала его, да пришлось его поуговаривать, и переименовать в секретаря, но он согласился.
И с тех пор он всегда с нами, как на работе, так и дома. И удовлетворяет все наши потребности. Между прочим, в своё же удовольствие!

24.03.2019

Молодая и зрелая

«У меня к тебе деликатная просьба, зайдёшь сейчас?»
Прочитав сообщение от своей соседки Анны, я отложила все дела и поспешила на зов.
— Слушай, Ксюх, тут такое дело, в общем муж подарил мне на 8 марта искусственый член, ну, чтоб я не скучала в его отсутствие. А я совершенно не знаю, как им пользоваться-то вообще?! Слава завтра приезжает и обязательно попросит показать, как я играла с ним. А я к своему стыду даже из коробки его не доставала.
— Ну-ка, покажи, — заинтересовалась я.
Анна достала из шкафа искусственый фаллос и продемонстрировала его мне.
— Ничоссе! Он что не мог купить реалистичный размер?! — удивилась я, рассматривая здоровенного хуину.
— Сказал, что это не предел, были еще больше, — рассмеялась от души Аня. — Ну так что, посмотрим, как эта штука работает?
— Ты хочешь проверить ее на мне? Ага, я конечно, крупный специалист в использовании дилдо, — хмыкнула я, начиная подозревать, к чему она клонит.
Интересный разговор вдруг приобрёл неожиданный поворот. Анна подходит ко мне вплотную и кладет руки на плечи.
— Ты знаешь, что все женщины от природы бисексуальны? — интересуется моя старшая подруга.
— Эм... Кажется, слышала о таком, Фрейд, да?
— И что, ты не согласна с этим утверждением? Тебя никогда не привлекали другие девушки?
Вопросы Ани вгоняют меня в ступор. Я боюсь вот так взять и откровенно признаться в том, что хотела бы переспать с девушкой. Я ни раз фантазировала на эту тему: каково это — лизать киску и самой изгибаться от фокусов женского языка. Ведь ни один мужчина не знает женского тела так, как знает женщина. Несомненно, Анна сейчас подбивает меня на секс. Это будоражит воображение! Вот так — спонтанно, без должной подготовки... Сердце бешено колотится, я зависаю на грани между легким испугом и предвкушением чего-то необычного. У меня есть два варианта: отдаться в руки опытной женщине или валить на все четыре стороны. И я, как истинная любительница сексуальных приключений, конечно, выбираю вариант 1.
— Неужели тебе, такой красивой и свежей, не достаёт ласки? — вопрошает искушенная в сексе женщина.
— Ты же знаешь мою ситуацию. Муж отвратительно делает куни. Я даже не прошу его больше об этом. Этот вид секса давно исчез из моей жизни, — досадую я.
— Эту ситуацию можно исправить, девочка моя.
Аня скидывает халатик и остаётся совершенно голой. Ее спелые груди воинственно топорщатся сосками виноградинами, а внизу — на круглом лобке, у нее темнеет кустик курчавых волос. Я задышала часто-часто. Ее тело напоминает мне кадры из порно-ретро фильмов, которые я обожаю! Меня почему-то дико возбуждают эти волостистые гениталии и непринуждённый секс. (сущая правда!) Я чувствую острую необходимость потрогать рукой пещерку Ани. Словно читая мои мысли, она берет мою ладонь и кладет на свой податливый холмик. Боже, между ног у нее пылает настоящий огонь! Нежные половые губки влажные и горячие. Я, как заколдованная, глажу Анину норку, чувствуя, как становится мокро в моих собственных трусах.
— Смелее, не бойся! Ты делаешь мне приятно, — подначивает меня соседка.
Мои пальчики принимаются разглаживать складочки внешних половых губ, попутно взъерошивая немного слипшиеся от тягучей влаги лобковые волосы, тогда как вторая моя рука ни на секунду не перестает обхаживать увесистую грудь Анны.
Я забежала к ней в домашнем халатике, но в отличие от нее надела трусы, от которых Аня меня тут же избавила. И вот я уже голая стою и дрожу перед ней, заведенная ситуацией, трепещу и страшусь немного — не без этого!.
Я смелею и ввожу указательный палец в Анину дырочку. Внутри мягко, оооо, ввожу второй и замечаю, как подогнулись коленки моей соблазнительной подруги.
— Пошли в кровать, там будет удобней.
Мы бросаемся в супружескую постель, как в реку наслаждений, исступлённо целуемся в губы, попутно лаская друг другу киски. Искусственный член лежит рядом и ждет своего часа. bеstwеароn Мягкий мох на ее пухлом лобке заводит меня ни на шутку, наклоняю голову и кончиком языка дотрагиваюсь до клитора. Аня дергается и стонет от предвкушения наслаждений. Ее вагина приоткрыта и сочится влагой. Я врываюсь языком в ее горячее лоно и пробую ее изнутри. Возбуждение просто зашкаливает! Когда ты делаешь что-то впервые, то эмоции настолько сильны, что перестаёшь себя контролировать.
— Залазь на меня сверху! Да, вот так, — я устраиваю свои дырочки возле ее лица и продолжаю ласкать губами ее сладкую щелку.
Аня не остается в долгу, и принимается обрабатывать языком мою норку. Я
взвываю от наслаждения, когда язычок проникает внутрь, и стону, когда она втягивает в рот клитор... Я изгибаюсь дугой, развратно оттопырив попку и широко разведя бедра. Должно быть, со стороны это выглядит очень красиво и эстетично — две разгоряченные нимфы, сплелись телами и в безумном желании ласкают друг друга. Молодая и зрелая — две противоположности, которых объединяли две вещи — влечение к одному и тому же мужчине и несомненная тяга к сексу. Ни на минуту не перестаю думать о Славе и мечтаю, чтобы он увидел нас сейчас.
Тянусь рукой к вибратору, поворачиваюсь лицом к Ане и демонстративно облизываю искусственую крупную головку. Она охает, понимая, что вибрирующая штуковина сейчас окажется в ней. Ввожу медленно, сантиметр за сантиметром, все еще возвышаясь над ней. Искусительница продолжает ласкать мои обе дырочки, и я чувствую, что уже на грани оргазма. А что говорить о ней! Громадный Фаллос проник в нее полностью, заполнил до отказа, вибрация массирует стенки влагалища, а я стимулирую язычком клитор, распространяя по ее телу волны наслаждения. Анна стонет, когда я извлекаю член из нее, а потом снова вгоняю его внутрь — жестко и безпощадно. И она кричит, заходясь в мощном оргазме: аааааах! Оооооох!!! .
— Почему ты так долго не кончаешь? — немного отдышавшись, спрашивает она.
— А я балансирую на грани, что доставляет мне огромное томительное удовольствие.
Я слезаю с Аниного обмякшего тела, проехавшись липкой промежностью по ее животу. Достаю пенис и как есть — мокрого, в ее соках, ввожу себе в киску и откидываюсь телом назад. Внутри все зудит от нестерпимого желания, не жалея сил я орудую членом у себя между ног. Какой же он огромный... ! Аня помогает мне получить удовольствие, смакуя мои твердые соски, трется об мое бедро мягкой и влажной пещеркой. А я все никак не могу унять внутренний зуд — настолько острое возбуждение.
Анна устраивается между моих широко разведённых ног и извлекает из моего сокровенного местечка член. Она пускает в ход свои умелые руки, которые работают в едином ритме: левой Аня сжимает и приподнимает набухшую грудку, попутно выкручивая и оттягивая сосочек, правой разводит в стороны половые губы и мягко трет постоянно увлажняющийся клитор. Мгновение сменялось мгновением, а женщина все повторяла и повторяла движения, не ускоряя и не замедляя темп. Это неспешная пытка доводит меня до исступления, для меня теперь существуют только пальцы подруги, которые со знанием дела играют с самыми чувствительными точками моего раскрепощенного тела.
Женщину безмерно заводит моя чувствительность и открытость, было заметно, что ей искренне хочется доставлять удовольствие мне — такой молодой и неопытной. Навалившись на меня сверху, Славина жена умеючи сосет мою грудь и драконит пальцами без того возбуждённую вагину.
Развратница отцепляется ненадолго от моей груди, на которой остается легкий засос после продолжительного контакта, и я тотчас ощущаю, как согнутые пальцы женщины проникают в мое лоно мягко, но настойчиво, словно Аня сажает меня на крюк. Женщина несколько секунд нащупывает что-то внутри моей норки и, найдя, начинает неистово трахать меня. Импровизированный крюк из пальцев входит и выходит из текущей щелки, одновременно потирая обостренно чувствительный клитор и какие-то точки во влагалище.
— Мммм!! Аааа!! Мммм!! — кричу я от удовольствия и дышу прерывисто, мое содрогающееся тело струится каплями пота от продолжительной гонки за наслаждением.
Из меня вырывается теплая струя — впервые в жизни у меня случается сквирт. Это неописуемое блаженство и восторг!
А после мы лежим расслабленные и обессиленные, голые и довольные. Я преисполнена благодарности к ней за доставленное удовольствие.
— Ксюх, у Славки скоро юбилей, и я хочу сделать ему подарок. Только пойми меня правильно...
— Так, что еще ты задумала? — настороженно интересуюсь я, стараясь скрыть блеск своих глаз. Ведь я по ее лицу уже догадалась, что она придумала.
— В общем, хочу, чтобы он трахнул тебя, то есть нас обеих сразу, — заявляет она прямо. — Давно хотела сделать ему такой подарок, но не было подходящей кандидатуры. Ты человек проверенный. Он будет в восторге от моей идеи. Поможешь мне?
Ответить мне мешает шум открывающейся двери. На пороге спальни стоит уставший с дороги Слава. Удивленно приподняв бровь, он усмехается:
— Хотел сделать сюрприз, приехав на день раньше и застал жену в постели... с любовницей.
— Мы тебе все объясним! — хором, не сговариваясь, воскликиваем мы с Аней и, переглянувшись, весело смеемся.

23.03.2019

Разбогатевший

В начале 2010 я был простым студентом третьего курса, и учился на программиста. Лелея свою давнюю мечту стать создателем компьютерных игр. Ещё с малых лет я был игроманом, увлёкшись ими играя на тогда популярных приставках. В первую очередь Денди конечно, потом Сега. У моих родителей денег хватало, поэтому с годами у меня появлялись и другие приставки, потом и свой компьютер. И он был довольно мощный по тем временам.
На нём я тоже играл не мало, вот так я и пристрастился к играм, а потом и к программированию. В прочем, пойти учится я решил не сразу. После армии и нескольких лет потраченных на учёбу в училище. Родители настояли, чтобы я получил в начале техническое образование. Отец был электрик, ну я и отучился, было не очень сложно. И уже после этого поступил в университет на программиста. Правда получилось поступить только на заочное обучение, слишком поздно спохватился и проморгал время. В итоге обучение стало платным, и пришлось искать работу.
В прочем с работой особых проблем не возникло, отец подсобил, и устроил к себе на предприятие. Так и шли несколько лет, учился я хорошо, высшая математика и остальные левые предметы мне довались вполне легко, ну почти легко. У меня было много свободного времени и чёткая цель впереди. Хотя корочки мне были особо не нужны, да и само обучение в универе, тоже. Просто мне нужен был своего рода кнут, который бы меня подгонял. И это работало, моя мотивация не спадала с годами.
И вот после сессии в начале 2010 года я заинтересовался Биткоинами, в то время про эту крипто валюту знали не так много людей, как сейчас. От части из-за её смешного курса, за один Биткойн давали 0, 008 доллар. Благодаря чему их было чрезвычайно легко получить. И я прильнул к этому пока непонятному источнику. И прикупил себе немного, за пару месяцев накопилось немногим больше 2000 Бикойнов.
Но перед майскими праздниками произошло неожиданное, я попал в автомобильную аварию. Если честно ничего серьёзного, но я довольно сильно приложился головой об рулевое колесо. В то время я водил подержанную ниву, естественно без подушек безопасности. И так как меня ничего особо не беспокоило, то и обращаться в больницу не стал. За что и поплатился менее чем через неделю, упав без сознания у родителей дома.
Как я узнал уже позже, намного позже, у меня было внутричерепное кровотечение, небольшое, но достаточное чтобы обеспечить отёк мозга. Потом несколько срочных операций и долгая кома. Я пробыл в ней почти семь лет, неожиданно проснувшись как-то ночью, в отдельной палате, в темноте. Моя мама была врачом, и это скорей всего её заслуга. Как бы тони было, но мне понадобился почти год на восстановление. Прежде чем я вернулся в свою старую квартиру. Родители сохранили её в том состоянии, в котором я её оставил.
Но когда я проснулся, то узнал печальную новость, отец скончался от сердечного приступа, где-то за год до моего пробуждения. Он был старше мамы на n-надцать лет, и ещё до моей комы жаловался на сердце. Поэтому я несильно удивился его кончине, но при этом горевал не меньше чем мама. Братьев или сестёр у меня нет, поэтому то мама и направила всё своё внимание на меня. От сюда и отдельная палата, и довольно дорогой уход.
В общем, после долгой реабилитации, я решил переехать обратно в родительскую квартиру. Но перед эти заехал к себе, типа вещи собрать и всё такое. За этим занятием наткнулся на свой старый ноутбук, конечно в то время он был довольно мощным, и дорогим. Я было хотел его включить, но тот комок пыли в решётке радиатора, заставил меня передумать. Поэтому я отложил это на потом, продолжив сборы. На всё про всё ушло около двух дней, и много коробок.
И уже в родительской квартире, теперь моём доме, я вернулся к ноуту. Его чистка убила ещё почти сутки, настолько сильно его засрало время, и моё отсутствие. Как бы то ни было, но я его запустил, вылезло множество сообщений, об обновлениях и истечении сроков лицензии. Но старые навыки были при мне, и я справился со всеми проблемами, ну разве что кроме одной, аккумулятор сдох окончательно, и ноут работал только от сети.
Только после всей этой возни я наткнулся на старые записи, там были записаны все мои Ники и Пороли. Естественно за пришествие лет, большинство из моих страничек и аккаунтах, были аннулированы или закрыты. В прочем, я и несильно надеялся что те ещё работают. Хотя кое-что меня заинтересовало. Поэтому я запустил отцовский компьютер, в кабинете в котором всё это время сидел. Недолго полазив по сети, выяснил что Биткойны неслабо так окрепли и подросли, пока я спал.
Но перед тем как радоваться всей душой и телом, пришлось выяснить владею ли я ещё то горой Биткойнов, которые у меня когда-то были. И как оказалось, владею, и немного поработав с конвертором волют, я выяснил что по нынешнему курсу, у меня больше двадцати миллионов долларов. Одно это заставляло появляться на моём лице, довольно глупой улыбке. В прочем надо ещё как-то обменять Биткойны на обычные деньги. В то время, когда я ими только заинтересовался, меня это особо не заботило. Да и зачем, в то время это были смешные деньги.
Не меньше недели ушло только на то, чтобы узнать наиболее выгодный способ обмена. Причём тайно, маме сказал что ищу работу. Что было довольно аргументировано, ведь старую работу я потерял по уже известным причинам. Как, впрочем, и возможность доучится в универе. В том уневере в котором я учился, просто упразднили курс программиста. Как я узнал, это произошло через пару лет после той моей злополучной аварии. Но не будем о плохом, теперь я по сути миллионер, и могу сам делать игры.
В прочем я не торопился с этим, а всё потому что я ещё не до конца влился в современные реалии. Мне были неведомы все изменения, которые произошли за время моего отсутствия. Поэтому то я и углубился в соц. сети, параллельно этому продолжая обмен крипто валюты на реальные деньки, и распределяя их по разным счетам. Но менять все Биткойны не собирался, так как курс становился всё выгодней и выгодней, зачем бросать такую кормушку без нужды. И одной кормушкой я довольствоваться не собирался. Поэтому для начала один из счетов сделал накопительным, причём сумму положил приличную.
После долгой комы, реабилитации, и неожиданно свалившегося богатства, я хотел себя порадовать. И поэтому выбор пал на секс, которого у меня не было без малого восемь лет. Но так как я ещё не до конца окреп, и некоторые последствия долгого бездействия ещё присутствовали, особенно небольшая вялость мышц. Тратить время на раскрутку девушек на потрахушки мне несильно хотелось, а покупать дешёвую проститутку себе дороже, то выбор резонно пал на дорогих профессионалок.
Для секс-вечеринки снял себе квартиру на ночь. Причём не дешёвую, хорошо обставленную, и со стилем. Особенно мне приглянулись ванная комната с большим джакузи, и спальня с просто гигантской кроватью, этаким трахадромом. Маме сказал, что останусь у друга на ночь, во время реабилитации я сдружился с парой пацанов, и та знала о них, поэтому особых вопросов не возникло.
Уже на месте, в смысле на съёмной хате, заказал себе девчонок. Ещё заранее прозвонив тему дома, я нашёл несколько подходящих вариантов. В прочем в первую очередь меня заинтересовало объявление двух девушек чуть за двадцать. В их репертуар входило почти всё, что мог пожелать обычный парень. Хотя всё это стоило довольно дорого, за ночь эти блядушки брали 25000 деревянных. В прочем сейчас я при деньгах, и на себе экономить не собирался, тем более что они мне понравились.
Менее чем через час, они уже звонили в домофон, а ещё пятью минутами позже, я уже впускал их в квартиру. И они были даже лучше, чем на фотках. Старшая из них была брюнетка, высокая такая, длинные прямые волосы, спадающие на обтягивающее чёрное платье длинной чуть ниже коленок. Которое подчёркивало её превосходную фигурку, особенно кругленькую попку. В прочем и верх был не хуже, грудь третьего размера, может чуть больше. Которая
хорошо просматривалась через вырез на груди. И как я понял по отчётливо проступающих соскам, лифчика на ней не было, в прочем, как и трусиков.
Вторая девушка была блондинкой, и довольно низенькой, на вскидку чуть больше 160 см ростом. Её кудряшки на голове, напомнили мне про главную актрису из Шоугёлз. Мою главную сексуальную фантазию, после середины 90-х. В прочем на этом её сходства и заканчивались. Так как блондинка была пышногрудой, пятый размер если я правильно понял, и широкие бёдра. И вся эта красота облачена в ярко красное лёгкое платье на узеньких лямочках, и оно было предельно короткое. Настолько что едва прикрывало её пятую точку.
В общем те конфетки, которые я хотел распробовать после такого долгого незапланированного периода воздержания. Но перед тем как начинать расслабляется, я их отправил в ванную, так на всякий случай. Пока те плескались под душем, я откупорил шампусик, навёл последние штрихи в спальне, и полностью разделся. Когда девчата закончили и вышли, я уже был готов к веселью. Полотенец и халатиков я им не оставлял, но это не помешало им высушить феном волосы, и выйти ко мне как есть, тобишь голышом. Свои платья, они наверное не одевали по вполне резонной причине, что всё ровно придётся раздеваться.
Как бы то ни было, когда девчата зашли в спальню, я лежал голым на кровати, а мой член во всю стоял. В моей руке был бокал с шампанским, а на столике неподалёку была разного рода закуска и конечно бутылка с шампусиком. А рядом с ней ещё парочку наполненных бокалов. Девки умными оказались, и не раздумывая прихватив по бокалу, и забрались ко мне на кровать. И не то что бы я хотел сильно с ними знакомится, но вот их имена узнать хотелось. Поэтому перекинувшись парочкой слов выяснилось, что брюнетка — это Вера, а блондинка Наташа.
Дальнейшее знакомство было без надобности, так как я уже хотел трахаться. Поэтому я осушил свой бокал залпом, и поставил его на тумбочку. А мгновение спустя уже сосался с Верой, грубо удерживая её за волосы, в то время как грудь Наташи была у меня во второй руке. От всего этого, у меня уже начинал член побаливать. Но я решил проблему легко и просто, для этого примостил ротик Блондинки себе на член. Они здесь для секса, так что особо и не сопротивлялись.
Целовать одну девушку, и потрахивать другую в ротик, очень возбуждающее действо. Поэтому не удивительно что кончил я быстро. И кончил в ротик Наташе, она не то чтоб сильно возражала, но то что та удивилась такой скорострельности это точно. Мычание её выдало! В прочем я не собирался оставлять её с моим членом, и моим же семенем, в одиночестве. Нет, я подключил к этому и её подружку. Они вдвоём обсасывали его со всех сторон, по путно не упуская шанса чтобы начать целоваться друг с другом.
Я это знал заранее, но одно дело просто знать, а другое видеть это прямо перед собой. Поэтому я их приподнял, они всё ещё стояли на коленях, но как бы во весь рост. Они было хотели прекратить целоваться, но я велел им продолжать. К тому же они уже почистили меня, да и мне требовался маленький перерыв, я ещё ведь не полностью окреп, сейчас во всех смыслах этого слова. Да и мне просто нравилось смотреть как те целуются, это было запредельно эротично. В прочем девчата были не сильно против, это было видно по их страсти.
Полюбовавшись какое-то время, я решил не быть без участным зрителем. И пока Вера с Наташей во всю целуются, а сейчас ещё и во всю ласкаются, я протянул к ним руки. И быстро дотронулся к тому к чему хотел, и почувствовал то что ожидал. Их киски были горячими и влажными. У блондинки чуть более влажная чем у брюнетки, в то время как Верена была значительно горячей чем у её подружки. Пока те были заняты собой, я без застенчиво натирал им киски. Сильно не усердствовал, но их губками и клитарам досталось. Мои действия естественно отразили на том с какой страстью они занимались друг другом.
В прочем они таки отлипли друг от друга, когда я встали по пару пальцев в их норки. Это их удивило, напугало, и доставило неожиданное удовольствие, одновременно. Я это понял по тому как те резко дёрнулись, потом выдохнули с хрипоцой, а спустя мг почти синхронно вздрогнули, а потом ещё пару раз. Я это не планировал, да и не ожидал такого эффекта, но походу они кончили, причём почти синхронно.
Мне это понравилось, более того, я так собой гордился, от чего у меня уже опять во всю стоял, и я хотел уже кого-нибудь трахнуть. Точнее я хотел чтобы кто-нибудь оседлал меня, и я мог насладится сексом сильно не напрягаясь. Выбор в этот раз пал опять на Веру. Заставлять ту что-то делать, был без надобности. Она поняла всё буквально без слов, хватило парочку намёков и движений. И вот брюнетка стала садится на меня, и навинчивать свою норку на мой кол. Почти буквально навинчивая себя на меня, она чуть крутилась и работала мышцами своей вагины. Поэтому ощущения были именно такими.
Вера явно уже не раз проделывала этот трюк, настолько слаженны были её действия, и это при том что я чётко прослеживал на её личике нотки неподдельного удовольствия от процесса. Когда же она на конец полностью села, тем самым оседлав, то издала стон удовольствия, как в прочем и я. Настолько это было приятно. Далее она стала скакать на мне, но не быстро, наверное для того, чтобы я быстро не кончил.
Блондинка какое-то время просто без участно сидела в сторонке, пока я не позвал ту к себе. Первым делом я её поцеловал. Хотя я немного опасался наткнутся на своё семя, после того как кончил её в ротик, но она с подружкой знатно пососалась, и все его следы пропали. В прочем долго целоваться с Наташей, я не собирался, меня интересовала её грудь. Мне ой как хотелось зарытся в неё лицом, приложится к ней губами, зубами, и облизать всё что только можно.
Чем я собственно и занялся, пока её подружка скакала на мне. порно рассказы Её стоны стали чуть громче, и как мне показалось прерывисты. Какое-то время я наслаждался всем этим, но я моё удовольствие всё росло и росло. Что неминуемо закончится оргазмом. Поэтому я отлип от груди блондинки с вернулся к её губам. И после пары минут поцелуем, и чуточку лопанья её большой груди, я стал кончать. Но к моему удивлению не только я, но и моя наездница. Благо что та не забыла перед этим, натянуть дорогую резинку на член.
Но кончать и чувствовать, как её норка пульсирует было божественно, особенно после столь долгого перерыва. После этого я взял перерыв, я не секс-гигант, пока не секс-гигант. Вот чуть сильней восстановлюсь и держитесь девки!) После чего мы пили шампусик, перекусывали всякими закусками, игрались с едой, я их то и дело целовал или лапал, а то и всё перечисленное вместе.
Так прошёл мой вечер и часть ночи. За это время я трахал их несколько раз. Попробовал и киску Наташи, и её попку, как в прочем и Верену. Ещё несколько раз окунал член в их ротики, пару раз даже играли в глубокую глотку. Я им тоже несколько раз облизывал, их киски оказались на удивление вкусными. Ещё вечером мы успели полежать в тёплом джакузи, и там же немного потрахаться. Кухня тоже не ушла от нашего внимания. В прочем, как и говорил, я не секс-гигант, и за всё это время кончил ещё только трижды. После чего мы наконец заснули.
Утром я ещё немного покувыркался с ними, с начало в постели, а потом в джакузи. После чего они почистили пёрышки и стали собираться. Перед тем как те ушли, я сними расплатился. Именно в это время мне пришла ещё одна идея для новой кормушки. Пока я наводил марафет после вчерашней вечеринки, то обдумывал основные детали своей новой идеи.
Далее поискал в городе, недорогое жильё, и купил несколько квартир не подоплёку от себя. Причём покупал их целыми пачками, чтобы эти квартиры были объединены единым коридором, или находились на одном и том же этаже. Было не просто, но я сумел устроить три такие общие зоны. Где я владел целым этажом в подъезде, или квартир, соединённых одним общим коридором, который закрывался общей дверью.
С ремонтами пришлось повозится, некоторые квартиры не знали что такое хорошая отделка, ещё с советских времён. Но я сумел при помощи нормальной бригады строителей, привести все мои квартирки в божеский вид. Отделки подверглись и прилегающие площади, дабы соответствовать моим стандартам. О всём остальном я тоже позаботился, сантехника, электрика, интернет и телевидение. Напоследок обставил их мебелью и декором, ничего сильно пышного, но красиво.
И перед тем как искать жильцов, сделал последние штрихи. В двух общих коридорах установил надёжную железную дверь, и несколько веб камер. Так же установил веб камеры и на этаже моей третей общей зоны. Подключил их в общую сеть и основательно защитил от взломов. Камеры специально выбирал самые надёжные и с хорошими характеристиками. Но вы не подумайте ничего такого, это чисто для защиты своих вложений.
Постояльцев найти было несложно, так как я выставил расценки ниже рыночных, примерно на четверть. Но абы кого я селить в свои квартиры не собирался. Только девушки, и никаких парней, не малолетки, и не в летах. Перед тем как подписать
ь договоры я им объяснил некоторые правила, ничего особенного, всё как у всех. И конечно упомянул о камерах, о них и в договоре было прописано. Камеры с датчиками движения, охватывают всю территорию. Естественно кто-то возмущался, но я всех заверил что в квартирах камер нет, а эти не более чем для зашиты, их и моих вложений.
Вот таким вот образом я получил ещё одну кормушку, правда окупится она только через несколько лет, но прибыль будет стабильной, так что я особо по этому поводу не переживал. Но вы не подумайте что я для себя своеобразный бордель устроил, совсем нет, просто девушки немного аккуратней парне, да и на патрахушки их меньше тянет. По крайней мере в открытую, как раз для предотвращения прихода частых гостей из числа парней, и стоят камеры. Девушки ведь в курсе о видео фиксации, вот и не будут шалить без меры.
Ну и разумеется я не забывал и о себе, и маме. Вечно жить в нашей старой квартире я не собирался. Да она была неплоха, даже очень неплох, но я давно хотел жить за городом, а не в душном городе. В прочем прежде чем думать о загородном доме, надо было решить ещё одну насущную проблему. А если быть более конкретным, то это транспорт. Я мог купить себе авто без проблем, но мои старые права были аннулированы, а ездить без них себе дороже. Поэтому пришлось немного потерпеть и под напрячься.
Ушло три месяца на всё про всё, чтобы получить новые права. Это и возня с бумажками, и припоны чинуш, и пересдача теории, и подтверждения водительских навыков. И вот я гордый обладатель новеньких прав, но одной категории мне показалось мало. Поэтому я ещё подучился для езды на мототранспорте, и на категорию С, для езды на тяжёлом транспорте. Так, на всякий случай.
После чего купил хорошенький внедорожник, на котором и подъехал к нашему подъездную. Перед этим позвонив маме, и попросив её выйти на улицу. Её удивлению не было предела. По началу она думала, что я ввязался в какой-нибудь криминал, или даже хуже. Но после того как я ей немного объяснил откуда у меня деньги, она успокоилась. Ещё до аварии и комы, я говорил родителям о Биткоинах, и о том, что я приобрёл немного для себя. Разумеется, они посмеивались на до мной, не беря их всерьёз. В прочем, как и я сам в те годы, если учитывать за какие смешные деньги я их тогда купил. Если бы знал всё на перёд, купил бы больше. Но поздняк метаться, когда всё уже произошло!
Когда источник денег стал известен маме, я со спокойной душой сказал, что хочу купить себе дом за городом, и жить там. И в общем то был не против, чтобы она жила там со мной. Но та вежливо отказалась, потому что не хотела вмешиваться в мою новую жизнь. Я предполагал такой ответ, поэтому предложил хотя бы материальную помощь. И в этом вопросе я не принимал отказа. Если уж есть возможность жить хорошо, или ещё лучше, то почему бы и нет. Вскоре я перевёл кругленькую сумму на мамин счёт. Ей этих денег хватит с лихвой, тем более теперь у не появилась возможность пожить только для себя. Кроме того, она ещё достаточно молода, да и я родился когда ей было всего 17 лет.
Сам же я подыскивал новое жилье, ничего подходящего долге время не было, пока через пару месяцев после начала поисков, не наткнулся на один классный вариант. Строительная фирма,
специализирующаяся на бревенчатых домах, построила дом в тридцати километрах от города, для одного зарубежного заказчика, но тот так и не оплатил его полностью. В следствии чего Дом и несколько гектаров земли вокруг него, стали нежданной собственностью фирмы. И так и зависли в этом состоянии на год с лишним, съедая деньги на коммунальные услуги, и налоговые отчисления, пока не появился я.
Сделка купли продажи прошла легко и быстро, фирма сама позаботилась о всех документах, мне оставалось только подписать и перевести деньги. И ещё несколько месяцев на отделку и декор. Большая часть мебели шла вместе с домом, так как та была из бревна и досок. Все современные блага цивилизации шли тоже в комплекте с домом, и были в той или иной степени встроенные в бревенчатую основу.
Таким вот образом, я закончил в окурат к новому году. И на полноценное новоселье, а заодно и празднование нового года, позвал всех своих друзей, как старых, так и новых. Мама и её новый кавалер тоже были приглашены. Если не ошибаюсь, это уже её третий. Но поэтому поводу я особо не переживал, так как она была счастлива. И вообще-то плевать от чего, любимый ли он её, или же просто хороший любовник.
Дом был большой, и всем приглашённым место хватала. Естественно почти все задавали вопросы «Как?... Откуда?... Каким образом?... « и тому подобное. Я всегда ловко уклонялся и нагонял туману. Как бы то ни было, но народ веселился. На правах хозяина мне приходилось быть всегда в центре внимания.
Но даже так, от меня не ускользнуло то, что мама с ухажёром улизнула наверх. В прочем не только они, помимо них я заметил ещё несколько парочки которые скрылись где-то в доме. Когда гости стали немного расходится, я стал искать пропавших. Маму и её парня, я нашёл быстро, те во всю кувыркались в гостевой спальне на втором этаже. Ещё две парочки нашлись на первом этаже. Одна просто лизалась на кухне, другая же обнаружилась в джакузи. И здесь всё была чуть погорячей, моя бывшая однокурсница с универа, сосала моему бывшему однокласснику со школы. В прочем всех кроме мамы с ухажёром я спугнул, от чего те быстренько ретировались. А заодно и все оставшиеся гости.
Хотя в этом я немного ошибся. Так как когда я поднялся на верх, и вошёл в свою спальню, то обнаружил там ещё одну прачку. И это были девушки, и они беззастенчиво сосались друг с другом. Более того, они ещё и натирали киски друг друга, засунув ручки друг другу в трусики. Мой приход их не спугнул, точнее они его даже не заметили, так они были поглощены друг другом.
Я их сразу узнал, это сёстры из центра по реабилитации в который я когда-то ходил. Старшая из них, Люба, если я правильно помню, там заново училась ходить, после нескольких сложных операций на позвоночнике. Младшую же звали, вроде бы Аня. И дабы не отвлекать эту парочку, решил немного затаится. Для чего незаметно сел в кресло напротив кровати, в которой они придавались шалостям. Просто смотреть было неинтересно, точнее немного тяжеловато, так как действо было довольно возбуждающим.
Поэтому неудивительно что я достал свой член из штанов, и стал неспешно дрочить. На кровати же всё немного поменялось. Девчата занялись друг другом в плотную, коротенькие юбки слетели, длинные свитера аля-платья, стянулись через голову, лифчики и трусики последовали вслед за ними. И вот эта парочка уже почти голышом сосётся на моей кровати, в моей спальне, да как сосётся. Я от сюда слышал, как они тяжело и прерывисто дышат, и то как слюняво у них это выходит. А почему почти, да потому что на обеих остались шерстяные гульфики, чуть выше колена.
В прочем судя потому как те ерзали и тёрлись ножками, они
быстро с них слезут. Так вскоре и случилось, хоть и не полностью, но они сползли в низ. Немногим погодя, Люба оказалась между ножек своей сестры, и стала тереться об её киску, верхней частью своей ножки. От чего Аня не могла больше сдерживать стонов, и разорвала их столь ненасытные поцелуи. И комнату заполнили сладострастные стоны младшей и з сестёр и тяжолое дыхание старшей. Которая работала ножкой всё напористей и резче, от чего Аня сильно сотрясалась, как будто её трахает мужик, а не трётся ножкой старшая сестра.
Такие притирки были не очень долгими, Люба довольно быстро довела свою сестру до взрывного оргазма. И та кончая зажала ножку своей сестрёнки, тем самым обездвижив ту на какое-то время. А как та стонала пока её кисонька пробивала сладкими разрядами, как стонала. Люба же в это время переводила дыхание, и явно улыбалась. Я этого не видел, но мне так показалась почему-то.
В то время пока сестрички миловались, а одна из них ещё отходила от сладкого оргазма, я во всю уже дрочил. И вот когда Люба собиралась лечь рядом со своей сестрёнкой и отдохнуть, она и заметила меня. Естественно издала крик, точнее писк, на что тут же среагировала и её сестра. Когда же на меня уставились две пары прекрасных глаз, я стал кончать, много и далеко. Сперма долетела аж до кровати, правда только задев её, но факт есть факт. Как бы то ни было, но меня уже обнаружили.
И ситуация была неловкой во многих отношениях. Они у меня дома, в моей комнате, в моей постели, голые, и играют явно не в шахматы. Которые кстати стояли на журнальном столике не подоплёку. Запыхавшиеся и потные, а одна из них ещё и с чуточку мутными глазами, после пережитого оргазма. И я, в дорогом костюме, и сидящий в своём собственном кресле, напротив них, во всю ещё кончаю, при этом после того как дрочил на их игры. Между прочим, для этого то это кресло здесь и стоит, хоть и не для этой конкретной ситуации. В общем, как я и сказал, ситуация неловкая по всем статьям.
Из тупика нам помогла выйти Мама, точнее её оглушительный крик. Наверное, её ухажёр сделал что-то очень хорошее, раз нам было слышно как она голосит, чуть ли не с другого конца дома. Мы почти одновременно стали смеяться, мамин крик, наша неловкая ситуация, сексуальное напряжение в теле, от всего этого нас пробила на ха-ха. И мы ещё долго не могли успокоится, смеялись и смеялись, у меня даже живот заболел.
Когда нас в конце концов отпустило, я всё-таки на правах хозяина спросил, что это они тут делают. Но произнёс это без злобы в голосе, и без упрёка, мне просто было любопытно. Не сразу, но они разговорились, и поведали как с детства занимались подобными шалостями, и вот сейчас в таком доме их потянуло на глупости. Но те не знали, что их выбор пал именно на мою спальню. И уж тем более, что их застану за самым горячим. Ах да, и то что хозяин дома будет на них дрочить тоже. Последнее, это было просто ремарка в мою сторону.
В прочем, я заметил интерес в Любиных глазах. Она смотрела мне на пах, дело в том, что они были до сих пор голыми, и я непроизвольно смотрел на их прекрасные тела, и естественно возбуждался. Член давно уже был по стойки смирно, и подрагивал периодически. Что собственно и привлекло её внимание. А вот Аню, моё состояние похоже мало волновало, она больше смотрела на свою сестру. Одновременно и прикрываясь ей от меня, и притираясь грудью к её спине. Я заметил румянец на её личике, как в прочем и на личике Любы.
Обстановка явно перешла из смешной, в возбуждающую, и наши помыслы были тоже вполне определённы. Поэтому я особо не тормозил и встав с кресла стал раздеваться. Специально не торопился, раздеваясь неспешно, устраивая для сестёр своего рода стриптиз. Хотя, как мне кажется, он был интересен только старшей. В прочем, мне это было как-то не столь важно. Мне в первую очередь интересовала Люба, она мне почти сразу понравилась, ещё тогда, когда мы были в реабилитационном центре. Но это не значит что её сестра мне была совсем неинтересна. В конце концов я парень, а она голая девушка, они голые девушки!
Сняв с себя всё, я подошёл к кровати, но залезать на неё не стал. Этого просто не требовалось. Люба сама подошла ко мне, и жадно облизывая губы смотрела не куда-нибудь, а на мой качающийся член. И для преодоления последнего рубежа хватила одного движения, моего движения. Я просто положил руку на её волосы, и та ринулась в бой. С ходу заглотив добрую половину моего ствола. От этого я аж застонал, что в свою очередь только стимулировало ту работать ротиком ещё лучше, да и не только ротиком. Мои яички были обласканы её нежными пальчиками.
Аня тоже без дела не сидела, пока я стоял и балдел от классного минета, а её сестра стояла в позе раком. Она, не особо думая, точнее совсем не думая, пристроила свой язычок между её булочек. И лизала ложбинку между них, а потом спустилась ниже. Я точно знал, что она в данный момент ласкает не её киску, так как та явно находилась ниже. А сладкое мычание снизу, чётко давало понять, что делает она всё правильно, и Люба получает удовольствие от процесса.
Хотя в тот данный момент, мне было как-то пофиг, что там Аня творит своим язычком. А всё потому, что её сестра продемонстрировала на практики умение глубокой глотки. Я явственно ощутил, как её горлышко дрожит от напряжения, как её язычок мечется по моему стволу, как её нос с силой упирается мне в пах, как её подбородок прижал мом шары. И какой же это кайф, я даже непроизвольно схватил ту за голову и прижал к себе посильней. Естественно после этого я услышал протестующее мычание, и то как она упирается ручками мне в ноги.
Но упиралась она недолго, так как спустя пару мгновений, её затрясло, её горлышко сильно напряглось, и она стала издавать им булькающие звуки. Она кончала, и кончала хорошо так. Аня явно наконец добралась до её цветочка и приголубила его хорошенько. Я же немного трухнул тогда, и вытащил член из её горлышка. Но Люба не хотела его терять, и не осознано стала его обсасывать и облизывать со всех сторон. Пока с ней делали всё тоже самое, только с учётом что она девочка.
Лёгкий испуг, и маленькая пауза, не дали мне кончить слишком быстро. И дождавшись, когда Люба немного отойдёт, развернул её к себе задом. Это немного не понравилось Ане, но только до той поры, пока её сестра не опрокинула ту на спину и не припала к её уж очень влажной киске. Я подстроился под них, а потом и пристроился к Любе. Та высоко задрала попку, что облегчило проникновение в её норку.
Как же было
приятно в неё входить, её норка было неожиданно узенькой, и просто адски горяча. А как она хлюпнула, когда я в неё погрузился, а как она простонала прямо в киску сестры. Меня это очень завело, да что там, смотреть как Люба лижет и целует киску родной сестры, просто фантастически. Я такого кайфа не ощущал даже с теми двумя шлюшками, разница просто небо и земля.
Как бы то ни было, но я стал неспешно двигаться в ней, мне хотелось, как следует распробовать её норку, каждую её частицу. Плюс, я не хотел сильно торопить финал. Любе это явно пришлось по вкусу, так как та словила маленький оргазмик, ну или мне просто так показалась. Аня тоже одобрила мои действия, ведь я не мешал её сестрёнке ласкать её киску. И та могла насладится её ласками как следует. Особенно если учитывать то, что Люба подключила к процессу свои тоненькие пальчики.
Но я себя знаю, долго смаковать у меня никогда не получается, мне хочется всё больше и быстрей. И я начинаю разгонятся, с каждым разом впечатывая личико Любы всё сильней и сильней в киску Ани. В прочем та несильно этому огорчалась, так как её сестрёнка при это довольно удачно попадала кончиком носа, на её клиторок, или где-то рядом. В общем процесс ускорялся, страсти, стонов и влаги и пота становилось всё больше и больше.
И вот спустя долгих десять минут, я выдёргиваю ствол из норки Любы, и кончаю на неё. Обстреливая её попку, спину, и всё что только можно. Она же уже не раз успела кончить, я не считал, но парочку оргазмов она точно словила, как, впрочем, и Аня. Между прочем её же стараниями. Если вы думаете что на этом всё закончилось, то вы сильно ошибаетесь, мы немного перевели дух и продолжили. А потом ещё раз продолжили, и ещё, и ещё. Уснули мы в ту ночь крепко, и проспали долго. С обеда было много неловких взглядов, долгих пауз в беседах, и почти полное отсутствии зрительного контакта.
На вечеринке было достаточно алкоголя, но списать всё, на ту дозу что каждый из нас принял, было сложновато. И я говорю не только о нас троих, а о нас пятерых. Мама с ухажёром понимали, что мы прекрасно слышали тем вечером, как им было хорошо.
С того дня я стал ухаживать за Любой, потом мы стали встречаться. Она мне по многим причинам нравилась. Плюс только она, не задала на той вечеринке вездесущий вопрос, о моём неожиданном финансовом благополучии. Что только увеличило симпатию к ней. Через полтора года после той вечеринки, мы поженились. И всё это время мы продолжали спать втроём, как в прочем и после. Но вы себе не надумайте чего. Я любил и ласкал всевозможными способами только Любу, и Аня любила и ласкала ту всевозможными способами, и только её. Люба же принимала и дарила ласку нам обоим. Именно такие у нас были отношения. Поэтому то я и не пробовал приголубить её сестру, а она сама не проявляла интереса ко мне.
Ещё через год такой жизни у на родились близнецы. И я таки осуществил свою мечту, и стал создателем игр. Набрал команду, обновил свои собственные навыки, и приступил к работе. Тем самым создав ещё одну хорошую кормушку, причём уже не только для себя одного, а для нас троих, и наших близнецов. Денежки текли на наши счета, из нескольких истоков. Я занимался игровой студией, Люба как экономист, ведала накопительными счетами и тому подобным. А Аня занялась моими квартирками, которые приносили стабильный доход каждый месяц. В общем мы и так не бедствуем, но и зарабатываем про запас. Мама кстати тоже, в скором времени намечает свадебку сыграть, если я не ошибаюсь, то кажется с десятым по счёту ухажёром. И как мне по секрету рассказали, у меня скоро появится либо братик, либо сестрёнка. Но для меня всё это тайна!

22.03.2019

Сошла с ума

Наступило очередное лето, и мы с мужем отправились на море. Прибрежный мини-отель забронировали заранее. В аэропорту нас встретили и с комфортом доставили к небольшой вилле на берегу моря. Начало нашего отпуска мне определённо нравилось. Мы побросали вещи в номере, который показался нам просто шикарным, особенно, кровать. Быстро переоделись в пляжное и побежали к морю. Его мягкая прохлада и чистейшая вода оказались настолько восхитительны, что я почувствовала себя русалочкой. Мой муж удовлетворился купанием довольно быстро и стал обустраивать наше место под солнцем. Я же из воды стала наблюдать за отдыхающими. Наш пляж оказался совсем крохотным. Но и людей на нём тоже было немного. Я заметила двух девушек, загорающих без верха, и решила, что буду загорать также. Присутствовали ещё две пары неопределённого возраста и компания молодёжи, человек семь или восемь. Они всё время двигались и подсчёту не поддавались. Ну и ладно. Компания меня вполне устраивала. Нет орущих детишек и озабоченных стариканов, что уже хорошо.
Я вышла из воды и сняла лифчик, давая понять всем окружающим, что мне нечего скрывать под ним. Розовые столбики сосков на небольших холмиках!!! Извините, друзья, порадовать нечем!!! Себя я уже давно приняла, какая есть, а муж сказал, что ему моя грудь очень даже нравится. Так что я спокойно проследовала к своему мужчине. Внимания к своей персоне со стороны отдыхающих я не обнаружила. «Эй,... вы что, слепые?!!! Посмотрите, какие ножки!!! Какая точёная фигурка!!! А попка какая упругая!!! Ну, народ»... Я обиделась! Сама придумала, сама обиделась. Никакие комплименты от мужа моё настроение уже не спасли. Я легла загорать и помечтать.
Помечтала, блин... Во-первых, уснула. Видимо, устала с дороги. Во-вторых, спина обгорела... да потому что уснула!!! Муж, конечно, получил люлей, но спинку мою было уже не спасти. На утро было не встать. По-моему, даже температура поднялась. Чтобы не портить мужу отдых, отправила его на море одного, сама решила отлежаться денёк.
Через какое-то время в полусне почувствовала лёгкое прикосновение к своей настрадавшейся спине. Мягкое, прохладное, успокаивающее и исцеляющее одновременно. Я блаженствовала, поначалу даже не задумываясь, кто бы это мог быть. Притвориться спящей, чтобы подольше насладиться этими ласками, показалось лучшим решением. Я стала придумывать, кто же это так нежен со мной. Мужа сразу исключила — слишком мягкие прикосновения. Это или ребёнок, или девушка, подумала я. Продолжая «спать», я рисовала себе образ своего спасителя. Получился портрет хорошенькой девушки. Меня бросило в жар... нет, не как у больных... меня бросило в жар от возбуждения. Я лежала голенькая на кровати, кто-то нежно массировал мою спину, втирая какие-то волшебные снадобья. Спина уже не болела, и я решила посмотреть, кто же там.
— Привет, — услышала я мягкий ласковый голос. — Ваш муж попросил приглядеть за Вами в его отсутствие... Я хозяйка отеля, Виктория, можно просто Вика!
!! — представилась она и протянула ладонь. — Олеся! — повернувшись на спину, ответила я. — Можно просто Леся!... Вы чем меня намазали, что перестало болеть?!! — поинтересовалась я. — Это старинный бабушкин рецепт для спасения вот таких, как вы, гостей! — тихо сказала девушка. — Давайте ещё спереди намажем! Вон как кожа покраснела! А её надо беречь! — вполголоса говорила девушка, покрывая мой живот, грудь и плечи своим чудо-кремом.
Впервые мою грудь гладила девушка. От этих прикосновений мои сосочки напряглись и затвердели. Внизу живота сладко заныло... я возбудилась. Возбудилась так сильно, что даже прогнулась слегка и расставила ножки. Девушка как ни в чём не бывало продолжала массировать меня. Закончив с верхом, она принялась за мои ножки. Так же нежно и ласково растирая крем на них, она иногда касалась моей промежности, чем вызывала во мне новую волну возбуждения и непроизвольное движение навстречу её рукам. Конечно, она заметила это. Но мне было так хорошо, что о последствиях я уже не думала. Я хотела её!!!
Виктория продолжила ласкать моё тело, всё чаще касаясь моего бутона, пока, наконец, не сконцетрировалась только на нём. Боже, какое блаженство получала я от этих касаний!!! Она массировала мне лобок и клитор, пальчиками ласкала половые губки, снова возвращалась к моей вишенке, пока, наконец, не сосредоточилась на ней полностью. Она мастурбировала мой клитор, одновременно пальчиками массируя внутри. Оргазм меня накрыл просто невероятный!!! Я дёргалась в блаженных конвульсиях, как сумасшедшая. Я чувствовала, как с каждым оргазменным спазмом из меня что-то вытекает. «Описалась, дурочка,» — подумала я.
— Волшебный сквирт! — услышала я голос, очнувшись. — Что?!! — Я говорю, кончаешь здорово! — весело сказала Вика. — Давно не видела ничего подобного!!! — Я описалась, что ли? — смутилась я. — Нет, что ты! Это не моча! — заверила меня она. — Это струйный оргазм... или ещё называют сквирт! Ты что не знала о своих способностях?!!! — Первый раз со мной такое!... — Надеюсь, не последний!... Ты мне нравишься, Леся! Хотелось бы подружиться с тобой! — Я уверена, что подружимся! — тихо сказала я и потянула Вику к себе.
Мы целовались, как настоящие любовники, точнее сказать, любовницы. Мне стало радостно от того, что я почувствовала себя лесбиянкой... Виктория неожиданно отстранилась и прошептала, что у неё ещё уйма не переделанных дел, что она не может вот так всё бросить и ей пора идти. — Я проведаю тебя позже, — сказала она, обернувшись в дверях, и послала мне воздушный поцелуй. Я ответила тем же. Лежу, мечтаю, прокручиваю произошедшее в голове. Решаю, что мне понравилось, и не против повторить это с Викой ещё и, возможно, не раз. Я встала, потрогала влажные пятна на простыне и даже понюхала. Действительно, не моча, совершенно не пахнет. Развесила бельё на верёвочке, оделась и пошла поискать какой-нибудь еды. Проголодалась страшно!

21.03.2019

Тройки

Ким и, конечно, мой сок стекали по моей ноге и просачивались в яркий лак. С прозрачным пятном стиральная машина наверняка справится без проблем. Свежий аромат кофе энергично вдавился в парной воздух, пахнущий многими ароматами. Слабое звяканье заставило меня взглянуть на дверь, там была обрадованная Элли, обнаженная, когда она сотворила Бога, и у нее на подносе было три стакана свежевыжатого апельсинового сока и три большие чашки кофе.

Воспоминание, суббота после 9 часов утра

Мои мечты или воспоминания снова переместились между моими нынешними чувствами. Я был глубоко во влагалище Ким, точный аналог моего твердого члена, когда я почувствовал мягкую руку на моем плече. Секундная стрелка смотрела через мою задницу на мои яйца. Элли стояла сбоку позади меня, и когда я посмотрел на нее в ее наготе, она нежно поцеловала меня в губы, разминая мои яйца. - Трахни ее, наконец-то, Ким, пожалуйста, она так долго тебя ждала. Мой вопрос был остановлен еще одним поцелуем в рот. «Позже, позже мы все тебе объясним, но будь уверен, что я люблю тебя всем сердцем, Ким - мой подарок тебе, моя любовь». С последним словом Элли еще сильнее сжала мои яйца так что я мог только с сильным толчком на коленях Ким избежать. Ким с криком кричала, и сильный оргазм накатил на нее. Мой член был доен ее стенками влагалища, и я уже думал, что увижу звездочки. Но я хотел большего, я хотел опустошиться в ней и дать свой сок. Почти силой я полностью отошла от Ким, ее тугой шланг не хотел отпускать меня, немедленно погружая меня обратно в узкий канал.

Снова и снова я прибивал Ким к кухонному столу, ее оргазм удлинялся из-за моих сильных ударов. Затем я пришел с длинными рывками, я затопил узкий канал Ким, я выплеснул Ким с седьмого неба. Я видел только белое в ее глазах. Боковой мой твердый член вытолкнул мою сперму из узкого отверстия. Потом мои ноги подкосились, мне пришлось вытащить себя из Ким и прислониться к стене кухни. Элли, однако, сразу же оказалась в зияющей теперь щели Ким и слила наш сок любви в густые капли. Она дернулась, с полной самоотдачей, мой все еще твердый член. Медленно я пришел в себя, опустился на колени рядом с женой, нежно поцеловал ее и лизнул, что ее лицо было чистым. "Я люблю тебя, Элли." Элли сияла по всему лицу. «Давай, любимый, давай спать, я тоже хочу увидеть звезды». И с взглядом на мой все еще твердый член. «И твой член должен снова завладеть мной». Поднял мою руку, сжимая мою шею, сжимая меня обеими ногами, но только чтобы пронзить себя на моем толстом шесте. Мой вопрос "Почему Элли, почему?" Ответили бессловесным встряхиванием головы. Оставив почти без сознания Кима, лежащего на кухне, я понес Элли, пронзенного нашим членом, в нашей семейной кровати. И с взглядом на мой все еще твердый член. «И твой член должен снова завладеть мной». Поднял мою руку, сжимая мою шею, сжимая меня обеими ногами, но только чтобы пронзить себя на моем толстом шесте. Мой вопрос "Почему Элли, почему?" Ответили бессловесным встряхиванием головы. Оставив почти без сознания Кима, лежащего на кухне, я понес Элли, пронзенного нашим членом, в нашей семейной кровати. И с взглядом на мой все еще твердый член. «И твой член должен снова завладеть мной». Поднял мою руку, сжимая мою шею, сжимая меня обеими ногами, но только чтобы пронзить себя на моем толстом шесте. Мой вопрос "Почему Элли, почему?" Ответили бессловесным встряхиванием головы. Оставив почти без сознания Кима, лежащего на кухне, я понес Элли, пронзенного нашим членом, в нашей семейной кровати.

Через некоторое время Ким молча последовала за нами, как кошка, молча прислонившись спиной к двери. Прямо рядом с нашей кроватью, в которой мы любим друг друга. Тихая и неспособная двигаться, она стояла там. Очевидно, что усилие прошлого Фика следует отметить, ее тело, все еще красное от пятен от волнения, слегка дрогнуло. Muschilippen сильно опухшие и покрасневшие. Я был просто занят клином Эллис своим грубым языком, чтобы лизать и сосать его. Она уже стояла толстая и темно-красная. Кончиком языка я просто лизнул нижнюю часть сладкого конуса, когда заметил Ким. В этот момент Элли сжалась и брызнула своим любовным соком тонкой струйкой ей в лицо. Когда оргазм Эллис спал, я посмотрела прямо в ее все еще слегка прикрытые глаза. Элли все еще понимала ситуацию, мне сразу стало ясно, что я думаю, и она кивнула. Я протянул руку к Ким. С рыданиями Ким схватила меня за руку, поцеловала каждый палец один за другим и крепко прижалась к нам. Свечение, которое сияло на лицах обеих женщин, теперь было не для описания. Четыре руки и два рта на моем теле, я был в раю. Они толкнули меня на спину и целуя поклонился, прежде чем они оба взяли на себя мой член обо мне. Левая и правая часть моего тела в собачьем съежившегося. Сосание и лизание стороны, иногда даже Elli моего члена или мои яйца сосущих в Ким. Мои руки на нисходящем висячие сиськи Elli стресс и месить твердые соски. ездить по плоской груди Кима, далее по животу до мокрой щели между ее ногами. Там с двумя пальцами, чтобы проникнуть во влажную киску, а затем медленно трахать. Кончик язычка Elli пытается войти и мокрые пальцы Кима массировать мой приклад отверстие в то время как радостно сосут мои яйца в рте в крошечные отверстия моего пениса. Даже тонкая лента моей крайней плоти на нижней стороне головки не была оставлена. Я был так возбужден, что схватил Элли за волосы и ее голову, ее губы привели к моим. Элли сразу поняла и опустилась на колени, ее киска капала собственный горячий сок на кончик моего хвоста. Язык Ким быстро облизнул кончик моего члена и украл капли моего предвкушения. Затем она выплюнула слюной задолго до того, как круто выровняла мой черный. Элли просто упала на мой член и плюнула на нее. Грубый, стонущий стон вышел из нее и из моего горла. Потом она начала кататься на моем члене, Ким помогла и схватила Элли за бедра, поездка стала быстрее и тяжелее, громкий чмок,

Ким поцеловала, наклонилась и поцеловала меня в губы, затем повернулась и села на мое лицо. Она поднесла свою киску ко мне в рот, и я мог лизнуть ее. Я изо всех сил старался ебать Ким языком в мокрой щели, пока не почувствовал ее любовные шишки. Все сжалось в моем паху, и я ущипнул во второй раз, теперь в Элли. Во время моего оргазма я кусаюсь, слегка помня, в клиторе Ким. Ким кричала и заливала мне лицо, так что я едва мог дышать. Из-за этого испуга я сделал очень сильный удар из своего паха, почти сбивая Элли. Несмотря на то, что Элли так тяжело ехала на мне, мой член не был в этом во время этой поездки, но этот шок затопил последние несколько дюймов в ней. Крик спасения Элли, смешанный с легкой болью, вызвал оргазм по всему кондоминиуму. После этого они оба сидели друг на друга, сжимая друг друга, истощенные и тяжело дыша. Почти отчаянно борясь с дыханием, я попытался убрать Ким с лица.

Смеясь, Ким заметила мои попытки и помогла мне, выделившись от меня. Однажды я мог глубоко дышать, прежде чем губы Эллиса снова закрыли рот. И снова мой член исчез в устах Ким. Ненасытная, она лизнула и лизнула это, как будто это была ее жизнь. Ей удалось вернуть моего уменьшающегося воина обратно в боевой размер. Затем она оттолкнула Элли в сторону, протянула мне задницу и села спиной ко мне на мой член. Я восхищался ее медленными движениями, которыми она любовно каталась на моем члене на всю длину. В этом положении она была еще ближе, но мой член был уже явно перегружен и немного обгорел. Тем временем Элли нежно погладила меня, чтобы не мешать поездке Ким. Однако, это не было задолго до того, Ким пришел с интенсивным, освобождающим, последним криком. Тогда она позволила себе пойти на странице, свернувшись, спит довольна и исчерпал немедленно. Elli громко рассмеялся, затем мурлыкал, как котенок. После немногих нежных объятий и ласк, от моего хвоста не было ничего, чтобы получить такой сильные Также Elli пытался, мы оба спали крепко сложенными, Ким в середине одного.

На самом деле Элли хотела рассказать мне все, а также признаться в отношениях с Ким. Оба сидели на кухне всю ночь, думая о том, как научить меня ситуации. Зная меня, лежа рядом, крепко сплю в спальне. Слезы всегда текли, конечно, Элли уже доверяла мне, только она все же боялась моей реакции. Но когда они все глубже и глубже погружались в водоворот шантажа, у них не было другого выхода. Они должны были надеяться на положительный ответ от меня. Утром Элли идет за покупками, потому что даже кофе не было в наличии. Только я проснулся в субботу раньше, как и ожидалось. Элли вернулась, когда Ким начала признание, но изначально она была на заднем плане. Моя выходка удивлена ​​и очень Elli может вызвать только шок как жесткий, как я положил уже глубоко в Ким так, но все еще недоверчиво Ким «Наконец» прислушались. Даже если путь признаний в начале, но был очень неровным, последний час показал, что мы все еще любили друг друг. Скорее больше и Ким мы взяли и в наших сердцах. Однако, будет ли эта связь будет три в прошлом, мы не знаем, но мы хотим, чтобы попробовать. Скорее еще и Ким, мы оба приняли в свои сердца. Однако мы не знаем, продлятся ли эти отношения в течение трех, но давайте попробуем. Скорее еще и Ким, мы оба приняли в свои сердца. Однако мы не знаем, продлятся ли эти отношения в течение трех, но давайте попробуем.

Мы должны были пойти в полицию в понедельник утром, Симона подобрала нас в 9 часов. С грязной улыбкой на лице она приветствовала Ким, Элли и меня. Как будто она знала, что мы делали все выходные. Не удивительно, что наши оправы для глаз, безусловно, говорили о многом. Элли осталась дома и попрощалась с моей дверью и Ким с интенсивным поцелуем для всех. "Эй, оставь мне что-нибудь осталось." Смеялась Симона, схватила меня за подбородок и притянула к себе, нежно целуя в губы, ее язык искал впуск в мой рот. Затем она остановилась, обернувшись к Элли, спросила она, но не сводя с меня глаз. "Вы говорили с Майком?" Кстати, у Элли был какой-то ужин, только я и Симона обращались. Просто небеса, которые меня не особо интересовали, Я имел в виду другие вещи. «Да, у нас есть Симона, не подробно, но вы оба уже поняли». Элли ответил. «Хорошо, Майк, у нас свидание сегодня вечером, пожалуйста, поверь мне и приходи». Посмотрев на Элли и Ким, которые оба кивнули, я сказал: «Хорошо, и что это должно быть?» «Сладче, ты научишься позже».

Во время поездки в полицию Ким позвонила из клиники, и Аня разговаривала по телефону с врачом, очень хорошим ее другом. Телефонный звонок слегка упрекнул, почему Ким была недоступна последние несколько дней. Со словами. «Я завершил этот период жизни». Ким ответила своему другу. Ким рассказала нам о звонке. В воскресенье у Тома была неотложная операция, оба яичка были удалены так сильно, что они были повреждены нашим "лечением". Заметил ли он, мы не можем сказать. Во время операции были осложнения, непереносимость анестетика просто игнорировалась. В результате он был в коме в отделении интенсивной терапии.

Допрос в полиции длился недолго, Симоне воспрепятствовала с помощью привычных для адвокатов слов: «Мои клиенты в настоящее время отрицают это заявление». наши объяснения по этому вопросу. Из-за входящего сервисного звонка нас отправили в коридор. Мой мочевой пузырь сжался и пошел в туалет. Дверь была только для персонала, но я исчез в бедственном положении в свободной каюте. Здесь я услышал разговор между полицией, это было прежде всего о Симоне. Один сделал это с твоими женскими качествами, другой был больше на Ким. Но разговор продолжился тоже. В конце концов, я знал, что при виде Симоны один почти исчезнет. Но даже до сих пор, несмотря на опрос в магазине донеров, нет доступных свидетельств, которые обременяли бы нас. Единственным свидетелем, которого они все еще ожидали, был Том, и он был в коме. Оспаривая, я рассказал Ким и Симоне о разговоре. С Симоной у меня сложилось впечатление, будто она ожидала именно такой ситуации. Как мы позже узнали, Крис, который в течение двух лет, находится в доме престарелых в Вачкоме. Больше не ожидалось его заявления, расследование в отношении нас было прекращено.

Симоне пришлось остаться в полиции, потому что другая клиентка, Катя, была арестована. Для обратного пути нас вызвали такси. Катя поехала домой после тренировки и разговора в медицинском кабинете. Там она обнаружила Криса Вичсенда перед ПК, он только что снял клип, в котором трио показало, как они развлекались с очень молодой соседкой. Когда Крис заметил Катю, он засмеялся грязно и громко. Крис сказал, что его шлюхи готовы, и пришло время добывать уголь. Он уже договорился с хозяином старой пуховки в соседней деревне. Задачи уже будут распределены. Том становится швейцаром, а Клаус делает бар, он позаботится о шлюхах и жениться на новых кобылах. Как маленькая сука из окрестностей. Внезапно он встал и схватил Катю за волосы. Он сорвал ее перед собой и высунул ей свой твердый член. Катя вощила его член и скучала по нему, пока Крис не увидел ангелов. Незадолго до того, как он смог закончить, Катя закончила все это очень острым ножом. В операции Крис снова был зашит полностью разорванной мужественностью. Я думаю, что он все еще может ссать с этим.

21.03.2019

Доминантная женщина

Взволнованный Мартином из последней встречи с его горячим бывшим тренером, он уже ушел. Таким образом, он освободил голову и, наконец, смог подать долгосрочную студенческую заявку. В выходные он ходил со своими друзьями в бассейн, играл в волейбол и следил за девушками. Можно подумать, нормальное лето для выпускника средней школы. Но в воскресенье днем ​​он стал беспокойным. Девушки того же возраста в ванной были красивы, но они не могли угнаться за пухлыми изгибами фрау Клевцовой. Его мысли обратились больше, чем когда-либо к тому, как он мог получить от нее больше.

Странно, хотя они редко видели друг друга более десяти минут за последние несколько недель, несмотря на их трезвый характер и болезненный характер предыдущей встречи, он скучал по ним. Он тоже будет по ней скучать? Мало того, что Мартин с нетерпением ждал воссоединения, его теперь восстановленный член был в комфортном состоянии постоянного умеренного возбуждения. Он должен был контролировать себя, чтобы не облегчать себя. Он хотел оставить это сексуальным бедрам фрау Клевцовой.

Наконец настал час их назначения. Взволнованный, Мартин поспешил по лестнице в свою квартиру, а затем остановился на мгновение, чтобы не задыхаться от своего бывшего учителя верховой езды. Как только она вошла в комнату, она коротко приветствовала его, и, прежде чем он оглянулся, он с предвкушением избавился от своих вещей. Проблеск входа был достаточно, чтобы заставить его двигаться. Его копье было крутым и твердым, когда Мартин повернулся к миссис Клевцовой. Неудивительно: на ней была узкая блузка, под которой были хорошо видны ее средние груди, и короткая юбка, которую Мартин хотел бы знать, если бы он спрятал пару трусов.

Вместо того, чтобы сесть как обычно, миссис Клевцова указала на массажный стол и резко сказала: «Ложись». Как только Мартин выполнил ее указания, она начала застегивать его лодыжки двумя ремнями, которые были прикреплены к нижней части кровати и, следовательно, ранее их не видели. Сначала он хотел возразить, но передумал. Мысль о том, что она почти беззащитна, была чрезвычайно привлекательной. Она тщательно закончила работу, одинаково прижав руки к бокам рядом с тазом. Теперь он лежал, растянувшись на спине, примерно на уровне ее живота. Его конечности были связаны, его эрекция не изменилась.

Миссис Клевцова посмотрела на результат своих усилий и вышла из комнаты. Когда она вернулась, на ней были резиновые перчатки и какая-то сумка для стирки, которую она отложила рядом с ним. Осторожно она повернула его ребро в сторону и намазала крем для бритья на его внутренние части. До сих пор у Мартина не было причин избавляться от его не очень ярко выраженных волос на лобке, но, если миссис Клевцова побеспокоится, он не станет противоречить.

Очарованный, но слегка обеспокоенный, он смотрел, как она использует острый клинок, и дышал, убирая его и чистя влажной тряпкой. Она нежно погладила его гладкую кожу, словно чтобы убедить себя в результате своей работы. Затем она ненадолго исчезла, Мартин услышал кран, и сразу после этого она снова появилась с бутылкой массажного масла.

Миссис Клевцова щедро распределила масло по его прямому полу, схватившись за нее справа, перчатки больше не надевали ее, его стержень и начала дергать его медленными движениями. Удивительно нежная кожа ее пальцев, которая почти противоречила ее суровой природе, чувствовала себя намного лучше, чем теплая плоть ее бедер. Кроме того, прикосновения были гораздо более целенаправленными. Она продолжала смотреть прямо на него, не любящим, а аналитическим способом, так что Мартин закрыл глаза, чтобы лучше насладиться интенсивными чувствами. Вскоре он почувствовал приближение своего оргазма. Он поднял голову, хотел увидеть ее реакцию.

Что это было? Незадолго до того, как все закончилось, она убрала руку и улыбнулась ему. Только когда его дыхание стало нормальным, ее пальцы снова обняли его стойку и массировали его до его пика на пороге, прежде чем отступить.
Мартин думал, что он сходит с ума. Что эта женщина сделала с ним? Покалывание в животе напомнило ему о его первых попытках спуститься вниз. В то время он не мог закончить это, потому что чувства были слишком сильны, теперь он отчаялся, что она не закончит это. Снова и снова она отвезла его к скале. Его тело было тесным, потным, он разрывал свои кандалы, но она никогда не позволяла ему прыгать. Мартин сделал почти все, чтобы наконец прийти, умоляюще посмотрел на миссис Клевцову, которая оставалась неумолимой.

Он никогда не испытывал ничего подобного раньше. Не то чтобы он охотился только за быстрым оргазмом, но ощущения такой интенсивности он не мог бы представить возможным. Его пенис светился, а его пол давно бы потер, если бы он регулярно не капал новое масло сверху.

Миссис Клевцова всегда держала его под контролем. Все ближе и ближе она почувствовала, что идет к точке невозврата Мартина. Благодаря последним нескольким неделям она хорошо знала его тело и, несмотря на весь свой опыт, никогда не упускала момент прыжка. Затем она нежно погладила его дергающуюся мужественность или играла с его яйцами, каждый раз напрасно надеясь на спасение. Поэтому она держала его на границе не менее часа, казалось, совершенно расслабилась, смотрела на него почти униженно и отказала ему в его желании.

В какой-то момент Мартин, потерявший чувство времени, почувствовал еще одну потребность, которую нельзя откладывать, и спросил ее, может ли он на мгновение пойти в ванную. Она пристально посмотрела на него, словно подвергая сомнению его намерения и, наконец, кивнула, но подождала несколько минут, прежде чем отпустить его. Ему казалось, что он схватил бы все еще застывшее тело и удовлетворился бы, но он знал ее месть и мог замедлиться.

«Сразу же ушел», с угрожающим взглядом, затем он встал на дрожащие ноги в ее ванной. Относительно прохладный воздух помог ему, волнение немного ослабло, он потянулся, глубоко вздохнул и попытался очистить голову.

Вернувшись в кабинет, миссис Клевцова молча предложила ему стакан воды, который он, к счастью, налил. Редкий момент человечества между ними, который был более двух минут спустя, когда Мартин снова был привязан к массажной скамье и с нетерпением ждал прихода. Ее знающие пальцы не заставили себя долго ждать. Только кандалы на его суставах помешали ему напасть на фрау Клевцова. Она также не позволила этой процедуре остыть, ее жесткие соски явно просверлили тонкую ткань ее блузки.

Она вела свою игру, пока соседние часы не достигли восьми, а затем выкупили Мартина из его агонии. Медленно она потерла его стойку, в последний раз привела его к вершине своей похоти, не остановилась, чтобы его облегчить и позволила ему прийти.

И как он пришел: его яйца сжались, его член был напряженным, как будто он хотел лопнуть. Он сжался, почернел, затем вырвался с глубоким стоном. Это был лучший, самый интенсивный и самый длинный оргазм в его жизни. Несколько капель густого сока брызнули на диван. Это не хотело заканчиваться. На его верхней части тела образовались большие озера его сперматозоидов, и иногда он висел на его лице. С нежностью, что он не поверил бы ей, его бывший тренер работал над ним, пока последняя капля не коснулась ее пальцев, и его конечность не стала мягкой в ​​ее руке.

Ошеломленный, управляемый и борющийся с дыханием Мартин лгал. Он закрыл глаза, и когда он снова открыл их, его кандалы были ослаблены. Рядом с ним находилась коробка с тканями для лица, с помощью которой он избавился от следов своей вспышки. Там не было никаких признаков г-жи Клевцовой, но когда он вошел в зал, одетый, он почти столкнулся с ней. Не зная, принести ли ему извинения или поблагодарить его, он покинул ее квартиру, поскольку она не предприняла никаких действий, чтобы удержать его.

* * *
Дома Мартин избегал вопросов от своих родителей, которые ужинали. Он пробормотал что-то о спорте со знакомыми (что в некотором смысле было правдой) и быстро исчез в душе. Несколько минут он просто стоял и позволял прохладной воде течь по его телу. Что это было? Память о прошедших часах казалась ему сюрреалистичной. Это действительно происходило? Кончики его пальцев невольно двигались вокруг его пола, безволосая гладкость доказала, что на этот раз его мозг не обманул его. В начале это было мучительно, чтобы не быть в состоянии прийти. Он даже не знал до самого конца, позволит ли она ему. Таким образом, она подняла его вожделение в совершенно новые для него сферы - невероятный опыт. Почему она это сделала? Почему с ним?

Он решил не беспокоиться о вопросах, на которые он никогда не сможет ответить, и вместо этого наслаждаться тем, что, как он надеялся, придет. Если то, что произошло сегодня, станет стандартной программой отныне, он может быть счастлив. Пока он следовал правилам, миссис Клевцова не была садисткой, и в конечном итоге его чувство неудовольствия перешло от удовольствия к удовольствию.

Голодный, он вошел на кухню. Его семья еще не была закончена, поэтому он сел за их стол. Его мать напомнила ему, что он будет дома один в пятницу вечером, так как не хочет выходить с ними в отпуск.

«В последний раз вы могли бы пойти со мной, но вы еще не были на Крите».

«У меня есть свои планы», - ответил он с полным ртом. Было нелегко убедить их, что им придется провести свой трехнедельный семейный отпуск без него. Особенно его сестра хотела, чтобы он был с ним.

"Хорошо, но все равно было бы хорошо."

«Где это с тобой?», Хотел знать его отец.

"Понятия не имею, наверное, Interrail."

Мартин завернул свою еду и удалился в свою комнату. Допрос его родителей заставил его чувствовать себя неловко, напомнив ему, что он все еще не заботился. Миссис Клевцова пожирала большую часть своих возможностей, иначе он ни к чему не пришел.

Остаток вечера Мартин просматривал различные форумы, чтобы понять действия г-жи Клевцовой. Впоследствии, в то время как он ворчал о всех новых технических терминах, фетишах и практиках, его цель на самом деле не приближала его. Казалось только ясно, что она была доминирующей, не следуя самым распространенным моделям. Она не требовала от него никакого рассмотрения или представления, и не было никакой «программы», кроме его удовлетворения.

Он также читал, что были пары, где женщина дразнила мужчину в течение нескольких дней, не допуская приезда. Он никогда не оставлял миссис Клевцову без удачи, и он надеялся, что так будет и в будущем.

* * *
В течение следующих нескольких недель Мартин жил только часами с миссис Клевцовой. Он спал до позднего утра, убивал время на компьютере или телевизоре, лежал на кровати, слушал музыку или часами бегал. В какой-то момент он начал бегать трусцой, чтобы справиться со своим беспокойством, это был единственный способ действительно отключить его и поддерживать его тело в хорошей форме.

Везде, где он имел в виду ее картину, лихорадочно думал о том, как он мог получить от нее больше. Он до сих пор ходил к ней почти каждый день в 5 часов вечера, только там он обрел покой. Иногда она говорила ему накануне, тогда он не знал, что с ним делать, и его ожидание неизмеримо возрастало.

Ее встречи проходили по простому ритуалу: его привязали обнаженным на диване, а она позаботилась о его похоти. То, как она это делала, постоянно менялось, у нее был почти неисчерпаемый репертуар, поэтому Мартин иногда задавался вопросом, откуда она все это взяла.

Иногда она массировала его так медленно, что он достигал своего апогея только с наступлением темноты, который она дала ему немедленно. Или она дразнила его несколько раз до предела и, наконец, довела его до такой степени, что его свободно плавающий хвост, через несколько секунд после того, как она убрала руку, пролился на его верхнюю часть тела. Эти оргазмы были не очень приятны, и после того, как она его очистила, она продолжила. К таким вылетам она периодически готовила его, прежде чем поздно вечером дала ему настоящий оргазм. В другие дни она играла с его пенисом с помощью вибратора, приближая его к кульминации за считанные секунды, которые она никогда не жалела ему так рано.

Иногда она терла только его стержень, иногда только ленту, иногда она использовала две руки, иногда только отдельные пальцы. Она знала, как контролировать возбуждение Мартина по желанию, и если он пришел, то это потому, что она хотела. Ее лечение длилось несколько часов, и в конце концов он был готов. Эффект от этого он вскоре почувствовал, теперь ему потребовалось гораздо больше времени, прежде чем он был готов, и теперь его оргазм уже не трудно было ждать. Он действительно научился контролировать свою похоть и (в ограниченной мере) смог целенаправленно отсрочить конец.

Мартин пренебрег своими друзьями. Вместо того, чтобы проводить время с ними, он ползал вокруг дома г-жи Клевцовой, надеясь увидеть ее или узнать что-нибудь о ней. Он посещал ее так много раз и до сих пор почти ничего не знал о ней. Непроницаемая и молчаливая, она не дала ему возможности раскрыть личные дела. Его дни текли гладко. Так как он никого не открыл, его друзья наконец остались без него.

Отчаяние распространилось на Мартина, но не потому, что его летние планы состоялись без него, а из-за миссис Клевцовой. Всего два месяца назад он не хотел ничего, кроме романтических отношений с красивой, милой девушкой - это желание полностью исчезло в тени желания заняться сексом со своим бывшим тренером. Другие женщины были теперь равнодушны к нему, другие темы также. Ее изгибы определили его мечты, и хотя он был так близко к ним каждую ночь, они были вне досягаемости. Мог ли он хотя бы раз замять ее тугую задницу ... привязанный, он лежал там, менее чем в полуметре и все еще без шансов.

В начале августа г-жа Клевцова отменила его на целые выходные. Она контролировала (как он узнал из Интернета) потомство своего клуба на турнире. Мартин должен был обходиться без нее три дня, казалось бы, невозможная задача. Уже в субботу утром он не мог представить, как он выживет в следующие несколько часов один, он решил даже поехать на соревнования, чтобы хотя бы увидеть их. Конечно, такого поведения, этого безумия после нее уже не было нормально, он не замечал.

Он собрал предметы первой необходимости и сел на последний поезд, который прибудет вовремя. По дороге он услышал музыку и сосредоточился на своих мыслях. Как она отреагирует на его внезапное появление?

Он уже чувствовал себя немного странно, когда присоединился к нескольким зрителям, состоящим исключительно из родителей и членов клуба. Погода была отличная, и Мартин подумал, не лучше ли ему пойти к плавательному озеру. Там он мог провести свое время более значимым, может быть, познакомиться с несколькими сверстниками ... потом он обнаружил миссис Клевцова, и все сомнения исчезли. В своем тесном наряде она затмила все. Ему казалось, что ее четкие изгибы привлекли к ней все внимание, она просто стояла на краю и заботилась о следующем стартере из своей команды. Возникающая ревность, он быстро подавился, и его настроение поднялось, когда он наблюдал за ней. Он начал подбадривать во второй половине дня, и в конце концов он поймал себя

Когда именно г-жа Клевцова узнала его, он не знал, но то, что она видела его, было очевидно. Слишком сильно она избегала смотреть в его сторону. Был только краткий зрительный контакт, он прочитал какую-то угрозу из ее глаз и затем решил избегать ее, чтобы не расстраивать ее.

После того, как день соревнований закончился, Мартин собирался покинуть комплекс, когда увидел, что г-жа Клевцова бросается к нему. Он оставался неуверенным. У нее было достаточно времени, чтобы подумать, так как они встретились с ней глазами. Была ли она зла, поправит ли она его? Нет, бессловесно она положила бумагу в его руку, затем повернулась и исчезла в здании.

На заметке было «19 часов» и название отеля. С дрожащими ногами он понял, что это значит. Он останется в ее комнате - с ней! Во всяком случае, он больше ничего не желал.

* * *
С десяти до семи Мартин тихо ждал возле отеля и чувствовал, что стоит в фильме агента, следя за входом. Когда она появилась в дверях пунктуально и напряженно огляделась, он сразу же отвернулся. Через мгновение он пошел к ней. Надеюсь, она не заметила, что он скрывался на другой стороне улицы. Она ничего не показала, коротко кивнула ему, и он, конечно же, последовал за ней.

Даже в лифте не сказали ни слова, он застенчиво посмотрел на землю, она смотрела прямо перед собой. Он покосился на нее несколько раз. Она снова сменила конную форму на юбку и блузку, его волнение усилилось. Затем они вошли в ее комнату, и миссис Клевцова встала перед кроватью и строго посмотрела на него. Он понял и почти вытащил себя.

Когда он снова поднял глаза, она села на кровать и поманила его.

То, что произошло в следующую секунду, произошло так быстро, что Мартин не мог потом сказать, что именно произошло. Когда она потянулась к нему, фрау Клевцова немного отступила. В то же время ей удалось поднять юбку и вытянуть его голову, которую она должна была схватить, между ее расправленными бедрами. Оказавшись там, она обхватила его ногами, заставив встать на колени.

У удивленного Мартина внезапно оказалось место его снов прямо перед его носом. Побритый и мокрый, он почувствовал ее прибежище на своих губах. Ошеломленный запахом ее секса, он начал тщательно исследовать ее своим языком. Ее вкус сводил его с ума, и он активизировал свои усилия. Его руки пытались схватить как можно больше ее твердой задницы, направляя голову туда, где она нуждалась в этом. Пока он только взял, наконец, он мог дать.

Жадно, он облизнул предложенную ему колонну и попытался не обращать внимания на пульс его стенда. Трудно сказать, кто был более взволнован. Он страстно избаловал ее и, наконец, взял его за руки, чтобы помочь. Ее ноги остановили его, но были сложены в стороны, так что ее влажный грот лежал перед ним. Двумя пальцами он немного проник в нее, его язык непрерывно водил по ее жемчужине. Его ожидание грядущего возросло. Он уже видел фотографии того, как его твердый член проникнет в нее.

Примерно через десять минут в теле фрау Клевцовой прошел тремор, она сжала бедра и ахнула воздухом. Мартин сделал паузу, задаваясь вопросом, что он испытывал, было новым для него. И он ждал того, что последовало в течение многих лет.

После того, как ее кульминация утихла, она заметно выпрямилась и отослала Мартина к его ужасу. Безгранично разочарованный, не в силах протестовать, он медленно оделся и вышел из комнаты.

Все еще очень взволнованный и со смешанными чувствами, он стоял перед дверью своей спальни. Должен ли он злиться? Это был первый раз, когда ему пришлось оставить ее неудовлетворенной, возможно, небольшой штраф за его незаметное появление здесь. Или она была слишком измотана, чтобы заботиться о нем?

С одной стороны, он надеялся на большее от этой встречи, с другой стороны, он получил больше, чем когда-либо прежде. Знание того, что она приготовилась к ее удовольствию, превратило его в эйфорию, которую он не испытывал долгое время, и которая заставила ее забыть о ее разочаровании. Хотя он был голоден, он ничего не ел, чтобы держать ее вкус во рту.

Он пришел домой поздно вечером, но так как он был один в то время, никто не беспокоился. Чтобы отпраздновать день, он снова спустился после нескольких недель перерыва. Он не торопился и приводил себя в порядок несколько раз до самой вершины, как ее учили. Когда он пришел, он представил, что он был глубоко в ее влагалище.

* * *
Правила игры изменились во второй раз, и после обеда с г-жой Клевцовой стало еще более напряженным. Он больше не был связан, позволял дотронуться до нее, пока она заботилась о нем (хотя не в той степени, в которой ему хотелось бы, но это было начало), и если она хотела, она была удовлетворена его языком или его руками , В остальном роли были одинаковы: они определяли, видели ли они друг друга, когда и когда, кто от них и когда.

Мартин вел себя все больше и больше как наркоман, и она была его наркотиком. Если бы он не был с ней, он был вегетарианцем, уже в мыслях на следующей встрече. Когда он, наконец, дошел до того, что снова увидел ее, он дожил до утра, и часы вместе поторопились.

Его родители заметили эти изменения, как только вернулись из отпуска. Почти каждый день он приходил домой поздно вечером, становился молчаливым и раздраженно отвечал на ее вопросы. Сначала они думали, что он нашел девушку, но чуть позже отвергли эту теорию, потому что если это так, он должен был бы быть счастливым, и поэтому он, казалось, вообще не присутствовал в их присутствии. Понятно, что они очень волновались.

Одиночество, пренебрежение, родительская забота - Мартин ничего не чувствовал во всем этом. В его глазах он был всего в одном шаге от большой цели, все остальное для него не существовало.

21.03.2019

Андреа и наша новая сексуальная жизнь

Несколько дней назад вы упомянули в подчиненном предложении, что на следующей неделе вас снова посетит Андреа. Так как это довольно просто с Андреа закончена, и я нашел в последние годы всегда хорошее сочетание присутствия и «Я оставлю тебя в покое,» я сделал после того, как в конце моего бизнеса не Termines идеи если я должен идти домой уже или нет.

Сегодня днем ​​я уже был дома примерно за два часа до моего обычного времени, поэтому я хотел сделать сюрприз. Вместо того, чтобы войти в дом через парадную дверь, я довольно тихо обошел дом и хотел удивить вас из сада. Но что я мог сказать: терраса и гостиная были пусты, но дверь патио была открыта. Это привело к выводу, что вы все еще были где-то в доме. Так что сумку убери, куртку и туфли раздели и тихо сделали по «женскому обыску». Мне не пришлось долго искать, потому что чистые звуки пришли к моему уху. Я тихо последовал за этими звуками и остановился перед нашей спальней.

То, что я увидел, было почти бездыханным. На нашей брачной кровати Андреа и ты лежали обнаженными в тесно переплетенном положении и ласкали языками киски друг друга. И ваши руки нежно ласкают оставшиеся части тела. Андреа была над тобой, и поэтому я мог видеть, как чрезвычайно приятно и самоотверженно ты массировал ягодицы Андреа, а также снова и снова скользил пальцами по ее Порицанию.

А потом прекрасное зрелище сладкой маленькой задницы Андреа. Я мог видеть в деталях, как твой язык двигался вперед и назад между половыми губами. А между ними ты, должно быть, буквально сосал свой клитор с губами во рту, потому что в эти моменты крики радости Андреа наверняка звучали почти на улице.

Очень быстро я понял, как меня взволновала эта картина, и мой член был твердым и большим. Что мне теперь делать? Выйдите назад тихо и позвоните в звонок снаружи, чтобы дать вам обоим возможность одеться снова. Просто встань и подожди, пока ты не заметишь меня, или просто сними мою одежду, а затем встань рядом с тобой, чтобы ты в любом случае заметил меня, а потом надел на тройку? Решение было не сложным для меня. Мне просто пришлось рискнуть, и я отступил в ванную, чтобы раздеться. Голый и готовый ко всему, я снова вошел в нашу спальню. Тем временем вы изменили свою позицию. Ты откинулся на кровать, и Андреа встала, наклонилась рядом с кроватью и лизнула тебя по всем правилам искусства твоей пизды.

Если бы мой член не был таким твердым при этом взгляде, ни один член в мире не может оставаться спокойным. Но как это должно продолжаться сейчас? Андреа с огромной силой прижимает мой Fickprügel между Fotzenlappen и надеется, что все идет хорошо? Или, может быть, просто встать на колени позади Андреа и порадовать ее любовный грот моим языком. Судьба пришла мне на помощь, потому что в этот момент Андреа довела тебя до беспрецедентного оргазма. Твои ноги дрожали, твои глаза были искривлены, и храм удовольствия имел смысл. Обеими руками ты уткнулся в волосы Андреа и крепко прижал ее лицо к своему стыду. Андреа оказалась в ловушке между ваших ног. Сейчас или никогда я не думал и становился на колени позади Андреа, так что ее любовная щель находилась всего в нескольких миллиметрах от моего лица, и мне нужно было только вытянуть ее язык, чтобы протолкнуть ее между ее окровавленными половыми губами. Ее реакция была потрясающей! Потому что не как и следовало ожидать, раздался громкий крик, а одобрительная рука, которая положила мне на затылок и, таким образом, дала мне понять, что я должен продолжать.

Мои руки скользнули по ногам Андреаса и вскоре достигли их промозглого склепа. Она была действительно мокрой и раздвинула ноги чуть дальше, чтобы я мог благословить мою киску пальцами в дополнение к моему языку. Чтобы освободить место для моих пальцев, я поднял язык выше и немедленно собрал дополнительный поток москитного сока, а также настоящий Когти ее ладони в моих волосах. «Как бы это продолжалось?», Была ли моя следующая мысль, потому что теперь я мог плохо противостоять вам в этой новой ситуации. Как только я закончил эту мысль, я услышал, как Андреа сказала: «Итак, моя дорогая, теперь, пожалуйста, закрой глаза и позволь себе удивиться. Только открой глаза снова, когда я скажу тебе!» Вы шепчете: «Да, я сделаю это!» и послушно закрой глаза.

После этой исследовательской просьбы, Андреа покидает вас, раздвигая ваши ноги еще дальше. Это, как я быстро заметил, является причиной того, что вы чувствуете, что другая структура лица (Андреа мягкая и бархатная, я с некоторой щетиной) не сразу. Потому что Андреа поднимает меня с пола и направляет мою голову, а вместе с ней и мой язык в заманчивое место, которое она только что ласкала. Я чувствую запах твоей пизды, когда подхожу к ней. Наконец, я настолько близок к тебе, что мой язык исчезает между твоими губами, а затем мои губы прижимаются к твоим губам.

Я быстро чувствую, что тебе нравится лечение моим языком. В то же время я чувствую, как Андреа кладет мне между ног и берет мой почти твердый член между ее губ и похотливо сосет. Она продолжает поднимать его, пока он почти не исчезает у нее во рту - действительно классное чувство. А потом я также чувствую, как ее рука обращается с моей сумкой. Я должен быстро думать о чем-то другом, потому что в противном случае я впрыскиваю ей полный груз спермы в рот. Но долго не могу больше терпеть. Чтобы немного замедлить движения, я вцепляюсь в волосы Андреаса левой рукой и пытаюсь контролировать их ритм. Вскоре после этого я чувствую любовное поглаживание моей руки. Вам, кажется, нравится ситуация.

Кроме того, ваши движения интенсивны, и теперь я позволю этому иметь значение. Моя правая рука ищет путь к твоей груди, чтобы ласкать соски.

И вдруг все происходит почти одновременно: вы чувствуете, что это больше не Андреа, которая с любовью целует вас между вашими половыми губами, мой язык достиг вашей цели в вашей пизде и привел вас к долгожданному оргазму, а также усилия Андреаса показывают свой эффект. Твоя похоть кричит приятель с испуганными криками обнаружения, в то время как Андреа усердно работает, чтобы проглотить большое количество спермы. Тем временем ее ногти продолжают вцепляться в мой мешок и издают болезненные и похотливые крики.

«Что здесь происходит?» - это ваша первая реакция, так как вы снова можете говорить с не совсем загнившим оргазмом. Что ты здесь делаешь, как ты сюда попадаешь, что ты делаешь со мной, что ты сделал с Андреа? », Это изливается из тебя. Прежде чем я успеваю ответить, берет на себя Андреа, у которого все еще есть последние остатки моей спермы на губах, приказывает и отвечает: «Ну, дорогой мой, успокойся первым, в конце концов, это только Твой муж, и ему позволено быть в твоей спальне, верно? Ее рука очень ласково скользит от твоего стыда и остается на твоей груди. В то же время она наклоняется к вам и нежно целует вас в губы. Я уверен,

И теперь Андреа держит команду. «Стефан, почему бы тебе не пойти и выпить для нас троих, чтобы мы могли оправиться от усилий вместе?», - спрашивает Андреа, и я делаю это, конечно же, немедленно. Когда я выхожу из спальни, чтобы принести бутылку шампанского и три бокала из подвала, я слышу, как вы говорите Андреа: «Что мы будем делать, как это будет продолжаться?» Но это спокойствие лично и ответы: «Теперь мы можем официально всегда быть вместе, потому что Стефан знает, и в то же время у нас есть Стефан в руках, потому что он хочет, наконец, что-то от нас, или вы не верите? Лучше всего мы повернем это так, чтобы он понял нас правильно, и тогда мы сможем сделать с ним все, что мы хотим, как тебе это нравится? "

С определенным скептицизмом, который произойдет сейчас, я возвращаюсь в спальню с хорошо охлажденной бутылкой игристого вина и тремя бокалами. Вы оба прислонились спиной к спинке кровати, сложив ноги вместе. Я не могу вам более четко сказать, что вы пара. Я надеюсь, что для меня еще есть место, и не только в физическом смысле. Я сижу рядом с твоими ногами и неловко пытаюсь держать три стакана, открывая бутылку. Попытка, которая с самого начала обречена на провал и выглядит несколько нелепо. Андреа снова быстро берет инициативу на себя, наклоняется ко мне и берет очки из моей руки.

Быстро пытаюсь открыть бутылку и как она должна быть в этой несколько странной ситуации, после чего вводят пробку и небольшое количество шампанского из бутылки. И как могло быть иначе, конечно, прямо на ваших двух животах. «Что ты просто за маленький дурак», - слышу ты смех, и Андреа сразу соглашается со смехом. «Дай мне бутылку», - спрашивает Андреа, а затем добавляет: «И теперь снова вылизываю маленький беспорядок, который ты там причинил!» Вы двое едва удерживаетесь от смеха.

Поэтому я даю Андреа бутылку и наклоняюсь к ней. "Теперь этого достаточно, но ты козленок!" Я слышу, как вы говорите, а затем сразу добавляете: «В конце концов, я ваша жена и действительно имею право на первое лечение». И Андреа добавляет: «Я бы в случае необходимости тоже налила немного шампанского, чтобы потом у вас было что высохнуть, чтобы лизнуть меня» И снова громко хихикать вам двоим. Кажется, это действительно весело, чтобы унизить меня дальше. Давайте посмотрим, что еще из этого получится, я так думаю передо мной и наклонюсь над вами, чтобы высосать шампанское из вашего желудка и из вашего пупка. После того, как это сделано, вы толкаете мою голову еще ниже и добавляете: «Там нужно лизнуть, там тоже что-то пропало».

Краем глаза я вижу, как ты снова наклоняешься к Андреа и целую тебя обоих очень глубоко. Я почти уверен, что мы никогда не целовались так глубоко прежде.

Пока я еще облизывал «маленький беспорядок» твоего тела, Андреа уже наполнила все три стакана. Так как мне все еще приходится делать между вашими половыми губами и вам мешает давление рук на высоте, вы сначала толкаетесь и подбадриваете вас словами: «В прекрасное время!» к.

Когда вы снова целуетесь, происходит нечто невероятное. Андреа медленно проводит бутылку шампанского между ног, а затем с большим чувством между губами прямо в ее влагалище. «Итак, - говорит она с самодовольным оттенком, - теперь Стефан может облизать все со мной и наклонить бутылку так, чтобы половина ее стакана попала в ее влагалище. В то же самое время она достает мои волосы свободной рукой и оттягивает меня». Принимает тебя и направляет меня к своей киске над бутылкой, я должен лизнуть ее киску. Затем она с громким хлопком достает бутылку и кричит: "Вставь пальцы в мою пизду, я хочу почувствовать тебя во мне!"

Я с радостью следую этому «запросу» и порчу Андреа двумя пальцами, которые целенаправленно занимаются поиском G-spot. Более интенсивные движения таза и усиливающееся давление на мою голову указывают на то, что я нашел правильную точку.

И вы тоже хотите принять участие в этой новой форме совместной жизни и растворить немного нас. Во-первых, вы наклоняетесь к груди Андреа и берете сосок ее сладкой маленькой груди между губами и с удовольствием сосете ее. Прежде чем освободиться от Андреа, ты долго целуешь ее в язык, а затем становишься на колени прямо позади меня между моими слегка раздвинутыми ногами. Прежде чем я действительно могу понять, что со мной происходит сейчас, ты протягиваешь мне руку левой ногой и хватаешь мой мешок. При энергичном рукопожатии ваши ногти врезаются в чувствительную кожу и энергично сжимают мои яйца. Сильная, но в то же время опьяняющая боль пронизывает все мое тело. Резкое вздрагивание всего моего тела приводит к тому, что мои пальцы вдавливаются в пизду Андреа. Это любит дополнительное моделирование и делает дальнейшие приветствия.

Почти так, как и планировалось, лежит на твоей тумбочке, ни на твоем поясе. Это ты хватаешь себя и без долгих прелюдий ты тянешь это однажды через мою задницу. Из-за этой непредвиденной боли я чуть не укусилась в жемчужину удовольствия Андреа. Я думаю, что в течение долгого времени она не может больше этого выносить, потому что ее пизда уже работает. И даже со мной покажите через ваше интенсивное лечение первые признаки взрыва. Первый предварительный мазок я уже чувствую на своих головах.

После того, как вы подверглись грубому обращению с моим мешком, вы берете мой член и энергично вжимаете ногти в плоть. Я почти боюсь, что ты попал прямо сквозь кожу и ввел первую кровь. Также эта мера приводит к тому, что я еще больше усиливаю давление на Люстперле Андреа, и это еще больше нагревает настроение. "Да, мучай его, убей нашего раба, это так красиво со мной!" И это подтверждает, что вы намерены и дальше унижать меня. Вы не думаете долго и снова сильно ударяете поясом. Я чувствую заклепки на моем поясе, и нам становится жарко и холодно одновременно. Давление в направлении пизды Андреа возрастает, и тем временем уже есть три пальца, которые доставляют ей удовольствие.

Эта комбинация наконец дала ей остальное. Сначала слабая, но потом довольно дикая, ее ноги начинают дрожать. Оргазм переполняет ее, и ее крики свидетельствуют о большом похоти. Как только Андреа оправилась от этого, она снова принимает командование. «А теперь мы хотим чувствовать свой член в наших кисок. Go ебать нас сейчас и потом брызгать весь ваш крем над нами, чтобы мы могли облизывать его вместе.»

Чтобы я мог выполнить ваше требование, вы воюете. Ты внизу, а Андреа сверху тебя. Так что у меня есть, даже если немного неловко, возможность трахнуть вас обоих, отсутствующих в ваших мокрых кисках. Десять ударов в Андреа, вытащить снова, а затем десять ударов с тобой. Во время третьего раунда я понимаю, что я не могу терпеть это намного дольше. "Я скоро приду!" мое объявление, после чего Андреа избавляется от тебя и становится на колени рядом со мной. Мой член направлен к твоей киске и твоему животу и теперь энергично вощен Андреа. В то же время она называет меня сильными ударами по моей заднице. Наконец она протягивает мне ноги и довольно энергично сжимает мой мешок. Это тот момент, когда, в отличие от других, снова большое количество спермы rausspritzt. Первый поток почти к груди, в то время как брызги номер два и три опускаются ниже пупка и застревают в лобковых волосах.

Я хотел почистить свой член одной рукой, но мне помешал звонок от Андреа. "Стоп, я сделаю это!" И она со своим языком на моем члене и старательно облизывает все в чистоте, в то время как ее левая рука довольно с любовью заботится о моем заднице и снова и снова чувствительно оставляет палец вокруг моей задницы. Затем она снова кладет член в рот и буквально высасывает последнюю каплю. Но затем «любящая» часть заканчивается, и она снова становится любовницей. «Итак, ты, маленький поросенок, теперь сделай все красивым и чистым снова! Подними это!» являются их четкими инструкциями. «Но не глотай это, держи это приятно во рту».

Её желание, конечно же, я немедленно приказываю, и поэтому я наклоняюсь к тебе и очень аккуратно слизываю язык. Сложность, конечно, состоит в том, чтобы одновременно удерживать множество брызг во рту и не глотать их. В то время как мой язык сначала очищает твою грудь, а затем медленно опускается до позора, я продолжаю чувствовать руку и пальцы Андреа на моей заднице, в моем Порице и вокруг моей задницы. Увлажненный слюной палец снова и снова осторожно скользит в моей заднице. Мои действия по облизыванию и пальцам уже приводят к тому, что мой член, хотя я и раньше два раза кувыркался, медленно заряжается энергией и увеличивается в размерах.

Когда я все облизал, приходит следующая инструкция от Андреа. «А теперь ты целуешь свою жену, как будто ты был любовником в течение нескольких дней, прямо с языком и всеми украшениями». После изменения моей позиции, чтобы добраться до твоего рта, в отличие от последних лет, тебе нравится засунуть мне язык в рот. Медленно я чувствую, как моя сперма, которая была только на твоей груди и твоих лобковых волосах, бежит в твой рот. Ваш язык жадно лижет каждую каплю, и вам, кажется, нравится это аккуратно.

Твои руки скользят по моему телу, как будто ты никогда не трогал меня раньше. Все регионы изучены, и вы не избегаете моей задницы или моего члена. Снова и снова я чувствую, что вы отправляетесь в эту исследовательскую поездку рукой Андреа и ласково касаетесь ее рук.

Сделал ли этот день совершенно новую женщину из вас?

И как это повлияет, когда Андреа перестанет отдавать приказы?

Но в данный момент это было непостижимо, потому что Андреа снова приняла на себя командование, потому что она, очевидно, хотела возобновить контакт с тобой с разбитым телом и, наконец, достичь своего апогея вместе с тобой. Поэтому неудивительно, что ее следующие приказы были такими: «Но теперь все закончилось с чувством содрогания, я хочу наконец-то заняться сексом с Катрин и хочу собраться вместе с ней до кульминации. Сиди там, следи за нами и держись Ваши пальцы все еще, это нигде не играется. Едва говоря, она уже поставила вас на 69 позицию, и вы быстро начали зарывать свои языки в пизду друг друга. Твои руки взяты, и ты выглядишь как действительно возбужденная пара. Это действительно трудно для меня не положить мои руки на ваше потное тело или даже возложить на меня руки. С каждым ударом и каждым твоим стоном мой член становится все труднее, а мое желание еще больше трахаться. Но, конечно, я делаю то, что заказала Андреа, - безусловно, окажет положительное влияние на дальнейшую сексуальную жизнь. Во всяком случае, я надеюсь.

Что мне еще позволят испытать сегодня? К сожалению, мы все довольно хорошо сделали, но мой член снова становится твердым, и даже с тобой, кажется, нет конца.

Снова и снова вы проникаете языками глубоко в другую пизду или берете свои губы на жемчужину жажды другого и приводите вас к приятным стонам. Сначала Андреа удается довести вас до кульминации. Ваши ноги начинают дрожать, а глаза скручиваются. Андреа, очевидно, также сталкивается с искупительным оргазмом и ждет спасения. Но она, очевидно, хочет этого по-другому. Она отрывается от вас и помещает свое потное тело прямо перед моим членом. «Положи мне свои пальцы или, что еще лучше, целую руку в мою дикую пизду!» это ее сильная просьба. «И ты, моя дорогая Катрин, снова дергаешь своего мужа, пока он не кончит», - добавляет она потом. Вы вряд ли сможете выпрямиться после последнего оргазма, но тогда вам удается встать на колени рядом со мной и начать с Fickbewegung. Я позиционировал себя таким образом, что достиг совершенно возбужденной пизды Андреа. Всего два пальца, что не проблема из-за влажности. Затем три, а затем попробуйте разместить большой и мизинец в их колонке. И после нескольких Dehnversuchen, наконец, вся рука ушла в ее влагалище. Какое фантастическое чувство! Это первый раз, когда я могу сделать фистинг. И в то же время все еще твоя блуждающая рука на моем члене - лучше ты не можешь иметь ее. Я чувствую, что, несмотря на двойные выстрелы, я не выдержу намного дольше. И могу ли я довести Андреа до кульминации своей рукой? Я позиционировал себя таким образом, что достиг совершенно возбужденной пизды Андреа. Всего два пальца, что не проблема из-за влажности. Затем три, а затем попробуйте разместить большой и мизинец в их колонке. И после нескольких Dehnversuchen, наконец, вся рука ушла в ее влагалище. Какое фантастическое чувство! Это первый раз, когда я могу сделать фистинг. И в то же время все еще твоя блуждающая рука на моем члене - лучше ты не можешь иметь ее. Я чувствую, что, несмотря на двойные выстрелы, я не выдержу намного дольше. И могу ли я довести Андреа до кульминации своей рукой? Я позиционировал себя таким образом, что достиг совершенно возбужденной пизды Андреа. Всего два пальца, что не проблема из-за влажности. Затем три, а затем попробуйте разместить большой и мизинец в их колонке. И после нескольких Dehnversuchen, наконец, вся рука ушла в ее влагалище. Какое фантастическое чувство! Это первый раз, когда я могу сделать фистинг. И в то же время все еще твоя блуждающая рука на моем члене - лучше ты не можешь иметь ее. Я чувствую, что, несмотря на двойные выстрелы, я не выдержу намного дольше. И могу ли я довести Андреа до кульминации своей рукой? что не проблема из-за влажности. Затем три, а затем попробуйте разместить большой и мизинец в их колонке. И после нескольких Dehnversuchen, наконец, вся рука ушла в ее влагалище. Какое фантастическое чувство! Это первый раз, когда я могу сделать фистинг. И в то же время все еще твоя блуждающая рука на моем члене - лучше ты не можешь иметь ее. Я чувствую, что, несмотря на двойные выстрелы, я не выдержу намного дольше. И могу ли я довести Андреа до кульминации своей рукой? что не проблема из-за влажности. Затем три, а затем попробуйте разместить большой и мизинец в их колонке. И после нескольких Dehnversuchen, наконец, вся рука ушла в ее влагалище. Какое фантастическое чувство! Это первый раз, когда я могу сделать фистинг. И в то же время все еще твоя блуждающая рука на моем члене - лучше ты не можешь иметь ее. Я чувствую, что, несмотря на двойные выстрелы, я не выдержу намного дольше. И могу ли я довести Андреа до кульминации своей рукой?
Я не могу сдержать это и объявить с мягким стоном и несколько раз дергает мою сперму. Вы берете сперму своей рукой, чтобы потом раздать их на позор Андреа. С этим ты ласково ласкаешь мою руку, а также жемчужину удовольствия Андреа. Была ли это твоя или моя рука, которая доводит Андреа до оргазма, на самом деле имеет значение, потому что, несмотря на общее истощение, это все еще очень неприятное зрелище, когда Андреа так дергается.

Какой общий опыт! Полностью истощенные, мы все снова хватаемся за бокал с шампанским, ласкаем нас с любовью, затем засыпаем в положении ложки. Я лежу посередине, и мой член коснулся твоей задницы. Позади меня Андреа прижалась ко мне и обняла меня рукой, чтобы она могла подойти ко мне, когда ей это понадобится. Но почему-то в этом больше нет необходимости, потому что мы все полностью истощены и быстро засыпаем.

Когда я снова просыпаюсь, Ты и я один и рядом с нами - записка от Андреа: «К сожалению, мне пришлось уйти, но я очень хотел бы вернуться, чтобы снова испытать это с тобой, до скорой встречи, я люблю тебя!»

Прочитав сообщение от Андреа, вы поворачиваетесь ко мне, и ваши губы ищут мой рот. Так что ты меня давно не целовал. Когда наши губы снова высвобождаются, вы говорите: «Я хочу снова спать с тобой, так тихо сзади, пожалуйста, трахни меня сейчас!»
После того, как Андреа ушла от нас, ты абсолютно хотел снова ее трахнуть. После этого большого опыта с вами и Андреа ваша просьба была, конечно, вашей командой. Умно и в этой ситуации также довольно решительно я приведу вас в положение песик. Мне это нравится, потому что я могу видеть вашу сексуальную задницу, а также, если я немного наклонюсь в сторону, ваши сиськи megageilen 85F могут смотреть во время качания. Как только вы достигнете правильного положения, ваша левая рука возвращается и хочет помочь моему маленькому другу припарковаться. «Давай, трахни меня сейчас, наконец!» Вы настойчиво призываете меня. «Вставь меня в свой горячий член очень глубоко, а затем трахни меня очень сильно!» - также добавлен еще один запрос. Вместе это сразу становится похотливым. Вы все еще так мокрая от предыдущих событий, вероятно Fotzenschleim и cum в то же время, что мой член может проникнуть с вами до упора. С каждым Fickbewegung моя сумка хлопает по твоим ягодицам, с каждым Fickbewegung раскачивай свои сексуальные сиськи, с каждым стоном Fickbewegung, который тебе нравится. Я люблю эту позицию.

Я наклоняюсь немного вперед, чтобы я мог подойти к вашему желанию жемчужины правой рукой, чтобы стимулировать их еще дальше. Здесь наши пальцы встречаются, потому что вы уже начали удовлетворять себя. Вы были уже довольно влажными, и наши две руки сделали для еще большего количества влаги.

Приятно, что я мог сделать в этой позиции сравнение с горячей задницей Андреа. Даже несмотря на то, что Андреа едва ли на десять лет моложе вас, ей едва исполнилось 50 лет, но ваша красота как никогда свежа. Плотная кожа - настоящая привлекательность для каждого мужчины. Только с вашими сиськами вы победили Андреа дальним ударом. Но, конечно, это также потому, что я нахожу F-корзинку намного более возбужденной, чем сладкие синицы. Только с сосками Андреа может дать тебе воды. Хороший, красивый и довольно темно-коричневый. Помимо того, что я боготворю женщин на высоких каблуках, я настоящий фетишист.

Наконец я обнимаю обеими руками и хватаю твои большие сиськи. Прижавшись к нему, я притягиваю тебя к себе так, что твоя спина достигает моей верхней части тела. Измененное давление на твою пизду и на мой хвост очень быстро вызывает то, что мы приходим почти одновременно. «О, да», это кричит из вас. «Пошел на хуй, я буду прав». Твой оргазм настолько силен, что ты действительно падаешь в мои руки, и я должен держаться за тебя. Наконец, я позволю вам медленно упасть вперед, пока мой член выскальзывает из вашего отверстия для удовольствия и распределяет полную нагрузку спермы партиями на зад и спину. Наконец, я позволил себе упасть и осторожно положил меня на спину. Все еще теплая сперма аккуратно распределяется между нашими телами.

Во время последующего совместного принятия душа тоска по другому телу еще не закончилась, но этого было достаточно только для многих интенсивных поцелуев и очень нежных похлопываний. Тогда каждый занялся своими делами. Вечером я только что пришла домой, вы, в отличие от последних лет, берете меня в руки в объятиях и целуете меня долго и интенсивно. «Это было действительно круто, что мы делали вместе в последние несколько дней, если бы это зависело от меня, это никогда не могло остановиться», - ваши томные слова. А потом продолжите: «Андреа проведет все выходные рядом с нами и будет спать с нами с пятницы по воскресенье».

Со словами «Мы должны немного поцарапать нашу гостевую комнату», вы отвлекаете меня от мыслей. «Почему это, Андреа наверняка будет спать с нами в постели?» - немного недоверчиво спросила я. «Да, Андреа, безусловно, но, может быть, она и я тоже хотим провести для нас ночь, тогда вы должны где-нибудь спать», - был ваш четкий и прямой ответ. Сначала я этого не ожидал, но из-за прошлой истории, потому что, в конце концов, я удивил обеих женщин в их взаимной любви, это было понятно. Несколько смиренно, я отошел оттуда и заставил меня однажды подготовить свое «аварийное убежище». Может быть, это только один или еще лучше только ночь Пока я запутывался, я вспомнил шпионскую камеру с поддержкой Wi-Fi, которая была у нас несколько лет назад во времена компании в борьбе против взлома. Может быть, это все еще работает и находится в хорошем месте в нашей спальне, это дало бы мне возможность сидеть в первом ряду, так сказать, если бы я не мог быть там.

В течение следующих нескольких дней я проверил эту шпионскую камеру и, к счастью, нашел ее полностью функциональной. Однажды ночью я быстро установил камеру, затем опробовал ее и смог спокойно ждать выходных и, следовательно, возможного локаута с места событий.

Не только я, но и Катрин стали более возбужденными в течение недели. Физические подходы стали более интенсивными, прикосновения стали более экстравагантными, и желание секса никогда не прекращалось. Несмотря на ожидание богатых выходных, я не мог удержаться от того, чтобы заниматься с тобой сексом каждую ночь и кончать на тебя или на тебя. Это была действительно очень хорошая неделя.

И теперь выходные были не за горами. Я рано ушел из офиса и очень рано был дома. Когда я вошел в дом, я услышал душ в нашей ванной комнате. С бодрым «приветом» я заглянул в дверь и увидел, из чистого горячего тумана, только очень темную, как ты побрил ноги в душе. "Здравствуйте, я скоро буду готов!" был твой короткий ответ. Я снова исчезла и хотела удивиться, что выйдет из ванной после душа, бритья и побаловать себя.

Тем временем я положил игристое вино и другие напитки в холодильник и приготовил канапе на вечер. Спустя еще, почти бесконечные 40 или 50 минут, вы пришли с верхней части гостиной. К сожалению, я не смог увидеть многое, за исключением того, что у вас темно-красные накрашенные ногти и ногти на ногах (я уже упоминал, что я уже возбужден при виде красиво окрашенных ногтей) и что ваши волосы были очень горячими. Остальное все еще было покрыто белой одеждой.

Ты выглядел действительно великолепно, и если бы мы не ожидали, что Андреа, я бы очень скоро "напал на тебя". Пролетел следующий час: быстро и в душе, и в какой-то красивой одежде.

В 18:00 звонит дверной звонок. Вы просите меня впустить Андреа, пока вы все еще хотите сложить последнюю руку. Я бросаюсь к двери, потому что не могу дождаться. Андреа в пальто с высокой шеей и маленьким чемоданом перед дверью. Мы приветствуем друг друга теплыми объятиями и долгим и интенсивным поцелуем от языка.

«Разве ты не хочешь снять?» - спрашиваю я Андреа и беру ее за пальто. «Нет, пожалуйста, подождите еще один момент, пока Катрин здесь». В этот момент я слышу, как ты спускаешься по лестнице и кричишь сверху: «Стефан, пожалуйста, закрой глаза и подожди наших дальнейших инструкций!»

Я послушно закрываю глаза и, чтобы не вызвать подозрения в мошенничестве, я все еще беру руки перед собой. Один из вас держит меня и ведет из коридора в гостиную. Что произойдет в ближайшие несколько минут, я могу только догадываться по звукам. По крайней мере, это звучит как последний «последний штрих» к твоему набору, потому что, наконец, я слышу от Андреа долгожданные слова: «Теперь ты можешь открыть глаза, но, пожалуйста, не падай в обморок!»

После того, как мои глаза привыкли к свету, я почти задыхаюсь. То, что я могу видеть такую ​​замечательную вещь, или я предпочитаю не лучше говорить, что «МЕГА ГЕЙЛЕС» - это нечто особенное.

С чего мне начать только с описания этих двух секс-богинь. Дело в том, что вы идеально выровняли друг друга, и только широкие изгибы моей жены имеют значение. Оба стоят на черных сандалиях высотой около 10 см, оба носят ее черный нейлон, которые привязаны ремнями прямо к потрясающему телу. Тело на самом деле больше похоже на ничто и оставляет больше свободного, чем он прикрывает. В частности, только в нижней части на ¼ покрытые груди являются абсолютной привлекательностью. Все, что вы подобрали: потрясающий макияж, сексуальная прическа, темно-красный лак для ногтей и даже цвет помады идентичны. Две трахаются сестры по духу. Я не знаю, какую из этих двух богинь я желаю больше.

«Привет, Стефан, проснись!», Слышу, ты говоришь почти одновременно, «мы здесь еще дольше, чтобы повеселиться, тебе не нужно есть нас прямо сейчас своей внешностью, дай нам немного игристого вина для нас, но не делай это снова Наводнение, как неделю назад, - говорит Андреа со мной. Пока я получаю игристое вино, я все еще вижу краем глаза, как вы оба держите в руках и целуете глубоко. Когда я снова вхожу в гостиную с тремя хорошо наполненными бокалами для шампанского, вы все еще целуетесь, в то время как ваши руки уже ласкают друг друга.

После того, как мы прогуляли друг друга и пожелали отличных выходных, а также взяли некоторые из замечательных канапе, Андреа снова принимает команду и дает инструкции: «Итак, моя дорогая, теперь мы хотим что-то от тебя и от Кляйна Стефан снимает одежду, но заставляет нас немного нагреться! " Так что я не ожидал, что я должен подражать Chippendales здесь, но я сделаю все возможное. Уже опьяняющая музыка и шампанское помогают, потому что ваши щеки говорят в пользу того, чтобы сделать это не так уж плохо. Как хорошо я планировал на этот момент. Последний случай, мои боксерские шорты, был подготовлен на одной стороне с липучкой, так что мне нравятся Chippendales, большая производительность,

Ваш аплодисменты был наградой за мое успешное шоу. Я беру свой бокал с шампанским и медленно иду к вам. «Тогда давай, козленок, покажи нам, что ты принес», - кричит Андреа, и Катрин добавляет хихиканье: «На вкус оно так же хорошо, как шампанское?». Как только я окажусь в пределах досягаемости ваших четырех рук, остановка не будет. Рука 1 на хвосте, рука 2 на заднице, рука 3 на мешке и рука 4 на моей шее вокруг головы, чтобы поцеловать меня. Вы даете сильный газ, и ваши красиво окрашенные и острые ногти вожделенно впиваются в мою плоть. И пока Андреа все еще целует меня, Катрин обвивает губами мой член и начинает с удовольствием сосать мой член.

Какая классная ситуация. Собственная жена наконец готова снова трахаться. В то же время она обнаружила неизвестную до сих пор би-сексуальность вместе с ней и живет так открыто, а затем би-подруга уже хочет заняться со мной сексом, вы могли (n) почти как шестерка в лотерее.

«Итак, теперь мы хотим, чтобы вы немного побаловали вас», - прерывает ситуацию Андреа и освобождает мою шею от их хватки. Катрин следует ее примеру, и вместе вы немного оттолкнете меня от себя.

Теперь, когда у меня снова есть четкое представление о вас обоих, начните свою часть полосы. Медленно, с радостью и почти синхронно вы начинаете избавляться от своих струн. Поскольку вы, из-за лучшего обзора, остались сидеть, это немного сложнее, но для меня тем более опьяняющим. Когда обе струны летят в моем направлении, я почти отдышался. Я уже мог восхищаться ее бритым стыдом при первой встрече с Андреа, и теперь я был в состоянии изумиться этому с Катрин. Катрин, которая всегда сопротивлялась интимному бритью, теперь носила хорошо подстриженный треугольник над ее половыми губами. Этот вид бритья меня очень волнует, гораздо больше, чем когда женщина полностью выбрита.

«Дай нам почувствовать твой язык в наших роговых кисках», - просит Андреа, вы оба в унисон, таз еще больше выдвигается вперед и еще больше раскрывает ноги в чулках. При этом вы размещаете два расположенных рядом друг с другом и таким образом очень четко демонстрируете свою физическую привязанность. Но это не мешает мне не удовлетворять вашу просьбу удовлетворить ваши киски. Я уже иду перед Катрин, в конце концов, вот преимущество моей жены на коленях и подношу голову и язык перед ее уже явно мокрой пиздой. Катрин поддерживает обеими руками, что приятно раздвигает ее половые губы. В то же время я положил свою левую руку на позор Андреа и начал играть с ее среднего пальца ее клитор. А тем временем мой язык работает на Lustperle от Katrin.

Вы оба, кажется, наслаждаетесь, потому что в дополнение к хихиканью, я также всегда слышу слегка чмокающие звуки, когда вы целуетесь. Внезапно рука касается моих волос и тянет меня от Катрин. Это рука Андреа, которая теперь заставляет мой язык удовлетворять ее возбужденную пизду. Решительно тянет и прижимает мою голову к ее губам, так что мой язык быстро находит путь между ее губами и исчезает в ее Фикканале. Андреа прекрасно понимает, как двигать головой, чтобы мой нос мог приятно раздражать ее клитор.

В то же время моя правая рука скользнула между ног Катрин и пытается закончить то, что начал мой язык. Здесь Катрин поддерживает мои усилия, кладя свою руку на мою и энергично массируя. И таз Андреа начинает приспосабливаться к движениям моего языка. Андреа энергично тянет меня за волосы и, таким образом, получает еще больше удовольствия от ее уже довольно влажной пизды. «Идите глубже, я сейчас буду!» Андреа спрашивает меня, и Катрин поддерживает ее в аплодисментах. Трахни ее своим языком глубоко в ее возбужденную пизду "Катрин также стреляет в меня. А потом это занимает всего несколько секунд, и Андреа кричит о своем первом оргазме. Ее ноги, таз и все ее тело начинают дрожать. И ее руки сильнее сжимают мои волосы и толкают меня еще дальше между ее половых губ. Влажность, которая брызгает из ее киски, я едва могу проглотить. О, как это GEIL!

Еще до того, как Андреа вернулась в эфир, Катрин отвечает и, наконец, хочет получить ее удовлетворение. «Теперь я наконец на этом», - спрашивает она нас, а затем дает дальнейшие инструкции для следующей позиции. «Андреа должен лизнуть меня, и я хочу, чтобы ты посмотрел, как Стефан действительно трахает ее сзади!»

Сказано - сделано. Катрин удобно ложится на диван, и сразу же Андреа становится на колени между ее уже широко открытыми бедрами. Катрин с любовью хватает ее за волосы и теперь поддерживает язык Катрин с явными гребаными движениями. Если бы мне не дали задание «четкое задание», я был бы очень доволен только просмотром этой сексуальной сцены. Но ожидание позиции собачки с Андреа компенсирует мне, что я остаюсь только наблюдателями. Но прежде чем я захочу пройти между сексуальными бедрами Андреа, я снова наклоняюсь к Катрин, беру ее голову между моих рук и смотрю на нее с любовью. «Спасибо, я люблю тебя!», - прошептала я ей, что она подтверждает интенсивным поцелуем от языка.

Тогда я не могу дождаться, чтобы положить мой твердый член в мокрую киску Андреа. Стоя на коленях между ног Андреаса, она уже схватила свою задницу одной рукой и немного открыла вход. Дополнительная смазка здесь не нужна, потому что Андреа все еще довольно влажная после ее оргазма. Без большого Vorgeklänkel я использую свой член и жало без дальнейшего рассмотрения полностью. Слышен лишь слабый стон, и затем начинается настоящий акт удовольствия. С каждым толчком, и я сильно толкаю до упора, движение продолжается через ваши два тела. Язык Андреаса все глубже проникает в пизду Катрин, которая наслаждается этим явно и слышно, и, таким образом, также заставляет тело Катрин вибрировать. И это снова приводит Катринса в движение. Какая удача у меня есть. Doggystyle с одной женщиной и качающиеся сиськи на другой. Что еще ты хочешь?

В то время как я продолжал наслаждаться этой возбужденной ситуацией, я увидел Андреа с ее левой рукой, правая все еще служила опорой, ее левая ягодица широко расставлена ​​и давала мне еще лучший обзор ее розетки. Если это было приглашение, оно вспыхнуло в моей голове. Верный девизу: «Кто не смеет, тот не побеждает», я намочил свой средний правый палец и подружился немного с задним входом. Каждый раз, когда я проезжал через середину, Андреа приходила ко мне со своими сладкими ягодицами. Наконец, она взяла мой палец и ввела мой средний палец даже в ее задницу. Эта дополнительная стимуляция, казалось, сделала все остальное. Ее язык в переполненной пиздой Катринс вызвал мега-оргазм у Катрин, пока она едва держала свои подергивания под контролем. Наконец, движения были настолько массивными, что мой член выскользнул из ее влагалища, а я уже собирался опустошиться в ее влагалище. Я впрыскиваю большую часть в ее дергающийся грот, в то время как остальное распространяется на ее зад и спину. Снова картина до безумия.

Прежде чем Андреа или я смогли что-то сделать, Катрин уже взяла на себя инициативу и распространила свои пожелания. «Андреа, сядь на меня, я хочу лизнуть тебя и снова испортить тебе своим языком, а ты, Стефан, ты снова будешь меня трахать!» Были ее четкие инструкции. А потом с самодовольным видом добавил: «Если вы и ваш член все еще можете». Который Андреа тут же прокомментировал с громким смехом, но тут же скользнул вперед и уселся своей капающей пиздой прямо на уже выдвинутый Катринс язык. Пока мой член все еще обладал небольшой силой, я хотел продолжать стараться изо всех сил и также скользнул вперед между ног Катринса. Последний оргазм также оставил свой след здесь. Все красиво и мягко, так что я без труда положил свой член в Катрин. Чтобы стать еще глубже, я поднял ее на две ноги и с каждым ударом мой мешок шлепал по ягодицам Катрин.

Андреа была как небеса. Она откинулась назад, и только приподнятые ноги Катрин, которые я до сих пор судорожно держал, предотвратили ее падение назад. Сразу же я потянул ее голову левой рукой, чтобы поцеловать ее. Ее клитор и половые губы были настолько раздражены в последние несколько часов, что вскоре Катрин дала ей следующий выход. Андреа снова оторвался от моего рта, упал вперед и с последней силой приземлился в кучу подушек, а я с последними конвульсиями Катрин до следующего оргазма. Оставшаяся сперма, которую я накачал в ее влажную пизду, медленно пробежала между опухшими половыми губами после того, как я забрал у нее. Я быстро отскочил назад,

Следующие несколько минут нам всем нужно было набраться сил. Очередная бутылка игристого вина, немного освежения и, конечно же, близость друг к другу очень нам помогли. Держась за руки, мы вместе пошли в нашу спальню. Я уже представлял, как будет ночь с Андреа и Катрин, но потом пришло разочарование. «Стефан, Андреа и я проведем ночь в одиночестве! Пожалуйста, идите в гостевую комнату», - было ваше ясное и безошибочное заявление. Чтобы поддержать это решение, вы берете Андреа перед моими глазами в руку. Сначала коснитесь своей груди, а затем губ. Поцелуй жадного языка подчеркивает, что мужчина сейчас не нужен. Катрин и Андреа затем исчезают в спальне, и я слышу

Как будто я не догадался! Я вхожу в гостевую комнату и с нетерпением жду хорошей напряженной ночи. Камера, установленная в нашей спальне, работает отлично и дает четкие (какие каламбурные) фотографии.

21.03.2019

Я

Я терпеть не могу Шпаннер очень хорошо. Однако, если я честен с собой, то и я тоже. И не только я, но и весь остальной мир мужчин. Кто из нас не любит порнофильмы? Но что это, кроме того, что делает натяжитель. Вы наблюдаете за другими во время секса, и вы становитесь возбужденными. Конечно, теперь это немного короче. Есть также аспекты напряженности, которые гораздо более «захватывающие».

Что делают люди, которые ходят в стриптиз клуб? Hingucken. Даже женщины делают это. Что делают пары, которые посещают клуб свингеров. Они смотрят друг на друга во время секса. И что мне делать, если я лежу с женой на нудистском пляже? Я позволил своим глазам блуждать в предложенной мне жизни. Pornos имеет тот недостаток, что актеры в аудитории являются анонимными. В зависимости от качества и вкуса они все равно стимулируют или нет. Но у них никогда не было личных отношений.

Истинный натяжитель ищет объект своего желания. Редко он оставляет за собой шанс увидеть то, что видит. На пляже я не ищу старых и морщинистых женщин, я ищу женщин, которые так же желательны, как и мои. И я убежден, что моя жена присматривает только за спортивными и взрослыми парнями, которые не будут отталкивать ее от края кровати в случае сомнений.

Достаточно теории. Особенно мне нравится растягивать жену. Утром, когда она встает и идет голой в ванную. Первая изюминка дня! Когда я смотрю, как она в душе моет ее стройную и упругую грудь и немного массирует ее. Ммм! Конечно, воротами между ног не пренебрегают. Рекомендуется соблюдать осторожность, чтобы я не глотал зубную щетку.

Другой способ растянуть - представить, что сексуально возбуждает ее, мою женщину-мечту. Конечно и наш секс, но я не это имею ввиду. Какие у нее фантазии, о чем и о чем она мечтает, когда меня нет на месте, потому что я в командировке? Что она тем временем совершенно скромная и воздержанная, я не верю в лучшие намерения. Для этого она сексуально слишком ловка.

«Мой глаз-звезда, - пробовал я однажды ночью, - что ты делаешь, и как ты это делаешь, когда меня нет в постели, но ты - раттеншарф?» «Это не ваше дело» вернулся коротко и сладко. «Я спрошу вас, как вас опустить», добавила она «Спросите», я подбодрила ее. Она сделала короткую работу со мной: «Итак, вы действительно хотите знать, ну, я мечтаю о парне на десять сантиметров выше вас, на десять лет моложе меня и всемогущем. Есть вопросы?» Для лучшего понимания, я 1,90, а ей тридцать восемь. Ах, да, и когда я «доступен», мы делаем это два или три раза в неделю, все еще после десяти лет брака.

Вуайерист, натяжитель во мне облизывал кровь. У меня возникла идея, как удовлетворить свое любопытство. Я написал эротический рассказ о одинокой женщине и ее сексуальной жизни с собой, попросил Сибиллу прочитать исправление и поделиться ее критикой и предложениями. Короткий комментарий Сибиллы: "Чепуха, типичный человек!" Вместо этого она объявила, что через несколько дней я получу от нее короткий рассказ, который она запишет из аккаунта друга. Мой финт сработал, и я с нетерпением ждал результата.

История, которую я прочитал, началась следующим образом:

Для женщин это означает мастурбацию. И больше ничего. Мужчины говорят о том, чтобы снять один, отмахнуться от пальмы, сделать огурец счастливым и т. Д. Это несправедливо и противоречит равным правам каждого. Только медицинское выражение для нас, женщин, вполне реально, трезвое и совсем не эротичное, не говоря уже о прохладе. Это ни в коем случае не реальность.

Да, я люблю спать с мужчинами. Но не только то, что не всегда подходящий «объект» доступен, есть и фантазии, которые у меня есть вероятно, жить только для себя. Дикий, необузданный и бесплодный любой позор. Так же, как мужчины.

Если Олаф в командировке, то самое время. Но даже если все идет своим чередом, бывают моменты, когда я просто хочу вырваться. Я хочу похоти, вожделения и чрезмерного удовлетворения на высшем уровне. И в такие моменты я могу получить это только для себя - в своем воображении и своими действиями.

Я сижу одна дома вечером. Олаф был в бизнесе в течение трех дней. По дороге домой вечером молодой привлекательный парень открыто смотрел на меня на груди. Когда он закончил, я увидел в отражении витрины, как он смотрел на меня так же нагло на мою задницу и, вероятно, на мои ноги. Я сидел один в гостиной и не мог отвести глаз от своей головы. Я уже поймал себя на том, что начал гладить свои сиськи сквозь тонкую блузку. Соски уже закалены. Так что это не было просто потеряно в мыслях, это было явное манипулирование моим мозгом в единении с моим центром удовольствия между моими ногами. Рука скользнула ко мне на колени. О, не смя юбку! Рейс я снял с юбки и добрался до меня прямо под трусиками. Стирка грязных и грязных трусиков завтра не была чем-то особенным. Теперь было только наслаждаться моей страстью.

Я пришел Облегчение распространилось в моем теле. Я снял свое задание, чтобы бросить его в корзину. Затем я остановился и понюхал это. Какой аромат, эта страсть, которую он излучал, просто моя собственная страсть просто наслаждалась! Я осторожно облизал Мезеншлайм, который все еще светил на косынку. Затем я снова потер трусики через свою пизду. Что за непристойное слово? Но те же мысли пронзили мою голову. В тот момент не было никого, кто мог бы критиковать меня. Я даже не был ответственен перед собой. Это был только момент. Той ночью я спал глубоко и крепко до следующего утра.

Я был поражен после прочтения этого рассказа. Я спросил Сибиллу, сколько лет ее подруге. «Тридцать восемь», - был быстрый ответ. Затем она прикусила губу, она лепетала. Я сделал вид, что не заметил. Меня зовут Герберт, а не Олаф. Но мой главный кинотеатр начался!

Натяжитель во мне был временно удовлетворен. Следующий летний отпуск был на. Наконец, еще раз: мир, свобода, секс! Нет встреч, нет телефона, нет обязательств. Сибилла, моя глазная звезда, моя богиня секса всегда рядом со мной и всегда под рукой. Различные мужские глаза восхваляли ее на пляже. Я был горд и возбужден одновременно. Я любил это так же, как и другие мужчины. Ее фантазии, то, что она хотела бы сделать с ней, я мог визуализировать ярко. Заведующий кинотеатром просто.

Случай пришел ко мне на помощь. Мы пошли гулять по пляжу, так как природа сделала нас и немного изучила новые условия для нас. Мы также бродили по тропам через дюны и наслаждались видом на море сверху. В депрессии мы обнаружили явно влюбленную пару, которая была глубоко поглощена прелюдией. Я остановился и обнял Сибиллу за плечи. Она хотела продвинуть меня дальше, когда к паре присоединился второй мужчина. Видимо, трое знали друг друга, потому что второй принял участие сразу, так как начал ласкать женщину руками. Сибилла снова остановилась, и, к моему удивлению, я увидела, как ее соски выпрямляются. Я снял руку с ее плеча и погладил ее по спине. Её соски становились всё жестче и больше. Смотри, я думал, моя жена натяжитель. И я всегда думал, что женщины не делают этого.

«Это что-то, - сказала она, - две сиськи, две дырки и два любовника!» «Почему две дыры», - немного глупо спросил я. "Земля Герберту: забыть пизду?" Она продолжала смотреть на трио. Я не верил тому, что только что услышал. Моя жена, моя Сибилла вульгарная и грязная. Теперь моя рука подошла к ее хрустящей По. Ободренный, я залез между ее ног сзади. Она была мокрой! «Не мешай моим кругам», пришло объявление от нее. На наших глазах все больше и больше происходило, и Сибилла схватила ее за раковину правой рукой. Тем временем левая рука поочередно кормила ее вымя сосками. Я едва знал, где искать в первую очередь. Вниз или рядом со мной?

Я - натяжитель? Да! Мой экспонат был твердым и полным. Сибилла опустилась передо мной на колени, погрузила его в свою пизду, в то же время постоянно лаская ее пизду, и когда она застонала, я выплеснулась. Она сглотнула как могла. Остальные вышли из уголков ее рта.

Праздник начался отлично. Тройка не покидала мой разум. А потом реакция Сибиллы: * Две сиськи, две дырки, два любовника * Напряжение во мне начало фантазировать. Если бы я видел ее такой. Umschwärmt, ласкает, гладит и теребит двух парней. Мне бы тоже понравилось? Почему нет, я задал себе вопрос. Это было, или было бы просто не анонимным, как любой в порно. Мысль начала очаровывать меня. Ночью мне действительно снилось, что Сибилла была там, в долине.

Сразу после пробуждения мы сначала получили удовольствие от Urlaubsfick. Мое воображение, вуайерист во мне дал, но не покой. Даже когда я трахал ее, я думал, что кто-то еще ударит ее. И я бы смотрел их "сверху" в долине! Вуайерист одержал верх, и я разгрузился, прежде чем она смогла прийти. Разочарованная, она осталась лежать рядом со мной.

«Что это было сейчас?» - она ​​растеряла меня. «Теперь я начинаю понимать, почему у нее вчера было два любовника, - продолжала она, - один в запасе, когда другой оказывается быстрым брызгом». Вау, она была очень зла. Конечно, я мог ее понять, и тогда дьявол поехал на меня. «Должны ли мы искать праздничный оттенок для вас?» - прямо спросил я. Сначала она с сомнением посмотрела на меня, а затем пошла на мою игру: «Ты имеешь в виду того, кто меня беспокоил?» Мой главный кинотеатр уже набросился на: отпуск, солнце, секс, Сибиллу ... в дюне с хорошо сложенным, очаровательным любовником, на десять лет моложе ее и с должной выносливостью.

Мои греховные мысли не пропали. Я был снова готов Я повернул Сибиллу в живот и без дальнейших предупреждений проник в ее мокрый и готовый фиклок. «Кто из двух вчерашних любовников тебе понравился больше? Блондинка или темноволосая с трехдневной бородой», - прошептала я ей на ухо. Она глубоко вздохнула и застонала: «Темноволосый». Очень медленно я перемещал свой член в ее Fickkanal взад и вперед. Только не возвращайся слишком рано, это выстрелило мне в голову. "Тебе нравится трехдневная борода между бедер?" Длинная ничья "Ммм ..." была ответом. Я работала руками под ее грудью и работала как «бюстгальтер с функцией массажа».

«Дорогой наедине с ним или со мной», я хотел знать сейчас. «Сначала один, чтобы я мог проверить его качества без помех», - получил ответ. Этот зверь был полон моего воображения, или она имела в виду это серьезно? Я отказался от сдержанности и протаранил ее дергающуюся пизду, пока она не дошла до нас обоих. Задыхаясь, я скатился с нее. Она подползла ко мне и прошептала: «Это был рогатый трах ... с трехдневной бородой, которую Он так настойчив, как я себе представлял».

После завтрака мы пошли на пляж. Поскольку праздников не было нигде, среди туристов были в основном молодые пары, которые не зависели от школьных каникул. Для меня это означало много свежего мяса среди отдыхающих, которые могли предложить мне вуайерист. Но Сибилла тоже позволила своим глазам блуждать и, как я заметил, осталась довольна тем или иным Адонисом. Сингл, вероятно, сделал это с ней. Всякий раз, когда он приближался к нам, она, как бы случайно, вставала, уходила к воде, так же беспорядочно брызгая ногами в воду. Она наклонилась, чтобы взять что-то воображаемое, вытянув задницу в его сторону. Полное понимание Царства Небесного гарантировано. Грудь естественным образом следовала за силой тяжести и развивала свой полный эффект.

Я говорил с ним косвенно, если у него был огонь. Довольно глупый вопрос, так как он был таким же голым, как и все здесь. Но он дал мне короткий сигнал рукой, подошел к своему соседнему полотенцу и вернулся ко мне, вооруженный зажигалкой и сигаретами. Я поблагодарил их, и мы оба зажгли одну. Мы начали непринужденную беседу, и Сибилла поспешила к нашему причалу. «Привет, - поздоровалась она с ним, - я - Сибилла». Он встал и представился как Гарри. «Гарри, возьми машину», - вспомнил я спонтанно, как это неоднократно происходило в старом сериале «Der Kommissar» с участием Фрица Веппера в роли Гарри. Мы поболтали и познакомились немного лучше. Он подошел к нам с полотенцем,

Мы договорились поужинать вечером, а затем пошли в клуб танцевать. Сибилла и я были увлечены танцами, и Гарри был идеальным партнером, если Сибилла не могла насытиться.

На следующее утро мы снова встретились на пляже. Мы лениво лежали на песке, и солнце дало нам тепло. Я повернулся к Сибилле и нежно погладил ее. У нее были мурашки по коже, но глаза оставались закрытыми. Гарри валялся с другой стороны от нее на своем полотенце. Я аккуратно облизнул один из ее сосков. Успех длился недолго. Однако отличается от того, что я себе представлял. С закрытыми глазами она сказала: «Гарри, у меня есть два соска!» Гарри начал, открыл глаза и понял, что может значить Сибилла, вопросительно глядя на меня, на мгновение закрыв глаза, и он сразу же высосал ее. другие соски, Сибилль успокаивающе хмыкнула.

Внезапно она встала, протянула руки и просто сказала: Она похитила нас в дюнах в долину, где мы оба недавно смотрели тройку. Она утонула в песке, похлопывая по песку слева и справа, так же, как собакам приказано освободить место. Гарри и я повиновались. Затем она повернулась ко мне и поцеловала меня с тоской. Затем она повернулась к Гарри, обнимая его руками и ногами и едва дыша на своем рту. Кроме того, она схватила одну из его рук и крепко прижала ее к своей пухлой попке. Она убедительно убедила его. Теперь мне пришлось задохнуться. До меня порно шоу проложил, и я сидел, нет, я был в первом ряду.

Гарри не сидел без дела. Он доил ее вымя, кусал ее бутоны и вставлял несколько пальцев в открытую влажную блестящую пизду. Сибилла бросилась, чтобы схватить мой жесткий член. Она посмотрела мне прямо в глаза, когда он потер свой член в щели между ее ягодиц. В то же время он протянул руку между ее ног, искал ее кнопку удовольствия и заставил ее стонать. Затем она протянула ему задницу, и он вошел в нее. Я мог бы разразиться похотью, когда увидел это зрелище вблизи. Действуя? Это было вживую! Мою Сибиллу фактически трахнули прямо передо мной.

Она все еще держала мой член в своей руке. Это будет сумасшествие. Затем она вышла из него, повернулась и сказала: «Теперь ты!» Без сопротивления я проник в дыру воргефикте. «Не распыляйте, - предупредила она меня, - я еще не закончила с вами». Дважды она повторяла этот вариант во взаимодействии. Затем она повернула Гарри на спину и поднялась на его Fickstange. Мне она потребовала: «Испортить мои сиськи и не жалеть меня!» Я опустился на колени позади нее и безжалостно доил ее грудную сумку, как и было необходимо, так же сильно скручивая ее соски. Её хрипы и стоны становились всё громче и громче. В то же время она почти неподвижно сидела на пухлом хвосте Гарри.

Я знал это. На этой стадии возбуждения, по своему собственному удовольствию, она массировала свою стойку только своими вагинальными мышцами. Гарри тяжело вздохнул, не в силах ничего с этим поделать. Даже сейчас, Сибилла держала рукоять действия в своих руках, когда она покорила меня и призвала рогового Гарри одинаково заботиться о ее сиськах. Я наслаждался не только массажем члена, но и видом того, как Гарри использовал ее сиськи, пока его жесткий член все еще жаждал кончить в нее. Я был в сказочной стране натяжителей!

Сибилла спешилась от меня, как жеребец, и, как кобыла, опустилась на колени перед Гарри, предлагая ее задницу с раздвинутыми ногами и открытой дверью. Это заняло всего несколько ударов, и Гарри накачал весь груз в ее влагалище. Затем она повернула свои ягодицы, на бедрах сперма Гарри сбежала ко мне, и я толкнул в некогда заполненную киску моей жены, пока она не дошла до нее и меня.

Тогда она сказала только очень сухо: «TUI, я заработал это!» И я заявил, что довольно трезв, даже я натяжитель.

21.03.2019

Запретная комната

Домовладелец

В течение многих лет я управлял старым городским домом в центре города для девяностолетней леди. Я забочусь о ремонте дома, сдаю его в эксплуатацию, когда он превышает мои возможности, и заключаю новые договоры аренды. У меня есть дом прямо рядом с ним.

Меня зовут Удо, мне 63 года. В моем паспорте написано, что я ростом 180 см, он никогда не менялся, но с обувью. Я пенсионерка и живу одна.

Квартира на верхнем этаже в доме пожилой дамы была полгода пуста. Она была сдана в аренду в основном для молодых знакомств. Жилая площадь составляет около 40 квадратных метров без помещения, которое привело к застекленной крыше. Чтобы попасть на крышу, нужно пройти через квартиру, чтобы попасть в необорудованную комнату. Именно поэтому номер не является частью аренды.

Однако, были предыдущие арендаторы, которые видели эту комнату как складское помещение и незаконно заполняли ее всевозможными беспорядками.

Чтобы вовремя вмешаться, я решил установить детектор дыма со скрытой камерой. 360-градусный панорамный вид. Он служил только для этой цели.

Новым арендатором была Ханна. Я разрешил ей использовать эту комнату для сушки белья, но указал, что это не складское помещение, и я бы раз в год на крыше смотрел направо.

В течение полутора лет я не видел ничего, кроме их белья или, возможно, коробки с напитками в комнате. Однако мне интересно, почему лестница на крышу лежит на полу.

Ralf

Сегодня я снова встречаю Ханну. Многое произошло с нашей первой встречи. Я замечаю изменение в поведении Ханны по отношению ко мне. Сначала это было забавно, но все еще далеко. В последнее время мы чаще пишем и даже что-то пьем вместе. В промежутках между нашими «раундами» бывают моменты, когда она смотрит мне в глаза, как будто она хотела сказать: «Ральф, я хочу большего, а не только секса».

Это именно то, на что я надеялся. Я мог представить себе крепкие отношения, но не показывал их мне. Внешне я играю в игру «мы встречаемся только чтобы трахаться». Что мне на самом деле нравится. Я влюблен, но это действительно круто - просто принять это или использовать. Что бы я с ней ни делал, сколько бы я ее не мучил, я всегда обнимаю ее. «Ральф, ты свинья, и после этого снова здорово, это здорово».

Что я мог сделать с ней сегодня? Недавно я привязал ее к деревянным перилам на лестничной клетке, и мы оба были взволнованы, когда ее соседка пришла домой и положила продукты на ступеньки под нами. Ханна широко раскрыла глаза, и я закрыл ей рот.

В квартире Ханны есть «Запретная комната». «Это не относится к квартире, но, конечно, у нас тоже есть секс. 'Лестница! Я все время думаю о том, что я могу с этим сделать. Теперь я это знаю!

Ханна

Я с нетерпением жду Ральфа. К счастью для меня, чтобы встретиться с ним. Я все еще взволнован каждый раз и не могу дождаться, чтобы увидеть его снова.

Сначала это не беспокоило меня, когда он ушел после свидания со мной, и я остался один. Но со временем мне становится все труднее отпустить его. Что если он вдруг встретит другого? Если мы не встретимся в одночасье не так ли? Я мог бы справиться с этим, но хотел ли я этого?

Это больше для него, я уверен. Он немного поросенок в постели, но его внимание и его внешность ясно показывают, что я много для него значу. Ни один мужчина никогда не показывал мне это так.

Я надеваю что-то особенное для него сегодня. Черный блестящий комбинезон из мокрая кожа с промежностью на молнии. Наконец, снова было весело смотреть сексуальную одежду в интернете и что-то заказывать.

Ralf

Сегодня я займусь этим профессионально, попробую вернуть чувства назад, и я просто буду их трахать ... Ханна выглядит потрясающе, что, конечно, очень близко для меня. Ее узкий комбинезон прикреплен к ее телу, как будто ее облили жидким латексом. Сияние в ее глазах, когда она видит меня и понимает, что она мне нравится, заставляет меня таять.

"Ты выглядишь очень сексуально."

Ханна хочет отвести меня прямо в спальню, но я тащу ее в «запретную комнату».

"Вот, что ты делаешь?"

Лестница около 2 метров в высоту, и я положил ее в середине комнаты на полу.

«Я хочу привязать вас к лестнице, встать на колени, вытянув руки и ноги из лестницы».

Я использую кабельные стяжки, чтобы привязать ее руки и ноги к лестнице. Скрип соединительных кабелей полностью заводит меня, и я смотрю на нее сверху вниз. Ханна теперь полностью в моей власти. Сначала дым.

«Я тоже получаю?» - спрашивает меня Ханна.

Ханна курит только со мной или иногда, когда она на вечеринке. Само собой разумеется, что она получает один.

"Пожалуйста."

Я кладу ей сигарету и зажигалку между ступенями лестницы и сажусь напротив нее.

"Это не твое серьезно?"

«У вас есть все, что вам нужно».

Ханна долго смотрит на меня, затем наклоняется вперед и касается сигареты губами, но не так, как воображает Ханна.

«Я не могу получить это».

«Тогда, к сожалению, вы не можете курить. Я не помогу вам».

"Вы осел."

Ханна снова наклоняется вперед, и вот, она между губ. Подняв подбородок, она прижимает зажигалку к руке, а чуть позже Ханна держит в руке горящую сигарету.

«Невероятно, что я делаю со мной», - возмущенно Ханна, и я стараюсь сохранять спокойствие и думать: «Мы встречаемся только, чтобы трахаться, мы встречаемся только, чтобы трахаться.

Я положил пепельницу перед Ханной и положил ее голову в ее сторону. Улыбаясь, я смотрю, как она наклоняет голову к своей руке и отстраняется от сигареты.

«Тебе придется показать тебе», - угрожает она мне.

«Ты мне угрожаешь, я сейчас вернусь».

Я иду в спальню и несу оборудование для верховой езды в «запретную комнату».

"Что ты только что сказал?"

"Вы должны показать?" Улыбка входит в ее лицо, когда она видит урожай.

Zack. Сильный удар по ее заднице, и Ханна стонет.

"Ааа ... ты свинья."

Zack. Следующий удар.

"Что я?"

"Ой, свинья, ты свинья."

Зак ... Зак .... Зак.

"Аааа .... ты свинья ... ой ... ау".

Этого достаточно Я снова ложусь перед Ханной, а она смотрит на меня сжатыми кулаками.

«Я покажу тебе», она угрожает мне, и я вижу, как она пытается подавить улыбку.

"Вы уже видели меня между ног?"

"Что случилось?"

"Просто смотри."

Пока Ханна задыхается, я стою за ней и смотрю на ее сексуальную задницу.

«Вы имеете в виду молнию?» - спрашиваю я и стучу устройством между ее ног.

"Вы можете открыть это."

Застежка бежит от ее спины к ее животу вперед. Я тяну поезд, и ее кожа выявляется. Это не помогает, я должен встать на колени, чтобы избежать случайного защемления ее губ, когда я тяну поезд до самого конца.

«Мы встречаемся только чтобы трахаться». Щеки ее задницы обнажены, и оба отверстия приглашают меня положить что-то в них.

"Тебе нравится то, что ты видишь?"

"Очень даже!"

Ханне это не нравится, но я пользуюсь ситуацией, прикладываю язык к ее ягодице и позволяю ей обвести ее. Как и ожидалось, она наклоняется вперед и, несмотря на свои связанные руки, ей удается уложить живот

«Подойди снова».

"Забудь это "

«Поднимайся снова», я призываю ее полностью расслабиться. Наконец, я все еще держу устройство в руке, которую Ханне трудно взять, но после нескольких ударов мой язык просто возвращается к ее узкой дыре.

Пока я в этом, у меня есть идея вернуться в спальню. Я взял всю коробку с игрушками Ханны и порылся в ней.

«Так что, когда такое соблазнительное устройство беззащитно в собачке, у нормального человека уже может быть маленький психопат», - громко смеюсь я про себя.

Я не знаю, было ли это хорошим решением позволить мне связать вас с вами

«Я знаю, это было не очень хорошее решение, что у нас здесь, зажимы для сосков!»

«Оставь их. Я ненавижу их, я думал, что бросил их давно».

Я думаю, что сделаю это с тобой! »Я солгал. Внутри их не было, но я знал, что Ханне она не понравилась.

«Горе, тогда я буду кричать весь дом вместе».

«Хорошо, если ты пообещаешь, что дураков больше нет, оставайся в коробке».

"Посмотрим."

Это действительно здорово, у меня все время на свете и Ханна не уйдет. «На самом деле достаточно, но это рука, чтобы копаться в коробке», - думаю я и направляю указательным пальцем к ее жопе.

«Откинься назад!», Бросаю я ей вызов. Я просто держу палец в воздухе, и Ханна представляет себя, пока я копаюсь в ящике.

"Давай, двигай свою задницу!"

Это удивительно. Ханна трахает мой палец. Хотя очень медленно и без всякого желания, но это не имеет значения, она делает то, что я хочу. Мой большой палец проникает в ее киску, и только ее тонкая внутренняя стенка отделяет его от указательного пальца. Мой палец вращается вокруг моего большого пальца, как будто я формирую что-то промежуточное. , «Я никогда не исследовал твои дыры так сильно», - смеюсь я и Ханна комментирует:

«Если ты хочешь знать, меня никогда так не исследовали, какая у тебя извращенная свинья?»

Я вытягиваю руку назад и говорю: «Извращенная свиноматка, ты так думаешь?», И, когда я попеременно прижимаю руку к своей и ее носу, я продолжаю: «Я думаю, что большой палец пахнет лучше!»

«Боа, чёрт!» - ответила Ханна с отвращением, и я рада ее удивленному выражению, когда я сунула большой палец в рот.

«Открой рот, ты ответственен за палец».

Конечно, есть небольшая горячая дискуссия, но результат имеет решающее значение, и я могу сообщить: мои пальцы снова пахнут нейтрально.

«Перед тем, как я тебя немного трахну, ты можешь сначала взорвать меня».

Я лежу с ногами под головой Ханны, открываю штаны, достаю член и держу его перед ее ртом. Она смотрит на меня так, будто хочет спросить меня, серьезно ли я отношусь, как я к ней отношусь, но в конце концов ее голова опускается.

Ханна открывает рот, и ее язык вращается вокруг моих голов. Я держу свой член, пока он не встанет, а затем беру ее голову обеими руками и прижимаю его все глубже и глубже. Мой член очень твердый, и Ханна падает с каждым давлением. Осторожно, но все же с силой я толкаю ее к брюшной стенке и чувствую, как мой член исчезает у нее в горле. Незадолго до того, как Ханна угрожает сдаться, я откинул ее голову и позволил ей отдышаться. (Позже мы жили вместе, голова оставалась внизу, пока не стало слишком поздно.)

У Ханны все отлично. Ее слюна стекает по моему члену и собирается на животе. Я хочу войти в ее рот, но только со ртом кто-нибудь может удовлетворить меня. Я сунул руку в карман, вытащил нож и освободил ее правую руку.

Ханна жаждет. С большим количеством рук и плевок он поднимается во мне, и я впрыскиваю ее в рот. Ханна показывает мне язык, на котором лежат сперматозоиды, а затем закрывает губы. Когда она открывает рот, виден только ее красный язык.

«Хочешь кофе?» - спрашиваю я Ханну и иду на кухню. Пока кофе бежит, я сижу у кухонного окна и курю сигарету. Окно в запретной комнате тоже открыто, и я слышу вибрирующий шум. Конечно, я не просто оставил Ханну лежать там и поставил ей мини-вибратор в пределах досягаемости.

Я должен был смотреть на это. Когда я стою в дверях, я потрясающая эротичная женщина в собачьем стиле, привязанная к лестнице, которая держит вибратор снизу от киски. Так как я уверен, что покурю еще раз за кофе, я поворачиваю лестницу на 180 градусов, чтобы получить прекрасный обзор ее отверстий из окна.

Она все еще там, и я поставил ее кофейную кружку на пол. Потом я сижу за ней под окном и закуриваю. Я смотрю между ее ног, и когда наши глаза встречаются, ее опущенные груди выглядят как перевернутый винтовочный пистолет.

Мой член вернулся и Ханна нуждается в поддержке. Я выдавливаю сигарету, делаю глоток кофе и двигаюсь к нему.

"Мне нужен твой член, включи его!"

Ее киска промокла, и мой член проскользнул внутрь. Я хватаю ее за бедра, остальное делает сама Анна, она качает задом и задает ритм. На самом деле, сейчас я чувствую себя правильным.

«Это работает, трахни меня», - спрашивает Ханна, и она откладывает вибратор в сторону. Я двигаюсь равномерно назад и вперед на средней скорости и притягиваю ее таз ко мне. Тело Ханны напряжено, и я могу понять по ее позе на голове, насколько она сконцентрирована и выжидает в своем оргазме.

«О да… я иду ………. Я иду… о, Ральф… я схожу с ума».

Через несколько секунд Ханна счастливо смеется, и я отпускаю ее. Мы вместе лежим под окном и даем сигарету. Секс с ней потрясающий, но этот момент был и остается самым красивым для меня. Независимо от того, как сильно я их принимаю, я всегда обнимаю их.

Ханна смотрела на меня уже несколько минут. Я не ожидал этого, но я тем более счастлив, когда она вдруг говорит

«Ральф, я так счастлив с тобой».

Домовладелец

О курении в комнате нам нужно поговорить еще раз.

Расширенный поиск
Категория:
Район:
Метро
Возраст:
  -
Рост (см):
  -
Вес (кг):
  -
Бюст:
  -
Цена за час:
  -
Услуги:
Секс
Классический секс
Анальный секс
Групповой секс
Лесбийский секс
Услуги семейной паре
Минет в презервативе
Минет без резинки
Минет глубокий
Минет в машине
Куннилингус
Игрушки
Окончание на грудь
Окончание на лицо
Окончание в рот
Стриптиз
Стриптиз профи
Стриптиз не профи
Лесби откровенное
Лесби-шоу легкое
Садо-мазо
Бандаж
Госпожа
Игры
Легкая доминация
Порка
Рабыня
Фетиш
Трамплинг
Экстрим
Страпон
Анилингус делаю
Золот. дождь выдача
Золотой дождь прием
Копро выдача
Фистинг анальный
Фистинг классический
Массаж
Классический
Профессиональный
Расслабляющий
Тайский
Урологический
Точечный
Эротический
Ветка сакуры
Аква-пенный
Шведский
Место встречи
У меня
У тебя
Разное
Ролевые игры
Эскорт
Телефон:
Имя:
 

ЦЕНА
до 1500
от 1500 до 2000
от 2000 до 3000
от 3000 до 5000
от 5000 и выше
    
ГРУДЬ
С МАЛЕНЬКОЙ ГРУДЬЮ
С БОЛЬШОЙ ГРУДЬЮ
    
ПО ЦВЕТУ ВОЛОС
БРЮНЕТКИ
БЛОНДИНКИ
ШАТЕНКИ
РЫЖИЕ
    
ВНЕШНОСТЬ
ЕВРОПЕЙКИ
АЗИАТКИ
НЕГРИТЯНКИ
ЭКЗОТИКА
    
ТЕЛОСЛОЖЕНИЕ
ХУДОЩАВОЕ
СТРОЙНОЕ
АТЛЕТИЧЕСКОЕ
СРЕДНЕЕ
ПОЛНОЕ